Левое меню

Правое меню

  огромный выбор      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Пусть это вас не смущает, - говорю я. - В экстренных случаях мы имеем право беспокоить свидетелей в ночное время.
- Да-да. - "Водион" рассеянно смотрит куда-то поверх моей головы, скорей всего на свое собственное отражение в зеркале. - Случай безусловно экстренный...
- Итак, Родион Романович? Меня интересует, при каких обстоятельствах произошла ваша ссора с Виталием Рубиным.
- С усопшим? - уточняет Лисневский и чешет висок длинным ногтем указательного пальца. - Собственно, ссора ли это? Он действительно вел себя вызывающе. Оскорбил Тенгиза, назвал меня мошенником, но, согласитесь, не вызывать же мне его на дуэль, а драться по такому поводу интеллигентному человеку просто глупо. К тому же мы с ним в разных весовых категориях.
- Так и не выяснили отношений?
- После игры я его не видел. Вас, кажется, интересует именно это? В девять я вернулся к себе в купе. Там застал семейную сцену. Я, признаться, не любитель острых ощущений, поэтому попросил проводника перевести меня в свободное купе, что он и сделал. Милейший человек. Далее: я перешел во второе купе, побаловался чайком и лег спать.
- В котором часу баловались?
- Увы, не засек. - Он разводит руками. - Не имею привычки.
- Когда проводник убирал стаканы, вы уже спали?
- Ах да, совсем упустил. После чая я решил совершить нечто вроде вечернего моциона. Зашел к проводнику, поболтал с ним, так сказать, на вольные темы, а уж потом пошел к себе.
- Рубина, конечно, не видели?
- Только мельком. - Лисневский изящным щелчком сбивает невидимую пылинку с лацкана пиджака. - Он направлялся к себе, но, откровенно говоря, у меня не было ни малейшего желания общаться с этим типом.
- Кто, кроме вас, играл в карты?
- Рубин, Эрих и Тенгиз.
- А кто присутствовал при этом?
- Квасков и мой сосед Жохов.
- В каком купе едет Квасков?
- Володя? В пятом
- Скажите, Родион Романович, почему вы не пошли вместе со всеми в ресторан?
- Я, знаете ли, поиздержался за время отпуска. В настоящее время, что называется, стеснен в средствах.
- Понятно. Ну, а в период между десятью и одиннадцатью никуда из купе не отлучались?
- Спал как сурок. - Он натянуто улыбается, но тут же улыбка сбегает с его лица, и, подавшись вперед, он проникновенно заглядывает мне в глаза: - Я вас очень прошу, бога ради, не вмешивайте вы меня в эту историю. Поверьте, что я не имею к ней ни малейшего отношения.
- А кто имеет? - спрашиваю я тем же тоном. - Может, подскажете? Время-то позднее.
Он выпрямляется, и мы некоторое время слушаем перестук колес, думая каждый о своем.
Когда я выхожу, на щеках "Водиона Вомановича" горит яркий румянец.
Один час десять минут
--------------------
Мои попытки сдвинуть с места оконную раму ни к чему не приводят. А жаль - глоток свежего воздуха мне бы не помешал.
Выхожу в коридор и стучу в пятое купе.
- Квасков? - спрашиваю у заспанного мужчины, появившегося на пороге.
- Так точно, - отвечает он, массируя веки пальцами. Владимир Квасков.
- Разрешите войти?
- Конечно, - он пропускает меня в купе.
Постель смята - хоть один человек в вагоне спал спокойно. На откидном столике стоит початая бутылка "боржоми".
- Где брали? - спрашиваю у Кваскова.
- В ресторане. Хотите?
- Не откажусь. Вы догадываетесь, по какому я поводу?
- Догадываюсь, - отвечает он.
- Расскажите, чем вы занимались между девятью и одиннадцатью часами вчера вечером?
- Одну минуту, дайте припомнить. Значит, так - до девяти смотрел, как в восьмом купе играли в преферанс. Что дальше? Пошел в ресторан ужинать. Сидел один. Минут через десять пришли соседи по вагону.
Станислав Иванович и этот, что из Прибалтики.
- Эрих?
- Не знаю, кажется, Эрих Он посидел с полчаса и ушел, а мы остались. Так... Постойте, около десяти в ресторан пришел еще один Тенгиз из четвертого купе, но он сел отдельно. В одиннадцать мы со Станиславом Ивановичем вернулись в вагон. Не успел я раздеться, как услышал крики. Вышел узнать, что случилось. Оказывается, мужчина из восьмого купе разбился.
