Левое меню

Правое меню

 на сайте PlitkaOboi      магазин мозаики ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сюда закрыта дорога злу, в какие бы одежды оно ни рядилось; вот почему мы вынуждены были изменить свой облик. Мы сейчас не при полном параде, как видишь; однако обратное перевоплощение займет лишь несколько минут, и мы снова будем выглядеть как надо…
– О, нет, вещие девы! Что вы! Вам к лицу любой наряд, – быстро ответил Одиссей. – А вот и мой друг Ахиллес. Иди к нам, Ахиллес. Ты знаком с этими дамами?
Ахиллес медленно, осторожно приблизился и встал рядом с Одиссеем.
– Кажется, мы уже встречались, когда я навещал Ореста{56}, – застенчиво проговорил он. – Но что привело вас сюда, о неразлучные сестры, и зачем вам понадобилось разыскивать Одиссея?
– Мы искали не Одиссея, а тебя! – раздался резкий голос Тисифоны.
Ахиллес заметно побледнел:
– Меня?.. Но что я такого сделал?..
– Мы должны настичь Фауста и пропавшую женщину, которая сейчас находится вместе с ним – ее-то мы и ищем. Я имею в виду твою жену Елену, – ответила Алекто.
– А зачем вы ищете Елену? – спросил вконец растерявшийся Ахиллес.
– О, мы не имеем ничего против нее лично. В этой истории она выступает как невинная жертва обмана, которая должна быть возвращена обратно в царство Аида. Мы как раз представляем службу Трудоустройства и Размещения Персонажей Античности, прибывающих в этот мир. Аззи Элбуб, демон, укравший Елену, нарушил целый ряд важнейших правил, когда взял Елену из подземного царства. Он не имел никакого права переносить ее в современный мир. Мы строго следим за тем, чтобы подобных нарушений было как можно меньше, и исправляем те, что уже совершены. Мы собираемся вернуть Елену тебе… Но что с тобою? Ты как будто не рад этому?
– О нет, напротив, я очень рад! – воскликнул Ахиллес, хотя в глубине своей души он отнюдь не был в том уверен. – Я и сам явился сюда для того, чтобы ее разыскать.
– Это хорошо, – одобрила Алекто. – По правде говоря, я не была уверена в твоих намерениях. Слишком много древних героев, покинув царство Аида, начинали вести себя отнюдь не так, как подобает отважным мужам. Они слонялись по Земле без дела, предаваясь обжорству и лени, позабыв о своем долге и упиваясь всеми радостями вновь обретенной жизни, всеми наслаждениями, доступными тем, кто имеет телесную оболочку.
Ахиллес что-то неразборчиво пробормотал в ответ.
Они проговорили еще несколько минут – дольше беседовать им не позволяло время: ведь двум героям предстояло отправиться на поиски Елены, и им нельзя было тратить драгоценные мгновения на пустую болтовню.

ЧАСТЬ V.
МАРЛО
Глава 1
День 30 сентября 1588 г., весьма замечательный день в жизни Лондона выдался на редкость хмурым, но безветренным. В этот самый день Саутворкский «Театр Розы» открыл свой новый сезон премьерой «Доктора Фауста» – пьесы, в которой главную роль предназначалось сыграть Эдварду Аллейну. Это представление, конечно, было не единственным важным событием в жизни города; однако нужно отметить, что «Доктор Фауст» был первой пьесой, поставленной Театром после того, как над Лондоном в очередной раз пронеслось черное дыхание моровой язвы. Подобное обстоятельство придавало спектаклю особую прелесть в глазах публики, и дирекция труппы ожидала полного аншлага. Знаменитый «Пир во время чумы» еще не был написан в то время; но показное веселье горожан, еще не оправившихся от всех бед, которые приносит с собой страшная болезнь, могло бы послужить прообразом пушкинской трагедии.
Невзирая на непогоду, люди стекались к театру со всех концов Лондона и даже из весьма отдаленных от города предместий – из Грейвслайнса, Свис Котеджа и Хэмптон Корта, из Шефердс Милла и Рейндирс Хида, из Бэксби и Велтеншира. Они переправлялись через Темзу на паромах и нескончаемой вереницей брели по Лондонскому Мосту. Еще до вечерней зари целые толпы собрались на площади, и теперь все ждали лишь сигнала трубы, возвещающего начало представления.
Мак и Мефистофель материализовались в одном из лондонских трактиров накануне премьеры.
