Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/azori/valkiriya-177757-collection/      https://legkopol.ru/catalog/kovrolin/krasnyj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Демьянова Валентина

Пиковый интерес


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Пиковый интерес автора, которого зовут Демьянова Валентина. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Пиковый интерес в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Демьянова Валентина - Пиковый интерес, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пиковый интерес равен 210.36 KB

Демьянова Валентина - Пиковый интерес - скачать бесплатную электронную книгу



Демьянова Валентина
Пиковый интерес
Валентина Демьянова
Пиковый Интерес
Глава 1
Не успела я шагнуть из лифта на лестничную площадку, как услышала надрывающийся за дверью телефон. Так как это была м о я дверь и за ней звонил м о й телефон, то я поспешно швырнула вещи к ногам и полезла в сумку за ключами. Вообще-то, назвать тот объемистый кожанный кошель, что висел у меня на плече, дамской сумкой мог человек только с очень богатым воображением, я же называла его "торбой".
Я нервно шарила в недрах необъятной торбы, выуживая из ее бездонной глубины на свет Божий то пачку сигарет, то чьи-то потертые визитки, то авторучку, то тюбик помады. В результате поисков было обнаружено много полезных и даже неожиданных вещей, но только не ключи. А телефон не замолкал.
Интересно, кому там неймется? Чужой человек давно положил бы трубку, друзья знают, что я уехала на несколько дней и звонить не будут, значит кто- то из родственников. Родственников у меня всего двое : дед и брат. Деда я предупредила, что буду в отъезде, да и не стал бы он так бесцеремонно названивать, а вот Олег всегда отличался необыкновенной настырливостью и непоколебимой уверенностью, что его проблемы самые важные. Значит, если кто и обрывал сейчас телефон, так только он.
Где же все-таки эти чертовы ключи? Могли они потеряться? Попыталась вспомнить свой отъезд в командировку. Здорово опаздывая, как , впрочем, и всегда, из подъезда я вылетела пулей и ключи были зажаты у меня в кулаке. Это точно. Но вот потом... А телефон за дверью продолжал надрываться.
Я присела на корточки, опрокинула сумку и вывалила ее содержимое прямо на пол лестничной площадки. У ног образовалась внушительная гора хлама, который я имею обыкновение таскать с собой. Сколько раз предпринимались попытки навести порядок в этой сумке! Увы, безрезультатно! Просмотривая в очередной раз накопившиеся залежи, я неизменно приходила к выводу, что каждая из этих вещиц мне крайне необходима и, тягостно вздыхая, запихивала эти милые моему сердцу штучки назад в торбу, обещая себе, что когда-нибудь потом наберусь мужества и обязательно расстанусь хотя бы с частью из них. Звонки за дверью не замолкали.
Злополучные ключи красовались на самом верху, нагло высовываясь из под обложки толстой записной книжки. Я торопливо сгребла свое добро назад в сумку и кинулась к двери. Неверной рукой попыталась попасть ключом в замочную скважину, но промахнулась. Только после третьей попытки ключ, наконец, повернулся, замок щелкнул и я ворвалась в прихожую, волоча за собой сумки. Оставив их прямо на полу около двери, я бросилась к телефону и в ту же минуту в трубке зазвучал раздраженный голос Олега:
- Где тебя носит? Почему не подходишь к телефону?
Все, как всегда! Ни тебе "здраствуй", ни тебе "извини". Полная уверенность в том, что я существую на этом свете только для того, чтобы в любое время суток моментально откликаться на звонки младшего брата и по первому же зову нестись сломя голову ему на выручку. Наверное, все дело в том, что в тот год, когда наши родители так нелепо погибли в автомобильной катастрофе, мне уже исполнилось 14 лет, а Олегу было только 5. Я была не по годам ответственным человеком, потому быстро поняла, что отныне все тяготы по воспитанию брата ложатся на мои плечи. Бабушка, которая всегда была опорой нашей семьи и заботилась о нас с братом, пока родители пропадали на работе, не смогла пережить гибели единственного сына и после года тяжелой болезни сошла в могилу. Других близких родственников, кроме старого деда, у нас не было, а все, что он мог сделать, это отдавать нам свою (прямо скажем, не маленькую) пенсию военного да нежно гладить меня по голове, когда в моменты отчаяния я горько рыдала, уткнувшись лицом ему в колени. Как я сейчас понимаю, мы с дедом оказались никудышними воспитателями. Он был слишком стар, чтобы заниматься воспитанием внука, а я слишком молода. Во мне было много любви к брату при полном отсутствии жизненного опыта, в результате вырос эгоист, озабоченный только собственной персоной и ни в грош не ставивший нас с дедом.