- Не помните, с кем он ссорился во время игры?
- Ну, поругался с Тенгизом и с тем... пижоном.
- Лисневским?
- Да, с ним. Назвал его мошенником - не знаю, почему. Я ведь за игрой не очень- то следил, сидел так, за компанию, от скуки. А с Тенгизом он сцепился из-за мандаринов, которые тот везет с собой.
- Вы долгое время находились в ресторане со Станиславом Ивановичем. О чем говорили?
- Это целая история. Станислав Иванович нашел у себя в купе зажигалку, вроде бы не свою, а этого... Рубина. Ну, закатил жене скандал, заподозрил, что, пока его не было. Рубин заходил к его жене. В ресторане только об этом и говорил. Обещал расправиться с ним, и жене своей угрожал, и всем на свете. Мне, знаете, даже надоедать стало, тем более что он солидно под градусом был, пива набрался, а пьяный человек, сами понимаете...
- Почему же вы не ушли, как Эрих, например?
- В том-то и дело. Он ведь попросил меня удержать Станислава Ивановича в ресторане как можно дольше.
- Кто, Эрих?
- Да.
- А чем он это объяснил?
- Сказал, что нехорошо получится, если Станислав Иванович в таком состоянии вернется в вагон. Начнет приставать к пассажирам, скандалить...
На короткий промежуток времени я перестаю слышать Кваскова. Все, что касается Янкунса, вдруг выстраивается в одну логическую цепь. Оказывается, в ресторан пошли не втроем, а сначала Квасков, а уж за ним Эрих с Жоховым. Следовательно, Эрих привел Станислава Ивановича, Эрих оставил - его на попечение Кваскова, Эрих попросил, чтобы тот задержал Жохова как можно дольше. Очень любопытно!
- Вы знали Рубина раньше?
- Вроде нет.
- А других пассажиров?
- Тоже.
- Станислав Иванович не показывал вам зажигалку, ту, что нашел у себя в купе?
- Нет, не показывал, но я видел ее во время игры. Она лежала на чемодане, и все прикуривали от нее.
- Это была зажигалка Рубина?
- Откуда же я знаю чья она. Может и его, но пользовались ею все курящие.
- Вы выходили из ресторана между десятью и одиннадцатью?
- Да на пару минут. Вместе со Станиславом Ивановичем. Он, я уже говорил, был сильно пьян, и я отвел его в туалет.
Я желаю Кваскову спокойной ночи и выхожу в тамбур.
Сержант - его зовут Сережа - ни о чем меня не спрашивает, но я вижу, что ему не терпится узнать продвинулся ли я за полтора часа непрерывных поисков.
Что ж можно и рассказать.
- Попробуй-ка решить такую задачку возвращаются из отпусков семь человек. Друг с другом не знакомы, но в пути завязываются какие-то отношения разговоры, мелкие ссоры, карты ужин в ресторане. И вдруг одного из них находят мертвым.
- Я читал этот детектив, - прерывает меня сержант. - В Англии дело было.
- Да ну?! И ты значит решил, что в поездах убивают только англичан?
- Да нет, - смущается он.
- Ладно, слушай дальше, - продолжаю я. - Смерть наступила от раны нанесенной тупым предметом в висок. В десять вечера. Установлено что в вещах убитого кто-то рылся. Таковы факты. Теперь о пассажирах. Заметь, Сережа ни одного англичанина все наши. В четвертом купе...
О том кто едет в четвертом купе я сказать не успел.
В вагоне раздается душераздирающий женский крик.
Мы выскакиваем в коридор и бежим к седьмому купе у которого стоит Жохов. Его белое лицо выражает крайнюю степень испуга. Увидев меня, он делает шаг назад и шепчет едва слышно:
- Я убил человека.
На полу, обхватив голову руками неподвижно лежит Родион Романович Лисневский.
Я нагибаюсь переворачиваю его на спину и вижу, как из его ладони выскальзывает инкрустированная серебром зажигалка.