– Господа! – воскликнул трактирщик, весьма удивленный неожиданным появлением двух мужчин на том самом месте, где еще секунду назад – он мог поклясться в этом – никого не было. – Я что-то не видел, как вы сюда вошли.
– Наверное, потому, что вы в это время любезничали со служанкой, – ответил Мефистофель.
– О, нет, сэр! Я был вот здесь, за этой стойкой – чистил медную посуду и болтал с матушкой Хенли, которая каждый день снабжает нас отличной провизией…
– Если вы не заметили, как мы вошли – так что с того? Уж не хотите ли вы сказать, что мой друг и я прибегли к волшебству, чтобы попасть в ваш убогий трактир? – осведомился Мефистофель.
– Ни в каком случае, господин мой! – воскликнул трактирщик. – Зачем тратить время на колдовство, если дверь в наше заведение всегда открыта! Чем могу служить вашей милости?
– Принесите-ка бутылку мальвазии – самой лучшей, которая у вас найдется, – сказал Мефистофель. – Что вам заказать, доктор? – спросил он Мака.
Мак все еще не мог опомниться после головокружительного перелета в Лондон. События следовали друг за другом слишком быстро, и его уму было не под силу охватить их разом – все путалось и мешалось в голове Мака, которому не дали ни часа отдыха после флорентийского эпизода. Немало хлопот и неудобств доставляла Маку его одежда, подобранная не по размеру. Мефистофель на этот раз сам занялся подбором костюма для своего героя: он переодел Мака во время их волшебного путешествия во времени и пространстве, но, имея в запасе слишком мало времени, сделал это весьма небрежно. Мефистофель подтолкнул своего рассеянного спутника к свободной кабинке на две персоны. Мак, заметив, что трактирщик глядит на него, очевидно, ожидая приказаний, очнулся от грез.
– Мальвазия?.. Прекрасно, – сказал он. – Хозяин, я, кажется, заметил пирог с дичью у вас на полке буфета.
– Да, сэр. Так оно и есть, сэр.
– Принесите нам две порции, – распорядился Мак, бросая взгляд на Мефистофеля: ему казалось, что, вдобавок ко всем неудобствам при путешествии в Лондон, его забыли покормить перед отправлением.
– Да, и еще полкаравая пшеничного хлеба, – прибавил Мефистофель с любезной улыбкой. – Скажите, любезнейший, не заходил ли к вам сегодня утром ученый доктор Джон Д?
– Ах, сэр, как вам сказать, сэр… Его еще не было, но он обязательно заглянет к нам, ведь сегодня у нас есть рыбный пирог и картофельное пюре – его любимые кушанья. Он вряд ли сможет уйти, не отведав этих блюд, тем более, что он скоро уедет в Богемию, ко двору тамошнего короля – если, конечно, верить тому, что говорит кумушка Молва.
– Гм… Если вы водите дружбу с этой кумушкой, любезный, то спросите у нее, насколько сурово мы с приятелем обходимся с нерасторопными трактирщиками, забывающими о деле за болтовней.
– Слушаю, господин. Я сам пригляжу, чтобы вам немедленно подали завтрак, – сказал трактирщик и громко крикнул: – Полли! Накрывай стол для этих господ, да поживее!
И он вернулся к своей стойке; из заднего кармана его широких панталон высовывался край ветоши, которой он чистил посуду.
– Где мы? – спросил Мак, когда они с Мефистофелем остались одни. – И почему с нами нет Маргариты?
– Я оставил ее в моей приемной в Лимбе, – ответил Мефистофель. – Для того, что вам предстоит совершить сегодня, присутствие женщины вовсе не понадобится. Что касается вашего первого вопроса, я с удовольствием отвечу на него. Мы в Лондоне, в году 1588. Этот год был богат событиями для Англии, а также и для вас…
– Для меня? – воскликнул удивленный Мак. – Почему?
– Потому, что сегодня состоится премьера одной пьесы, посвященной вам. Я имею в виду «Трагическую историю доктора Фауста», разыгранную труппой графа Ноттингемского, с бесподобным Эдвардом Аллейном в главной роли. Возможно, вы уже смогли кое-что об этом узнать, занимаясь опытами по спирито-некромантической магии{57} в Кракове.
– О, да, – произнес Мак с важностью – ему очень хотелось показать перед Мефистофелем свою ученость, и, похоже, на сей раз ему представился подходящий случай. – Конечно, я знаю о ней. Это самая известная пьеса обо мне. И вы перенесли меня в Лондон, чтобы я мог присутствовать на премьере. Как это любезно с вашей стороны, дорогой Мефистофель!