-Что ты там молчишь? Ты меня слышишь?
Степень раздражения в голосе брата достигла максимума: Олег не выносил невнимания к себе.
-Слышу, не кричи- неохотно отозвалась я.
-Я спрашиваю, где тебя носит? Почему до тебя невозможно дозвониться?-его голос дрожал от ярости.
-В командировке была. Я предупреждала деда, что меня не будет в Москве.
-Да, знаю я, знаю.-нетерпеливо перебил Олег.-Но ты должна была вернуться утром, а сейчас уже четыре!
-Пришлось задержаться. Знаешь, я все-таки работаю, в отличии от тебя!
Во мне начала закипать столь привычная в последннее время злость.
-Ой, ладно, кончай нудеть!-взвился Олег.- Лучше слушай сюда! У меня неприятности! Крупные! Срочно нужны деньги- десять тысяч!
Я почувствовала слабость в ногах и без сил опустилась на банкетку рядом с телефоном.
-Рублей?
-Каких рублей?! Ты что, больная?! Долларов! Зеленых!
-Ты с ума сошел или после вчерашней пьянки еще не оправился и потому совсем плох?- ласково поинтересовалась я.- Откуда у меня десять тысяч долларов? Для меня и тысяча сумасшедшие деньги!
-Ну, я не знаю... Придумай что-нибудь!
Брат по привычке пребывал в святой уверенности, что сестра может найти выход из любой сложной ситуацией и, как в детстве, с каждой проблемой бежал ко мне. Только теперь его проблемы были иными и мне все трудней было справляться с ними.
-Может подскажешь, что именно?- съехидничала я.
-Продай мамино золото!
Апломб в голосе брата намекал на наличие в семье, как минимум, шкатулки с фамильными драгоценностями, а на деле после мамы осталось лишь тонюсенкое колечко да пара сережек с крошечными рубинами, которыми я дорожила как памятью.
-Не смеши меня! Какое золото, Олег? Мамины украшения ничего не стоят. Их примут только как лом и уж точно не за десять тысяч.
-Ну так займи! У тебя полно знакомых с деньгами!- не сдавался брат.-Возьми у Антона, он тебе не откажет.
-Занимать не буду!- разозлилась я.- У меня нет привычки брать в долг без уверенности, что смогу отдать.
В голосе брата появились визгливые нотки:
-Ната, ты не понимаешь! Это очень серьезно! Деньги нужны срочно, иначе мне кранты! Ты же не хочешь, что б меня выловили из Москвы-реки с перерезанным горлом?
-Это ты, Олег, не понимаешь! Ты требуешь невозможного! У меня нет таких денег и взять их негде! И не надо меня пугать!-рявкнула я, собираясь повесить трубку.
Голос брата в трубке неожиданно исчез, вместо него зазвучал глуховатый басок деда:
-Наташенька, девочка моя, здравствуй!
-Здравствуй, дедуля!
На душе сразу стало тепло от родного голоса.
-Наташенька, тебе лучше приехать к нам. Я понимаю, ты только с дороги, устала, но дела обстоят неважно, надо переговорить.
Вот теперь я действительно испугалась. Дед, генерал авиации в отставке, крайне неодобрительно относился к образу жизни единственного внука. Он искренне не понимал, почему молодой человек, наделенный здоровьем и умом, категорически отказывается найти себе постоянную работу и десять месяцев в году сидит на шее у своих родных. Увлечение Олега сомнительными аферами, которые из-за отсутствия нужной хватки оборачивались бесконечными долгами, а так же его способность занимать деньги не отдавая, чрезвычайно огорчали деда и в минуты отчаяния он сурово корил себя за ту мягкость в воспитании, плоды которой мы сейчас и пожинали.
Внук был копией его горячо любимого сын: та же ямочка на подбородке, те же пронзительно-голубые глаза, те же густые светлые волосы. Даже непокорная прядь, постоянно падающая на глаза, напоминала ему рано ушедшего сына. Потеряв одного, он перенес всю свою любовь на другого, но, к сожалению, Олег унаследовал от отца только внешность, его порядочности и доброты ему не досталось. Последнее время дед, осознав бессмысленность всех попыток наставить внука на путь истиный, отошел в сторону и больше в его дела не вмешивался. Да и ослабел он здорово, все-таки ему шел 82 год и время брало свое! То, что он нарушил им же и установленное правило и попросил меня срочно приехать, наводило на тревожные размышления.
