Левое меню

Правое меню

  широкий выбор тут      https://legkopol.ru/catalog/kovrolin/kommercheskij/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вам нужно изрядно перепачкаться, чтобы выглядеть как скотовод, – возразил Мэтт. – Пойдемте. Я покажу вам сарай.
– Вот здорово! – обрадовалась Мелисса. – Мы увидим котят.
– Девочкам не разрешают удаляться от дома без взрослых, – наставлял Мэтт свою новую домработницу. – Вокруг слишком много техники, слишком много животных. Пусть играют только на переднем дворе.
– Там, где качели, – сказала Эмма.
– Да. Мои люди приезжают и уезжают на грузовиках, мотоциклах и верхом. Во время работы они не обязаны думать о моих детях. В домики для отдыха женщины не допускаются. Если вам нужно кого-то вызвать оттуда, пользуйтесь телефоном. Список с номерами на кухне у телефонного аппарата. Мужчины имеют право побыть одни.
– Я понимаю. Место женщин и детей в доме, для которого они и созданы.
Мэтт не сумел бы выразиться лучше, хотя и подозревал, что она над ним насмехается.
– Да. Довольно несложно запомнить.
– Совсем несложно, – согласилась она. – Я не буду путаться у вас под ногами и попадаться на глаза вашей тетушке.
Мэтт посмотрел сверху вниз на женщину, которая отвечала ему выпадом на выпад.
– Знаете, она это переживет. Она может даже счесть это забавным.
– Вряд ли. – Эмма взглянула на него снизу вверх. – Меня не уволят из-за этого?
– Вы споткнулись о ногу Мелиссы, только и всего. Просто несчастный случай. – «Несчастный случай». Как он ненавидит эту фразу, и вот вам пожалуйста – сам же и произносит ее. – К тому времени, как Рут выстирает платье, она обо всем забудет.
– Вряд ли вы сами в это верите.
Да, он действительно в это не верил, но ему не хотелось, чтобы Эмма оставила работу в первый же день. Он нуждался в ней, и неважно, что из нее никудышный повар. И потом, она лучше чем ничего, а он готов смотреть сквозь пальцы на кое-какие недостатки.
Они добрались до сарая, примыкавшего вплотную к самому большому амбару.
– Вот то, что мы называем главным амбаром. – Он указал на север. – Малый амбар вон там среди сараев. Их мы используем, когда коровы телятся и когда надо оказать ветеринарную помощь.
– А там что? – Эмма указала на группу строений.
– В одном доме живет Рут, в других – сезонные рабочие, а в том ночую я, когда нет времени почиститься и вернуться домой. Например, в сезон отела. Там у меня и пункт связи с метеостанцией.
– Важное место, – сказала она, держа за руку Мелиссу. Марта протиснулась между ними:
– Можно нам сначала покататься на тракторе?
– Да, золотце. Подожди здесь, а я заведу его.
Старая машина, рычащая, как зверь, была у него с давних пор, однако двигатель еще не выработался, только сцепление барахлило. Он укрепил прицеп с сеном и помог четырем дамам вскарабкаться наверх.
– Держитесь крепче, – велел он им. – Эмма, не разрешайте Макки приближаться к краю.
Она усадила ребенка к себе на колени и обвила руками. Убедившись, что все готовы, Мэтт повел трактор по дороге к дальним строениям. Они помахали Бобби, который вышел из домика для отдыха, чтобы достать из своего пикапа очередную сумку с провизией, обошли вокруг малого амбара и направились к холму. Мэтт решил, что следует показать Эмме песчаные холмы. Пусть увидит, что это за край, где она приземлилась. Пастбища с золотистыми травами, которые колышет ветер. Тут и там бродят со своими телятами коровы… Мэтт сбросил скорость и обернулся к пассажирам.
– Осторожно, здесь водятся гремучие змеи, – сказал он и заметил, как побледнела Эмма. – Мы не сойдем с прицепа, – обещала она, поджимая ноги. – Мы будем смотреть отсюда. Верно, Макки?
Макки кивнула.
Он повез их мимо холма, мимо кладбища, где покоились несколько его предков. Грохот трактора, по счастью, не дал ему перекинуться и словом со своими спутницами. Когда Мэтт отвез их назад к амбару, его переполняли невысказанные чувства.
Девочки ловко спрыгнули с прицепа, а вот Эмма оперлась на его руку так, будто он пригласил ее на бальный танец, и, конечно же, упала на него.
