Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/kerama-marazzi/letnij-sad-10186528-collection/      https://legkopol.ru/catalog/rasprodazha/linoleum/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она понимала, что ей предстоит приложить немало усилий, чтобы склонить на свою сторону Милтона Фарадея и доказать, что оптимальным является именно ее план. При этом поддержка остальных участников совещания была чрезвычайно важна. Вот почему Меган, какое-то время оставаясь в тени, предпочла дать возможность высказаться всем присутствующим.
Она молча и с должным уважением выслушивала всех, кто выдвигал свои идеи относительно нового торгового центра. Как и предполагала Меган, дело кончилось чуть не потасовкой, настолько каждый был уверен в собственной правоте. А вот теперь настал ее час. Лишь дождавшись, когда коллеги угомонились, а Милтон Фарадей начал проявлять явные признаки нетерпения, Меган почувствовала, что готова изложить суть своего проекта, который, если быть точнее, являлся плодом коллективных усилий сотрудников возглавляемого ею отдела.
За долгие годы работы в фирме Меган вполне усвоила правила игры. Даже Милтон Фарадей, хоть и не всегда охотно, прислушивался к ее мнению и считался с ним, отдавая должное деловой хватке и компетентности Меган, особенно в том, что касалось организации работы и снижения производственных затрат.
После того как она в деталях изложила план, как всегда оригинальный и новаторский, Милтон Фарадей обнародовал свой вердикт. Первым делом он объявил, что не станет принимать решение вот так, с кондачка, а хорошенько все обдумает. А ей, Меган, тем временем поручалось «прощупать» настроение архитектора и подрядчика и постараться убедить их, что лучше фирмы «Фарадей интериерс» им просто не найти.
– Вам без труда удастся это сделать, – ехидно добавил Фарадей. – Всем давно известно, что мужчины не могут устоять перед вашими чарами.
Меган и ухом не повела в ответ на эту колкость, а смех собравшихся, на ее взгляд, был и вовсе неуместен. Напротив, она совершенно серьезно и со сдержанным достоинством поблагодарила шефа, словно он и вправду сказал ей комплимент, и заверила, что сделает все, что в ее силах. Однако, вернувшись к себе в кабинет, она рухнула в кресло, чувствуя усталость и раздражение. Когда же эти, в конце концов, непробиваемые, ограниченные люди будут воспринимать ее всерьез? Неужели ее удел – делать два шага вперед и один – назад?
В дверях показалась рыжеволосая головка Джин. Глаза секретарши смотрели на Меган с непритворной симпатией.
– Трудно плыть в соляной кислоте, а, подружка?
– Верно. Ну ничего!
– Сделать тебе кофе, пока я еще не ушла?
– Это было бы отлично! Хотя нет, я сделаю сама. Не заставляй Брайана ждать.
– А как же ты? Тони заедет за тобой?
– Нет, он сегодня поздно. У него ежегодное совещание руководителей отрасли. А это, наверное, до ночи. Так что я поеду на своей машине.
– Вид у тебя, надо сказать, неважный! Постарайся хотя бы в выходные отдохнуть…
– Непременно. Хотя столько дел… Надо кое-что купить, отвезти Алекса к ветеринару – ему пора делать прививку от бешенства. Да, ты не забыла, что обещала помочь мне выбрать обои для гостиной? Я жду тебя завтра в двенадцать, идет?
– Ладно. Хотя, честно говоря, не понимаю, какой от меня толк, – с сомнением произнесла Джин и, поколебавшись, спросила: – Кажется, в выходные у вас какое-то семейное торжество?
– Да, в воскресенье. День рождения мамы Сабеллы.
– Теперь это называется отдыхом!
– Ну, сегодня-то мы никуда не идем. Я попросила Оливию разморозить бифштексы, сделать салат и охладить бутылку шампанского. У меня грандиозные планы – провести этот вечер с Тони. Милый, скромный семейный ужин вдвоем.
– Угу. А потом можно запланировать и кое-что еще, – с понимающим видом добавила Джин.
– Почему бы нет? – лукаво улыбнулась Меган. – Тебе-то небось завидно? Так и скажи!
– Еще чего! А хочешь, расскажу, как проведу этот чудный вечер я? Буду любоваться своим якобы сексуальным муженьком, а он вперится в телевизор, получая удовольствие от какой-нибудь спортивной передачи. И если мне повезет, я затащу его в постель до того, как он уснет у ящика!