-Конечно, дедуля, я приеду. - поспешила заверить его я.-Ты только не волнуйся, я буду через полчаса, тут ехать-то всего ничего!
Бойкость и задор в голосе должны были продемонстрировать деду мою увереность в собственных силах и способность справится с любой проблемой. Успокоив его, как могла, я на оптимистической ноте закончила разговор и положила трубку. Бодрость тут же покинула меня, в мутном стекле старинного зеркала на стене прихожей отразилась совсем еще не старая, но уже очень усталая и издерганная женщина. Говорят, мы с Олегом очень похожи, но схожесть эта чисто внешняя. У него характер легкий и беззаботный. Он моментально забывает пережитые накануне неприятности и с азартом кидается в новые авантюры, что бы организовать себе новые проблемы. Меня же жизнь приучила к тому, что за любой необдуманный шаг приходиться расплачиваться. А так как мне постоянно приходится платить за необдуманные шаги своего брата, то сама я стараюсь их, по возможности, не совершать. Олег утверждает, что я ужасно правильная, скучная и нудная. Может со стороны так оно и выглядит, но я-то знаю, что семейный авантюризм присущ и мне. Просто у меня больше здравого смысла и он не позволяет этой фамильной черте проявиться во всей красе. Однако, времени разглядывать себя и придаваться печали не было, поэтому я швырнула в сумку права и покинула квартиру.
Моя старенькая "копейка" сиротливо жалась к забору в ряду с блестящими иномарками всех весовых и денежных категорий. Выглядела она на их фоне сиротски, одно счастье- у меня не болела голова по ночам, что на нее кто-нибудь позарится и угонит. Я вырулила со двора на Покровский бульвар и направилась в сторону Чистых прудов.
Приближался конец рабочего дня пятницы и машины шли по бульварному кольцу сплошным потоком. Служивый и коммерческий люд заканчивал трудовую неделю и стремился вырваться из душного, раскаленного знойным июньским солнцем центра в прохладу дач и садовых участков. Машина, весь день простоявшая на солнце, напоминала жарко натопленную печь, до предела опущенные стекла облегчения не приносили: над улицей висел плотный чад из выхлопных газов и испарений от разогретого асфальта. Нахально лавируя между нервно сигналящими машинами, я настырно пробивалась к театру "Современник". Благополучно миновав светофор на Покровке, счастливо избежав пробки в начале Чистопрудного, я, наконец, свернула на Макаренко и оказалась в районе своего детства. Раздраженный, гудящий поток машин остался за спиной, а меня обступила тишина московского переулка с его узкими тротуарами и редкими прохожими, неторопливо бредущими по своим неотложным делам. Я прибавила скорости, благо машин здесь было мало, пронеслась мимо дома бывших поликаторжан, свернула на Машкова и затормозила перед большим серым зданием. Толкнув тяжелую дверь, я ступила в мрачную прохладу подъезда и стала подниматься по истертым ступеням на второй этаж. Перед знакомой с детства высокой двустворчатой дверью я остановилась, достала из сумки зеркало и критическим взором оглядела себя. Вид утомленный, но достаточно уверенный и жизнеутверждающий, а что внутри все корчится от многолетней тоски и усталости, показывать совсем не обязательно. Меньше всего на свете мне сейчас хотелось расстраивать деда. Решительно тряхнув головой и отогнав ненужные мысли, я нажала кнопку звонка и прислушалась. Какое-то время за толстой дверью была тишина, потом послышались тяжелые шаркающие шаги, звякнула цепочка и в проеме двери возникла высокая сутулая фигура деда. Облаченный в вытертую домашнюю куртку, из-под которой виднелся ворот белоснежной рубашки, он был, как обычно, тщательно выбрит и распространял вокруг себя крепкий запах одеколона. Я нацепила на лицо свою самую жизнерадостную улыбку и бодро сказала:
- Привет, дедуля! Как ты тут поживаешь?
Он привычно поцеловал меня в подставленный лоб и отступил в сторону, пропуская в квартиру:
-Нормально! Проходи!
Я проследовала за ним в самый конец длинного, сплошь уставленного стеллажами с книгами, коридора и вошла в кабинет.