– Ой! – воскликнула она. – Извините. Эти новые кроссовки…
– Все в порядке, – вымолвил он в ответ, хотя прикосновение обожгло его.
Ее груди мягко уперлись в его грудь, а бедра волнующе коснулись его живота и ног. Он опустил взгляд на ее обувь: – Им недолго оставаться белыми.
Эмма пожала плечами и отступила на шаг. Мэтт приказал себе расслабиться.
– Они удобны, а это главное. – Она повернулась к девочкам: – Пойдемте, юные леди. Примем ванну перед ужином.
У него была какая-то недоделанная работа, но он не мог припомнить, какая именно. Он не имел права очаровываться ею. Тем более что она прекрасна в своей колдовской непосредственности: плачет неподдельными слезами, а детям радуется без фальши. Нет, он не должен очаровываться ею. Если он ищет жену, то выбирать надо из местных женщин. Женщин, которые знают, что такое жизнь, и не требуют, чтобы их мужья носили костюмы и галстуки, а работали с девяти до пяти.
Когда-то он уже сделал ошибку, женившись на подруге Стефани из Омахи. Женщине, которая умчалась от него без оглядки и разбилась насмерть на шоссе № 80 во время грозы.
Врачи спасли ребенка и оставили Мэтта одного с тремя дочками: новорожденным младенцем, крохой, едва научившейся ходить, и четырехлетней малышкой. Он был раздавлен горем – залогом бессонных ночей. Он в любом случае не смог бы уснуть из-за Макки, просыпавшейся через каждые четыре часа и требовавшей бутылочку с молоком.
Нет, ему нельзя иметь дело с этой городской женщиной, нельзя даже представлять себе, какова ее кожа на ощупь.
В следующий раз он будет практичнее в выборе, ведь девочкам нужна мать, а он нуждается… да… нуждается в женском участии.
Он не занимался сексом с тех пор, как зачал Маккензи. Он не ходил в бордели и вообще не делал в городе ничего такого, что могло бы стать предметом обсуждения и вызвать сплетни. Он не хочет, чтобы о нем судачили вокруг.
Что ж, ему нужна женщина. Но не надо было нанимать такую красавицу. Он становится рассеянным. Думает, о чем не надо.
Пожалуй, не помешает принять вновь холодный душ.
Проклятье, Рут права. Сейчас самое время для вторичной женитьбы. В округе несколько миловидных женщин. Подходящих женщин, которые знают, как жить с фермером, и знают, что новый трактор куда важнее нового фургона или поездки на Гавайи.
Мэтт повернулся и осмотрел своих четырех пассажирок, задержав пристальный взгляд на Эмме. Она смеялась вместе с его дочерьми. От этой леди трудно оторвать глаза, но фермерская жена из нее не выйдет.
* * *
Приближалось время ужина. Эмма стянула волосы за спиною в короткий конский хвостик и встала поближе к дверному проему, через который в гостиную поступал прохладный воздух. Несколько минут спустя ей предстояло уединиться на кухне и включить эту ужасную, пышущую жаром газовую плиту. Даже хуже – не просто включить, а что-нибудь на ней приготовить.
– Эмма!
Она обернулась и увидела Марту.
– Да?
– Что ты делаешь?
Она отошла от двери, где было так здорово стоять на прохладе, и подошла к Марте.
– Думаю об ужине.
– Мы могли бы съесть желе из концентрата, – сказала Марта. – Тетя Стефани делает много разных видов желе.
– А где живет тетя Стефани?
Хорошо бы по соседству, тогда у нее будет возможность воспользоваться ее рецептами и советами.
– Она живет в Омахе.
– Ого. – Далековато идти за поддержкой. – А как ты делаешь желе из концентрата?
– С водой, вот и все.
– Хорошо. – Поди догадайся, в коммерческих программах по телевизору приготовление желе из концентрата выглядело очень просто.
– Пойдем посмотрим, есть ли у нас желе. Оно в маленьких пакетиках, верно?
– Да. – Марта последовала за ней на кухню.
– Где Мел и Макки?
– Играют наверху.
Наверняка танцуют. После поездки на тракторе они выпили лимонада и решили надеть балетные туфельки и поупражняться в танце. Марта свои туфельки так и не снимала.
– Мне нравятся черные леггинсы, но в них не жарко?
Ребенок покачал головой.
– Я похожа на танцовщицу. Они всегда носят длинные футболки и леггинсы. В любую жару, им все равно. Я видела в книге.
– Неудивительно, что из меня не вышла хорошая балерина.