Джин взглянула на часы и ойкнула:
– Пора бежать! Брайан ждать не любит. Будет потом меня всю дорогу пилить. Удовольствие ниже среднего!
Она помахала рукой и умчалась. Решив, что обойдется без кофе, Меган надела жакет, висевший в комнатушке, примыкавшей к кабинету – одно из преимуществ ее теперешнего положения в фирме, – и на минуту задержалась, обводя взглядом свое просторное обиталище. Она любила эти вечерние спокойные часы, когда офис замирал, а все сотрудники расходились по домам.
Меган было чем гордиться. Кабинет, занять который ей предложили недавно, она отделала по собственному вкусу, сообразуясь при этом со своей внешностью, и не из тщеславия, а чтобы продемонстрировать посетителям – они же потенциальные заказчики – свои оформительские таланты.
Весь он был выдержан в одной цветовой гамме, от бледно-янтарных штор до темно-бронзового ковра, и как нельзя лучше подходил к «окраске» самой Меган, а мебель намеренно меньших по сравнению со стандартом размеров скрадывала ее собственную миниатюрность. Тщательно подобранные картины и гравюры, висевшие на стенах, создавали ощущение жизненной теплоты и редко кого из посетителей оставляли равнодушными.
Как правило, они тут же высказывали намерение обзавестись такими же для собственных кабинетов. В этом случае Меган, сияя лучезарной улыбкой, с готовностью преподносила понравившуюся картину в подарок, а на ее место на следующий день вешала новую. Такая щедрость, ставшая ее своеобразной визитной карточкой, приносила ей неплохие дивиденды. Милтон Фарадей считал, что при этом она в очередной раз проявляет деловую хватку, однако сама Меган полагала, что ведет себя так, продолжая извечный мысленный спор с теткой, которая за всю свою жизнь ни разу никому не сделала даже пустякового подарка.
Очнувшись от дум, Меган встала, выключила свет и вышла из кабинета. В ожидании лифта она постаралась выбросить из головы служебные проблемы и сконцентрироваться на сегодняшнем вечере – ритуал, который неизменно повторяется в конце каждого рабочего дня.
Выведя из подземного гаража свою машину – черную «Ауди», – Меган направилась к себе, в графство Марин – район Сан-Франциско, раскинувшийся на северном берегу залива.
Миновав мост Золотые Ворота, она окинула взглядом город, нежившийся в неярких лучах позднего октябрьского солнца. «Как же я люблю Сан-Франциско!» – невольно подумала Меган и тут же сказала себе «стоп!». Такая восторженность свойственна лишь провинциалам. А среди жителей мегаполиса почему-то принято жаловаться на его недостатки и с ностальгией вспоминать прошлые золотые деньки.
«Ну и пусть. Возможно, во мне глубоко сидит неуверенность в себе», – заключила Меган, перестраиваясь в правый ряд, чтобы свернуть к Милл-Вэлли.
Когда они с Тони еще только выбирали себе дом, их внимание сразу привлек крошечный городок, скромно прятавшийся в тени величественной горы Тамалпайс. Он умилял не только своим немного старомодным названием. Он был благословенным оазисом зелени в двух шагах от шумного, запыленного города – настоящая редкость в наши дни.
Миновав деловой центр Милл-Вэлли, Меган подумала, что, поскольку сегодня Тони задержится, у нее есть время принять душ, причесаться и одеться так, как больше всего нравится Тони, – романтично и одновременно вызывающе. Они поужинают при свете камина, выпьют шампанского, а потом займутся любовью здесь же, перед камином, отмечая седьмую годовщину точно такой же ночи…
А ты сгорай от зависти, Джин!
Меган улыбнулась про себя. Интересно, что сказала бы Джин, если бы узнала, что праздновать они будут не седьмую годовщину свадьбы – она состоялась в ноябре, – а семь лет с той ночи, когда впервые были вместе?..
Еще через мгновение другие мысли мигом стерли улыбку с ее лица, растревожив душу.
Что сказала бы Джин, безмятежно уверенная в своем муже, если бы узнала, что даже после семи лет брака она, Меган, все еще смертельно боится, что в один далеко не прекрасный день Тони ее бросит?..