Веки Лисневского вздрагивают. Он приоткрывает глаза силится что-то сказать, но ему это не удается. Из уголка рта выкатывается тонкая струйка крови.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ВИЗИТ ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ
Один час тридцать минут
----------------------
Я оставляю Лисневского на попечение сержанта, а Жохова увожу с собой в третье купе. Постепенно к нему возвращается присутствие духа. Он осмысленно смотрит на меня делает несколько судорожных вздохов и начинает говорить по привычке жестикулируя руками:
- Мы легли спать... я уже заснул... вдруг слышу Танин крик... Меня как подбросило... вскочил... вижу мужчина... В купе темно лица не разглядеть. Я ударил что есть силы, он упал. Вы верите мне? - его рука прочертила в воздухе что-то, отдаленно похожее на вопросительный знак. Верите? Я не хотел, но жена... Она так сильно кричала... После того, что с нами со всеми было, нервы на пределе...
- Я вам верю, - успокаиваю я Станислава Ивановича. - И потому постарайтесь сосредоточиться и припомнить, что происходило в восьмом купе во время игры в преферанс. Это очень важно.
- Преферанс? - Жохов обеими руками гладит свой лысый череп. - Ах, преферанс... Я не играл. Я наблюдал... Вы серьезно интересуетесь?
- Вполне, - заверяю его я.
- Ну что происходило? Очко было по две копейки. Постепенно игра захватила игроки стали нервничать один мизер раз десять играли не говоря уже о восьмерных. Сели после обеда, а пуля была до пятисот. Закончили в девять. Не обошлось без эксцессов. Лисневский не снес карты играя в мизер а Виталий, когда разложили, заметил это и обозвал его мошенником.
- А Тенгиз? - подсказываю я.
- Да, да, Тенгиз. Когда стали подсчитывать, оказалось, что больше всех проиграл он. Тогда Рубин сказал: "У спекулянтов денег много не обеднеешь". Тенгиз взорвался. В общем, стычка была основательная, они ругались даже после того как все разошлись.
- Что вы делали после, когда ушли из восьмого купе?
- Во время игры все мы немного выпили и когда я вернулся к себе повздорил с женой и решил пойти в ресторан, тем более что меня пригласил туда Эрих. Там мы подсели к Кваскову и пробыли до самого закрытия. Верней Эрих через полчаса ушел, а мы с Квасковым остались.
- Вспомните о чем вы говорили?
- О разном, - уклоняется от ответа Жохов.
- Станислав Иванович, мне бы хотелось, чтоб вы были более откровенны.
- Но я действительно не помню.
- Вы о многом умалчиваете. Ведь вы угрожали Рубину. Ругались с ним. Положение более чем серьезное и мой вам совет - будьте правдивы.
Он вскидывает руку очевидно, собираясь доказать что-то но тут же бессильно ее опускает. Возможно в этот момент он вспоминает о Лисневском.
- Хорошо, слушайте. Когда я вернулся в свое купе, то увидел на столике зажигалку этого подлеца. Ну и вспомнил что во время игры он выходил на несколько минут из купе. Мне не оставалось ничего другого, как сделать вывод. - В его голосе появляется трещинка. - Если бы Таня хоть как-то объяснила мне эти совпадения. А она порола явную чушь. Про какую-то подругу, про подарок и это в то время, как я лично видел эту самую зажигалку в руках Рубина каких-то полчаса назад! Вы говорите что я с ним ругался. Да я обязательно поговорил бы с этим подонком, но к сожалению когда я хотел зайти к нему в купе, там был Тенгиз, Они кричали так что было слышно даже через стенку. Мне надоело ждать и мы с Эрихом пошли в ресторан. Да, я был зол на Рубина, но не помню чтобы угрожал ему расправой.
- Станислав Иванович, а вы уверены что зажигалка от которой прикуривал Рубин и та которую вы нашли у себя в купе одна и та же? Может быть, вы ошиблись и они просто похожи мало ли одинаковых зажигалок? И почему вы думаете, что к вам заходил именно Рубин? Разве он один выходил во время игры?
- Из купе выходил и Эрих, и Лисневскии - соглашается Жохов, - но зажигалка принадлежала Виталию я это точно знаю. Она очень понравилась Лисневскому и он спросил Рубина откуда у него такая красивая вещь. Тот ответил, что она досталась ему в наследство.
Я вытаскиваю зажигалку, которая выпала из руки Родиона Романовича.
- Это она?
Станислав Иванович берет ее внимательно рассматривает и возвращает мне.
- Как она к вам попала? Татьяна говорила мне, что она куда-то исчезла.
- Я взял ее у Лисневского, а вот как она у него оказалась - не знаю. Может быть вы...
- Понятия не имею. Когда я уходил в ресторан, то оставил ее на столе. Спросите у жены.