Эмма взглянула на часы. Ужин должен быть готов в шесть, то есть через час, а она не имеет представления, что приготовить на десерт. И не имеет представления, что готовить каждый вечер в течение двух ближайших недель.
– Ты умеешь танцевать, как балерина?
– Самую малость.
Каждая воспитанница академии мисс Китон брала уроки балета.
– Ух ты.
– Мы потанцуем позже, – пообещала она, надеясь вспомнить азы балетного танца. Балет, во всяком случае, куда веселее, чем стряпня на кухне. – А теперь нам нужно приготовить желе.
– Мне больше всего нравится апельсиновое.
Эмма провела ее на кухню.
– Что ж, давай надеяться, что у нас есть апельсиновое.
Они отыскали два пакетика с желе и, следуя инструкции, налили апельсиновую жидкость в суповые чаши и заморозили их. Все это время Марта без умолку щебетала о своих школьных делах, об отношениях между ее сверстниками-второклассниками, о том, что у учительницы скоро появится ребенок. Эмма прервала ее лишь однажды, спросив, что они обычно едят на ужин по воскресеньям.
– То, что остается от обеда, – сказала девочка.
Единственное, что осталось от обеда, шлепнулось на платье Рут, поэтому разогреть оставшиеся кусочки мяса не представляется возможным.
– Я думаю, что у нас ничего не осталось.
Марта уперла руки в бока:
– Ты не знаешь, как чего-нибудь приготовить?
– Конечно, знаю.
Она знала, как приготовить три варианта романтического ужина на двоих. Она умела делать яичницу-болтунью и сэндвичи с сыром, но ей гораздо лучше удавалось задумывать угощения, чем готовить их. Повару в доме Грейсонов жилось неплохо: миссис Латур получала хорошее жалованье с медицинской страховкой, имела свободный доступ к продовольственным запасам и месяц отдыха во Франции каждый год. Кухня была в ее полном ведении, и никто не вторгался туда против ее желания. Она вряд ли обрадовалась бы, если б ей предложили помощь в приготовлении желе из концентрата.
– Твой отец любит пасту?
Вопрос озадачил ребенка.
– Пасту, – повторила Эмили. – Так итальянцы называют изделия из пресного теста. Спагетти, лапшу, макароны.
Марта кивнула:
– Да, конечно. Охлажденные спагетти.
Слава Богу, в буфете имелись две пачки спагетти, а все необходимые приправы она видела в ящичках холодильника. На этот раз она не осрамится перед Мэттом Томсоном. Она намерена заслужить свое жалованье, потому что, когда с этой – первой в ее жизни – работой будет покончено, она уедет на месяц в Европу. Это следовало бы сделать сразу, хотя она смутно представляет, как бы жила в Париже без своих кредитных карточек.
Она подумала о своем странном договоре с фермером. Нет, пока она его не оставит. Да, Мэтт Томсон нуждается в ней. Нуждается в ее помощи. И наконец, она желает набраться опыта семейной жизни, а это, возможно, ее единственный шанс за долгое время узнать изнутри, что такое семья.
Она полагала раньше, что станет хорошей матерью. Хотела иметь детей, хотя Кен никогда не пылал особым желанием приумножить семью. Им руководили карьерные амбиции. Она знала, чего он ожидал от нее – играть роль хозяйки его дома, быть его достоянием и имуществом.
А теперь она ни то и ни другое. Теперь она Эмма Грей, которая не имеет даже возможности переодеться в вечернее платье для ужина.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
– Что это?
– Паста «Примавера», – возвестила Эмма, ставя тарелку перед Мэттом. – Одно из фирменных моих блюд.
В действительности это было одно-единственное ее фирменное блюдо, но она не собиралась ему об этом рассказывать. Ему необязательно знать, что она всегда жила в доме, где имелся свой собственный повар.
– Вижу. – Он ткнул в содержимое тарелки вилкой. – А где мясо?
– Это овощное блюдо. – Поверх спагетти она накрошила в изобилии кубики капусты-брокколи и моркови для супа-жульен. – Марта помогала мне его готовить.
– Вот как, – сказал он, кинув изучающий взгляд на свою старшую дочь. – В чем же была твоя помощь?
– Я мыла овощи, – ответила та. – А еще нашла спагетти и накрыла на стол. Эмма обнесла всех девочек тарелками с едой. – Надеюсь, вам понравится.
– Еще мы приготовили сюрприз на десерт, – прошептала Марта, наклонившись вперед. – Ни за что не догадаешься какой.
– Даже пытаться не стану, – сказал отец.