Глава 2
Меган познакомилась с Тони на второй год ее пребывания в Сан-Франциско, когда ее только что взяли на должность помощника декоратора в фирме «Фарадей интериерс». Она редко принимала приглашения на вечеринки, но неустроенность личной жизни, уже начинавшая слегка тревожить Меган, заставила ее согласиться прийти на торжество, которое кто-то из коллег устраивал в честь дня рождения своей жены.
Предполагалось, что Меган может явиться туда в сопровождении любого мужчины по своему выбору, но она предпочла пойти одна. Уже через полчаса она подумывала о том, как бы потихоньку сбежать оттуда.
Квартира, где проходило торжество, располагалась в высотном здании на Ноб-Хилл и была битком набита людьми, с большинством из которых Меган даже не была знакома. Шумные разговоры, беспорядочные перемещения гостей, жар разгоряченных тел – все это придавало вечеринке сходство с ночным кошмаром, а густой дым, клубами висевший под потолком, не давал возможности свободно дышать. В довершение всего по плотоядным взглядам мужчин Меган поняла, что напрасно оделась так вызывающе.
Еще в самом начале своей карьеры она твердо решила, что будет придерживаться одного правила – никогда не одеваться на работу броско и вызывающе. Та же неуверенность в себе, которая заставила ее принять приглашение, подсказала, что в данном случае лучше надеть платье для коктейля – единственный наряд такого рода в гардеробе Меган. И вот теперь она пожинала плоды собственной смелости. Шелковое платье цвета кофе с молоком сидело на ней как влитое, тесно облегая высокую округлую грудь, подчеркивая тонкую талию и роскошные бедра.
Избавившись от очередного слишком настойчивого поклонника, Меган уединилась в углу и с облегчением опустилась в плетеное кресло. К счастью, здесь ее никто не замечал – по крайней мере пока. Наблюдая за чрезмерно оживленными гостями, чьи воспаленные лица снова напомнили ей кошмарный сон, Меган чувствовала странную отстраненность от всего происходящего, словно вокруг нее никого не было.
Робкая Меган этому радовалась. Другая же Меган, та, что всегда страдала от одиночества, изо всех сил жаждала развлечений, которым с такой страстью предавались присутствующие. Это чувствовалось по их громким оживленным голосам, неуемному поглощению напитков всевозможных сортов и жадности, с которой они набрасывались на бутерброды и тарталетки.
В тот момент, когда Меган твердо решила, что пора найти хозяйку, чтобы попрощаться и под благовидным предлогом сбежать, она увидела Тони.
Очевидно, он только что пришел. По его виду чувствовалось, что он здесь как рыба в воде. Внезапно Меган ощутила укол зависти. Кто-то из присутствующих заметил Тони и шумно его поприветствовал. В ответ он улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой. И тут в душе Меган что-то дрогнуло, словно пустота и одиночество, только что терзавшие ее, внезапно непостижимым образом отступили. Неизвестно почему, но в этот самый момент Тони вдруг обернулся и посмотрел Меган прямо в глаза.
Он был на голову выше человека, с которым разговаривал, но главное заключалось вовсе не в том, хотя Меган и сразу отметила, как он красив. Невидимая связь, тут же установившаяся между ними, – вот что поразило ее. Наверное, она была настолько уязвима в своем одиночестве, что не могла не почувствовать благодарности к незнакомцу, самим фактом своего прихода изменившему ее настроение. Более того, Меган почему-то была уверена, что Тони тоже это чувствует. Поэтому она ничуть не удивилась, когда заметила, что он, отделавшись наконец от своего докучливого собеседника, направился к ней, с трудом прокладывая дорогу в толпе гостей. По пути его не раз останавливали – очевидно, он был здесь весьма популярной фигурой. А Меган терпеливо ждала, уверенная, что рано или поздно этот незнакомец подойдет к ней.
– Между прочим, парня, на которого ты так неприлично уставилась, зовут Тони Сабелла, – раздался вдруг за спиной у Меган насмешливый голос хозяйки.
Она была так поглощена созерцанием незнакомца, что даже не заметила, как та к ней подошла.
– По-моему, он пробирается сюда.
– А кто он? – спросила Меган, не сводя глаз с Тони.
– Из молодых да ранних. Вовсю карабкается по служебной лестнице. Поговаривают, что дочка шефа от него без ума.
Меган удивленно обернулась:
– Дочь мистера Фарадея? А я и не знала, что у него есть дети.