По правде говоря, кабинетом эта комната служила только до смерти бабушки, после ее кончины дед полность перебрался сюда и она стала местом его постоянного обитания. Все свое время он проводил за огромным двухтумбовым письменным столом. Если не просматривал газеты, то работал над своими мемуарами, конца-края которым не предвиделось, а если уставал писать, то просто сидел и перебирал бумаги и старые фотографии. Спал он здесь же, на кожаном диване со старомодными валиками по бокам и резной деревянной полочкой над головой.
Мне всегда нравилась эта комната с ее застоялым запахом книжной пыли, старой кожи и дедовского табака. В детстве я любила готовить уроки, устроившись с ногами в огромном потертом кресле и разложив учебники прямо на полу. Особенно уютно здесь было зимой, когда за окнами кружили хлопья мокрого снега, а от ранних сумерек в комнате стояла полутьма. На улице трещал мороз, а в кабинете было тепло и тихо, мерно тикали напольные часы в деревянном футляре, а старомодная настольная лампа, накрытая шелковой шалью с кистями вместо абажура, бросала круг желтого света на раскрытую на коленях книгу. Она очерчивала границу, отделяющую меня от остальной, тонущей в темноте, комнаты, создавала иллюзию безопасности и защищенности от тех бурь и бед, которые подстерегали меня за пределами этого магического круга. Иногда в кабинет неслышно заходила бабушка, принося с собой из кухни запах ванили и корицы и добродушно ворчала, что я занимаюсь не по-людски, а мне было так покойно и уютно!
Я привычно плюхнулась в кресло и посмотрела на деда. Показалось, что за время моего отсутствия он постарел еще больше. Лицо осунулось, а суконная куртка висела на нем, как на вешалке.
Стараясь избежать гнетущей тишины, я бодрым голосом спросила:
-А где Олег?
-В туалете- неодобрительно хмыкнул дед.-Видно, от страха у него медвежья болезнь приключилась. Весь день с толчка не слазит.
-Он, что, давно здесь?-насторожилась я.
-С утра-тяжело вздохнул дед.
Он немного помолчал, а потом через силу продолжил:
- Наташенька, видно плохи его дела. Явился ни свет, ни заря, весь избитый, дерганный.
Дверь за моей спиной распахнулась, заскрипел рассохшийся паркет и в комнату вошел Олег. Не говоря ни слова, он прошел к дивану и тяжело опустился на него, старые пружины при этом прогнулись и натужно захрипели в знак протеста. Когда хрип затих, в комнате повисло тягостное молчание. Брат сидел сгорбившись, безвольно опустив плечи и судорожно сцепив руки перед собой. Скулу его украшал синяк впечатляющего размера и замысловатой расцветки. Он невидяще смотрел перед собой и, похоже, говорить не собирался. Сердце мое сжалось от жалости к нему, но я взяла себя в руки и деловито спросила:
-Ну, что там случилось?
Не поднимая глаз, Олег монотонно проговорил:
-Я тебе все объяснил по телефону. Мне нужны деньги. Десять тысяч долларов, причем срочно.
-Ага-понимающе кивнула я.- А срочно-это когда?
-Сегодня вечером-упавшим голосом проговорил Олег.
-С ума сошел!- ахнула я.
-Сошел, не сошел! Какая разница?-взорвался брат, моментально выходя из ступора. - Если я не верну сегодня долг, мне завтра яйца оторвут. Эти ребята шутить не умеют. Вчера они нашли меня у Галки, отметелили и сказали, что это последнее предупреждение. Сегодня вечером нужно вернуть всю сумму.
Я ошарашенно молчала, стараясь переварить свалившуюся на меня информацию. Размер долга впечатлял. Даже меня, привыкшую к непутевой жизни брата, названная цифра потрясла. Олег и раньше попадал в подобные ситуации, но суммы были куда как скромнее и я могла их покрывать или из наших с дедом сэкономленных денег, или продав букинистам очередной книжный раритет.
-Откуда взялась такая сумма?-подал голос дед.
-Долг.-неохотно ответил Олег.
-Ты задолжал десять тысяч долларов?-изумилась я.- Как ты умудрился?

Демьянова Валентина - Пиковый интерес => читать книгу далее


Надеемся, что книга Пиковый интерес автора Демьянова Валентина вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Пиковый интерес своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Демьянова Валентина - Пиковый интерес.
Ключевые слова страницы: Пиковый интерес; Демьянова Валентина, скачать, читать, книга и бесплатно
 керамогранит hexatile 
 бригантина фото 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevye-ograzhdeniya/iz-stekla-bez-poddona/