– Вкуснее было бы со свеженатертым пармезаном, но все, что я смогла найти, – вот эту баночку. – Эмма посыпала сыр из банки на спагетти девочкам и вручила банку Мэтту, прежде чем сесть. – Леди, положите салфетки к себе на колени, пожалуйста. Девочки покорно сделали так, как она велела. Мэтт сначала скользнул взглядом по Мелиссе и Маккензи, а потом всмотрелся в них пристальнее:
– Что такое на вас надето?
– Балетные купальники.
– Им очень хотелось обновить свои новые балетные туфельки… – вступилась Эмма. Он взглянул на нее хмуро:
– На них надеты мои нижние рубашки.
– Они сказали, что ты не будешь возражать.
Он кашлянул:
– В следующий раз, девочки, обязательно спросите разрешения.
Они невозмутимо кивнули головками. Некоторое время все четыре отпрыска семейства Томсон созерцали в тишине спагетти под овощами.
– Вам не нравится?
У Эммы обмерло сердце. Она рассчитывала, что работодатель будет в восторге.
– Не в этом дело. – Мэтт наткнул кубик брокколи на вилку и стал наматывать на нее спагетти. – Просто я никогда не пробовал такого раньше. – Он улыбнулся ей, чтобы, как она надеялась, успокоить. Он нечасто улыбался, поэтому его улыбки была добрым знаком. – Это хорошо выглядит. По-настоящему красочно.
– Мы оставили место для Рут. – Разумеется, оно пустовало. – Думаю, я отпугнула ее надолго.
– Она обычно не появляется здесь вечерами, – заверил ее Мэтт. – Ей нравится смотреть новости и болтать с Дэном Рафером.
– Она смотрит «Колесо Фортуны», – пискнула Мелисса. – Мы все смотрим. Вэнна – милашка.
– Нельзя смотреть телевизор допоздна, когда завтра в школу, – сказал отец девочек и обратил взор на Эмму. – Завтра мы собираемся на городской праздник. Будем рады взять вас с собой, если хотите. Там многолюдно, но всегда найдется местечко еще для одного. Доходы идут в общую копилку.
Она едва не забыла о затянувшихся выходных и праздничном понедельнике. В понедельник она с молодым мужем должна была уехать в Париж в трехдневное свадебное путешествие. Растянуть путешествие – отнять время у предвыборной кампании, сократить его – вызвать у Кена озабоченность политикой и своей карьерой. Так объяснял ее отец.
– Спасибо за приглашение, но, думаю, я останусь здесь.
– Вам следует взять выходной, – настаивал он. – Сегодня вы проработали весь день.
– Город далеко отсюда?
– До Блиндона около пятнадцати минут езды на север. Он маленький, но там есть всего понемногу: бакалея, доктор, продуктовые лавки, универмаг. В Блиндоне девочки ходят в школу.
– А кафе! – напомнила ему Марта. – С самыми лучшими в мире взбитыми сливками с шоколадом.
Эмма подняла брови в комическом ужасе:
– Лучше, чем в «Бабушкином угощении» в Линкольне?
– Она права. Вам следует поесть с нами, а я заодно покажу вам, где детский сад Макки. Если вы составите список бакалейных товаров, мы можем их купить попутно в городе.
– Бакалейных товаров?
Теперь Эмма понимала, что зашла слишком далеко. Следующей услугой, которую он от нее потребует, будет замена шин на его фургоне.
– Вы заглядывали в кладовую узнать, что вам нужно?
Ей нужен повар. Ей нужна служанка. И ей нужна пара таблеток аспирина.
– Хм, нет пока. Я сделаю это сегодня вечером.
Сразу перед тем, как попросить Паулу о помощи.
– Мы тронемся в час, – сказал Мэтт, будто планы на завтра уже утрясены. Он опустил глаза на свою тарелку и вздохнул. – Было бы, конечно, здорово, если бы сюда добавить немного мяса.
– Ты представляешь, что здесь происходит?
Эмма вытянула телефонный шнур и подтащила к стене кухонный стул.
– Нет, Паула, совершенно не представляю. Я была очень занята, и ты никогда не поверишь…
– Прочти газету! – крикнула ее подруга. – Твое имя попало в бульварную печать, а твой отец заперся в доме и избегает делать заявления перед прессой, только твердит, что ты больна и что он молит Бога о твоем скорейшем выздоровлении.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 https://plitkaoboi.ru/oboi/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/lars-ceramica/antica-129791-collection/ 

 карниз для асимметричной ванны