- Ну что ж, дельный совет. При случае обязательно им воспользуюсь. А пока... Скажите почему все-таки вы. Зашли в восьмое купе?
Он слегка вздрагивает.
- Вернувшись из ресторана я зашел к себе. Моей жены в купе не было. Ну и... я подумал, может, она... может она в восьмом?
- Там ее не оказалось, - закончил за него я. - И позже вы конечно спрашивали у нее, где она была в это время?
- Да я спросил. Она сказала, что в туалете.
- Значит, никакого шума в восьмом купе вы не слышали верно?
- Вы меня правильно поняли.
Я прошу Станислава Ивановича еще некоторое время оставаться на месте, а сам иду в седьмое купе.
Один час сорок одна минута
-------------------------
Лисневский лежит на левой нижней полке. Голова его запрокинута, пестрый галстук приспущен и съехал в сторону.
При моем появлении сержант встает и придвинувшись вплотную сообщает, что Родион Романович в сознании, но чувствует себя пока еще неважно.
- Свяжитесь с бригадиром поезда, - тихо говорю я. Узнайте нет ли радиограммы от Волобуева. Ждите меня у проводника.
Он уходит.
- Ну-с, Татьяна Николаевна, - обращаюсь я к Жоховой, - вы ничего не хотите мне сообщить?
- Лучше бы сказали, когда наконец закончатся эти безобразия?
- Они закончатся когда вы начнете говорить правду. Вы утверждаете что Виталий Рубин был у вас в купе после девяти?
- Да.
- Уже после того как ваш муж ушел в ресторан?
- Да после.
- И кроме Рубина к вам никто не заходил?
- Нет. Только он. Рубин искал зажигалку и подозревал что ее украл наш сосед.
- Это она? - спрашиваю я, протягивая ей вещицу, которую уже опознал Жохов.
- Она.
- Значит к Лисневскому она могла попасть только от убитого?
- Об этом спросите у него, - Татьяна Николаевна смотрит на Лисневского.
- Вы выходили куда-нибудь в это время?
- Нет, - отвечает Жохова.
- А ваш супруг утверждает, что в двадцать три часа вернувшись из ресторана он не застал вас в купе.
- Я выходила только на несколько минут - умыться...
- Это неправда! - раздается голос Родиона Романовича. Он резко поднимается с полки и возмущенно выкрикивает: Она вас обманывает! Ее не было, не было! И зажигалку я взял не у Виталия... я вам все расскажу, только пусть она выйдет...
Жохова покидает купе и плотно задвигает за собой дверь.
- Все началось с этой проклятой зажигалки, будь она неладна... - продолжает он. - Вещь оригинальная и очень подходит к моему портсигару. Смотрите...
Лисневский достает свой портсигар. Действительно, две эти вещи очень похожи, словно сделаны одним мастером - обе покрыты тонким, витиеватым узором из серебряной нити.
- Я собираю подобные редкие вещицы, коллекционирую их. Захотелось приобрести и эту, но Виталий наотрез отказался, самому, говорит, нравится. Может, я все же уговорил бы его, но за картами мы поругались. Я сыграл невнимательно, и он обозвал меня мошенником. Потом, как вы знаете, все ушли в ресторан, а я остался. Нелепая ссора с Виталием меня, признаться, очень расстроила. Я пошел к себе, но там выясняли отношения супруги Жоховы. Мне же хотелось отдохнуть, расслабиться, и я решил перейти в другое купе. Проводник открыл мне второе, выдал постель. Я выпил чай, попытался заснуть, но ничего не получилось, и я пошел к проводнику. Вдруг вижу, как из седьмого куле вышел Виталий Рубин. Он вернулся к себе, в восьмое, а немного погодя в вагон с противоположной от меня стороны вошел Эрих. Он заглянул в восьмое купе, потом в седьмое. Оттуда появилась Жохова, и они вместе перешли в третье... Я решил перенести свои вещи, вернулся в седьмое купе и увидел на столике зажигалку... - Лисневский делает паузу. - Что тут объяснять? Стыдно... Поддался минутной слабости, соблазн был слишком велик... Я взял ее. И уже через пять минут пожалел об этом. Решил все же переговорить с Рубиным, упросить его продать мне эту вещь, а если откажет возвратить. Когда подошел к восьмому купе, услышал там голоса.
1 2 3 4
 плитка для ванной комнаты цена мы покупали тут - рекомендуем! 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/kerama-marazzi/monte-tiberio-10187352-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/rakoviny/stoleshnici/