Мефистофель приподнял одну бровь – очевидно, реплика Мака сильно удивила его.
– Однако… Я перенес вас сюда отнюдь не затем, чтобы вы глазели на сцену, сидя в партере, и вместе с остальной публикой аплодировали красивой лжи, на которую все поэты большие мастера. Здесь вас ждет важное дело.
– Хорошо, – сказал Мак, – я готов. По правде говоря, я догадывался, что эта премьера – не единственный повод для такого далекого путешествия. Итак, что мне предстоит сделать?
– Слушайте же, – ответил адский дух – и тут же вынужден был умолкнуть, потому что к ним подошла служанка с подносом в руках. На подносе лежали два куска пирога, фаршированные мясом перепелок, полкаравая хлеба из овсяной муки, и стоял кувшин с мальвазией – обыкновенным vin ordinaire{58} из Бордо. Впрочем, вряд ли можно было ожидать лучшего от простого лондонского трактира в то тревожное время, когда испанский флот подошел к британским берегам{59}, когда в столице Англии свирепствовала чума, а герцога Гиза, засевшего в Схвенингене со своими тридцатью тысячами воинов, отделял от Англии только пролив Ла-Манш.
Мак и Мефистофель принялись за еду; аппетит у обоих был отменный, и вскоре на подносе не осталось ничего, кроме опорожненного кувшина. Тогда Мефистофель отодвинул от себя пустую тарелку и негромко произнес:
– Итак, выслушайте меня, доктор. Речь пойдет о том, что вам предназначено совершить.
– Я весь внимание, – ответил Мак.
– Автор этой пьесы – Кристофер Марло, – начал Мефистофель. – Само собой разумеется, он будет присутствовать на премьере. По окончании спектакля – который, к слову сказать, будет иметь небывалый успех – Марло встретится с одним человеком, с которым у него произойдет весьма важный разговор.
– Ага! – многозначительно произнес Мак, хотя он и не понимал, к чему Мефистофель ведет свою речь.
– Этого человека зовут Томас Вальсингам. Они с Марло старые приятели. Отец Томаса, Сэр Фрэнсис, занимает должность первого министра королевы Елизаветы. Будучи помощником королевы во всех ее делах, он возглавляет секретную службу и держит в своих руках нити всех крупных интриг, которых немало было начато в этот грозный для Европы год.
– Вальсингам… Так, так, так. Я запомнил, – сказал Мак, пытаясь ухватиться хоть за какую-то определенную информацию, с таким трудом выловленную им из слов Мефистофеля. – И что же я должен сделать с этим человеком? Убрать его? Обчистить? Припугнуть? Вообще-то грабежи и разбой – не прямая моя специальность, но уверяю вас…
– Нет, нет! – остановил его Мефистофель, весьма озадаченный такой реакцией собеседника. – Вам не придется иметь дело с Вальсингамом. Слушайте дальше.
– Да-да, я слушаю.
– Вальсингам предложит Марло вновь вернуться на секретную службу, которую тот оставил несколько лет тому назад. И Марло согласится. Таковы факты. Это приведет поэта к преждевременной смерти. Ваша задача заключается в том, чтобы разыскать Марло сразу после его разговора с Вальсингамом и убедить его ни в коем случае не соглашаться на полученное предложение.
– Ладно, я уговорю его, – кивнул Мак. – Да, кстати, насколько хорошо этот Марло владеет оружием? Мне самому не помешало бы вооружиться перед таким делом… Вы случайно не знаете, нельзя ли раздобыть крепкую дубину где-нибудь поблизости?
– Дубину?.. Да вы что?! И не подумайте! – воскликнул шокированный Мефистофель. – Никому еще не удавалось силой заставить Марло сделать что-нибудь. Слова, впрочем, тоже мало помогали… Нет, здесь нужно действовать по-другому. Вот что я вам скажу. После премьеры вы откроете Марло те печальные последствия, к которым приведет его согласие служить шпионом Вальсингама.
– И каковы же будут эти последствия?