– Нет-нет. Я имею в виду дочь мистера Ларкина, президента компании «Ларкин бэнкс». Мой муж работает у него.
– Они что, помолвлены?
– Пока нет, но все идет к тому. Малютка Коринна умеет добиваться того, что хочет, а на этот раз она явно хочет Тони.
– Поэтому он и добился. Этим и объясняется его успех в карьере?
– Господи, нет, конечно! В такой помощи он не нуждается. Но Коринна Ларкин, похоже, считает его своей собственностью. Мне так кажется.
На языке у Меган вертелся по меньшей мере десяток вопросов, только задать их она не успела – как раз в этот момент к ним подошел Тони. Улыбка смягчала несколько жесткие черты лица и делала его настоящим красавцем. Он видел, что нравится ей. Как только хозяйка их познакомила и, пробормотав что-то насчет напитков, требующих ее внимания, удалилась, Тони лишь молча воззрился на Меган, не произнося ни слова. Он перестал улыбаться, а по его немного странному выражению лица Меган поняла, что и она произвела на него впечатление.
Она ничуть не удивилась, когда Тони властно взял ее под локоть, помог встать с кресла и тоном более резким, чем того требовали правила приличия, произнес:
– Пойдемте отсюда. Мне надо с вами поговорить.
Позднее Меган с трудом могла припомнить, как оделась и ушла с вечеринки. Она лишь молча повиновалась Тони, послушно следуя за ним через толпу гостей. Даже если их внезапный уход и вызвал какие-то насмешливые многозначительные взгляды, она ничего не заметила. Единственное, что сейчас было для нее важно, – мужчина, шедший рядом с ней и поддерживавший под локоть.
Они гуляли несколько часов, бросив где-то машину Тони. Зашли в небольшой бар, чтобы выпить, но даже необычно крепкий вкус бренди не вырвал Меган из мечтательного состояния. Потом они пили кофе в рыбацком кафе у пристани, пили не спеша и все время говорили, как будто только что поняли, что умеют это делать.
Меган, всегда неохотно рассказывавшая о себе, вдруг без смущения поведала о том, как училась в колледже дизайна в Нью-Йорке, о своей работе, и даже, к собственному удивлению, добавила, что приехала в Сан-Франциско из Сакраменто и что, поскольку мать ее рано умерла, она воспитывалась у тетки.
В ответ Тони сообщил, что всю жизнь прожил в Сан-Франциско, что его большая семья, итальянцы-иммигранты, до сих пор живет на берегу залива. Выяснилось, что он окончил местный колледж по специальности «деловое администрирование», а недавно его перевели с должности управляющего небольшим отделением банка на престижную работу в главный офис компании на Нью-Монтгомери-стрит.
Все это время Меган чувствовала, что он как бы ласкает ее и взглядом, и голосом.
Лишь поздно ночью он проводил ее домой. В вестибюле многоквартирного дома, где жила Меган, Тони не спросил, можно ли к ней зайти, а неожиданно привлек к себе и поцеловал. При этом Меган ощутила, как что-то в душе ее дрогнуло, и поняла, что пропала.
Наконец Тони отпустил ее.
– Как насчет завтра? – спросил он. – Пообедаешь со мной?
Меган без колебаний кивнула, хотя прекрасно помнила, что будет занята весь день, до ночи.
– Хорошо, до завтра, – как эхо повторила она.
– В Сосалито есть один старомодный, но очень милый отель с видом на гавань. В ресторане отеля прекрасно готовят, и народу там бывает мало, так что мы сможем поговорить. Давай сделаем так: я подхвачу тебя после работы, и мы объедем вокруг залива, а потом пообедаем.
– Звучит чудесно! – с готовностью отозвалась Меган.
После его ухода она поднялась наверх, сняла злосчастное платье, повесила его в шкаф и облачилась в домашний халат. Потом приступила к ежевечернему ритуалу – почистила зубы, проверила, надежно ли закрыты окна и двери, – в общем, вела себя так, словно не произошло ничего особенного. На самом же деле Меган просто убивала время, считая часы, оставшиеся до встречи с Тони.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
 купить кухонную плитку для фартука на кухню рекомендуем этот сайт  
 https://plitkaoboi.ru/plitka/uralkeramika/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/installyatcii/grohe-rapid-sl-38772001-45883/