– Через пять лет, 30 мая 1593 года, Марло пойдет в трактир в компании трех господ: Ингрэм Фрайзер, Роберт Поли и Николас Сирс. Имея улики, свидетельствующие об их действиях в пользу Генриха Третьего, короля Франции, он попытается убедить их добровольно выдать своих сообщников и предстать перед Тайным Советом, отдав себя на милость ее величества. Эти люди поднимут его слова на смех; разгорится ссора. Не желая оставлять в живых столь опасного свидетеля, трое французских агентов схватят его, и Марло погибнет от предательского удара кинжалом или шпагой. Затем они распустят слух, что эта смерть явилась результатом нелепой трактирной драки: будто Марло ни с того ни с сего набросился на одного из них, Фрайзера, со шпагой; вынужденный защищаться, тот нечаянно нанес ему смертельную рану. Таким образом Англия и весь мир потеряют одного из самых выдающихся поэтов. Марло убьют, когда ему будет всего двадцать девять лет. А сколько прекрасных произведений мог бы он написать, если бы не эта нелепая трагическая случайность!
– Я понял, – сказал Мак. – Итак, вы хотите продлить жизнь этому Марло?
– О, я никогда не осмелился бы утверждать, что я этого хочу, – возразил Мефистофель. – Это всего лишь предположение, и изложенный мною план – один из возможных вариантов действий для вас.
– Да, но вы наметили для меня четкий план действий, разве не так?
– Вы приведете его в исполнение только если сами того захотите, – пожал плечами Мефистофель. – Есть и другой вариант. Вы можете украсть волшебное зеркало у доктора Д. Вы ведь слышали о докторе Д, знаменитом ученом-маге, не правда ли?
– Разумеется, слышал, – ответил Мак, – только сейчас как-то не могу точно припомнить…
– Доктор Д, – пояснил Мефистофель, – знаменитый английский алхимик, чародей и некромант. – Его имя люди не произносят полностью, боясь навлечь на себя беду. Он один из величайших магов – таких, как всемирно известные Альберт Магнус и Корнелий Агриппа. Многие могущественные владыки прибегали к помощи и советам прославленного мудреца. Сама Елизавета Английская поручила ему составить ее гороскоп – а ведь эта королева известна своим практичным, трезвым умом, которому чужды всяческие суеверия. Так вот, доктор Д собирается покинуть Англию. Он вскоре уедет в Богемию, ко двору Рудольфа Второго, и, конечно, возьмет с собой волшебное зеркало. Вы должны каким-то способом добыть это зеркало.
– Да чего я в нем не видел, в этом волшебном зеркале? Зачем оно мне?
– Ну, например, оно может помочь вам в разговоре с Кристофером Марло. Люди редко верят на слово незнакомцам, а с помощью этого зеркала вы сможете доказать правдивость своих слов. Пусть Марло заглянет в волшебное зеркало и узрит в нем свое будущее, увидит, к чему приведет его согласие стать помощником Вальсингама. Я думаю, зрелище собственной смерти повлияет на него, как бы он ни был упорен и тверд… Итак, вы поняли все, что я сказал вам?
– Кажется, понял, – сказал Мак. – Осталось только одно. Как мне добыть волшебное зеркало?
– Ну, знаете, дорогой мой, – ответил Мефистофель, – я не могу делать за вас всю работу. Надо же и самому иногда соображать. Попросите у доктора Д это зеркало. Если он заупрямится, дайте ему вот это…
Мефистофель вынул из кармана небольшой предмет, завернутый в носовой платок алого шелка, и протянул его Маку. Затем поднялся со стула, заворачиваясь в свой длинный черный плащ:
– Прощайте, Фауст, я буду ждать, когда вы выполните свое задание.
И он поднял руку, собираясь щелкнуть пальцами, чтобы исчезнуть. Но Мак остановил духа тьмы, вцепившись в его рукав.
– Что еще? – раздраженно спросил Мефистофель.
– Счет за завтрак, – сказал Мак. – Если ваше высокодемонородие не затруднит оплатить его…
– Разве у вас нет с собой денег?
– Мне они еще могут понадобиться. Несколько лишних монет не помешают, во всяком случае. Никогда точно не знаешь, что ждет тебя впереди, – особенно когда приходится выполнять такие непростые поручения.
Мефистофель швырнул на стол горсть серебра и снова поднял руку, но, подумав мгновение, снова опустил ее, очевидно, вспомнив недавние пререкания с трактирщиком из-за своего неожиданного появления в зале. Он не спеша вышел из трактира; оглянувшись по сторонам, свернул в узкий глухой переулок, где никто не смог бы стать свидетелем его внезапного исчезновения, и там растаял в воздухе, словно дым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/kerama-marazzi/tradiciya-103213-collection/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/palermo-10185806-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/mebel-dlya-vannyh-komnat/