Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/belani/ardeziya-175812-collection/      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/kommercheskij/Tarkett/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Проскользнув мимо одного из гвардейцев, уже порядком подвыпившего, Илит отыскала дверь, ведущую в комнаты королевы, и вошла внутрь.
Мария-Антуанетта полулежала в глубоком кресле. Несмотря на довольно поздний час, королева не совершала свой вечерний туалет. Она заснула одетой. Сон королевы был неглубок и беспокоен; пальцы руки, свесившейся с подлокотника кресла, то сжимались, то разжимались, словно они ловили в воздухе какойто ускользающий предмет или пытались ухватиться за что-то – быть может, за саму жизнь.
Мария-Антуанетта проснулась, почувствовав присутствие Илит. Ее голубые глаза широко раскрылись от удивления.
– Кто вы? – спросила королева.
– Не волнуйтесь, ваше величество, я всего лишь добрый дух, сочувствующий вам, – сказала Илит. – Я явилась, чтобы помочь вашему величеству вырваться из этого ада.
– О!.. Продолжайте, прошу вас! – воскликнула Мария-Антуанетта.
– Я буду полностью откровенна с вами, Мария. Ваш побег назначен на сегодняшний вечер. В восемь часов вы, переодевшись в платье горничной, должны спуститься вниз по лестнице. Несколько гвардейцев проводят вас до кареты, которой будет править верный человек. Карета доставит вас в одно местечко близ Парижа, где вы должны встретиться с вашим августейшим супругом и, пересев в более просторный экипаж, продолжить свой путь в Бельгию.
– Да, так и было условлено, – сказала королева, изумленно глядя на Илит. – Откуда вы узнали об этом? И что случилось – неужели план побега оказался неудачным?
– Нет, план прекрасен, – ответила Илит, – но история говорит, что вы, ваше величество, вышли из дворца и сели в карету на несколько часов позже назначенного срока. Из-за этой досадной задержки провалился столь тщательно продуманный и подготовленный план.
– Я? Я опоздала на несколько часов?.. – возмутилась Мария-Антуанетта. – Это исключено! О, если бы это была какая-нибудь любовная интрижка – одна из тех, которые, несомненно, припишет мне история, питающаяся базарными сплетнями, словно я какая-нибудь бесстыдница вроде этой вульгарной дю Барри, – так вот, повторяю, если бы я собиралась на любовное свидание, я бы нарочно медлила, а смуглый красавец в темном плаще и надвинутой на глаза шляпе топтался бы возле кареты, покручивая черные усы, не находя себе места от тревоги и закравшейся в сердце ревности. И вот когда он уже был бы готов совсем потерять голову, я наконец появилась бы на ступенях дворца. Ах, как бы это было эффектно!.. Я небрежно бросила бы ему, что никак не могла найти свою шкатулку с драгоценностями, или что я забыла свою любимую собачку, или еще что-нибудь в этом роде. Мое спокойствие так резко контрастировало бы с волнением этого бедняги, находящегося на грани безумия!.. Но сейчас речь идет не о сердечных делах, а о спасении моей жизни. Мне предстоит проделать трудный и неблизкий путь. Так неужели вы думаете, моя дорогая, что я буду вести себя столь легкомысленно? Неужели вы полагаете, что я опоздаю на свидание, от которого зависит моя судьба?
– Я рада, что вы, ваше величество, проявляете здравый смысл, в котором вам отказывает история, – сказала Илит. – Итак, нам остается только покинуть дворец ровно в восемь, и все будет в полном порядке!
– Да, конечно, все будет в порядке, – словно эхо, повторила королева. – Но вы ошиблись, когда сказали, что нам нужно выйти в восемь часов. Побег назначен на одиннадцать.
Илит помедлила несколько секунд, затем решительно покачала головой:
– Нет, ваше величество, это вы ошибаетесь. История утверждает, что побег был назначен на восемь.
– Моя дорогая, я уважаю историю и нисколько не сомневаюсь в ваших добрых намерениях, но, видите ли, я всего лишь два часа назад говорила с кучером, который будет ждать меня у дверцы моей кареты. Я точно помню, как он назвал мне время: одиннадцать часов.
– Но мне сказали – в восемь…– растерянно пробормотала Илит.
– Возможно, ваши сведения неточны, – сказала королева.
– Я ненадолго покину ваше величество, чтобы произвести тщательную проверку, – ответила Илит.
И с этими словами она исчезла, растаяв в воздухе, как исчезают только духи, свободно путешествующие по времени и пространству.
Словно яркий метеор, пронеслась Илит через миры, населенные различными духами и живыми существами, и наконец оказалась перед зданием Центрального Архива Важнейших Земных Событий, расположенного на западном краю Единого Царства Духов, Спиричуал Вест, 12, 11. Здесь был создан единый банк данных по земной истории, а в огромной библиотеке хранились копии всех писем, документов, книг, брошюр, газет и журналов, когда-либо написанных или напечатанных на Земле. Здесь можно было узнать точную дату и время любого исторического события.
Илит направилась прямо к суперкомпьютеру, недавно установленному в архиве. В памяти электронного мозга хранились все дела людские, а также ангельские и сатанинские. Этот компьютер был новшеством, против которого долго боролись как Добрые, так и Злые силы. Духи недоумевали, зачем нужны всякие новомодные штучки в таком серьезном деле, как работа архивариусов и библиотекарей. (Свет и Тьма в одном сходились меж собою: представители обоих лагерей считали принцип как было, так и будет основным законом бытия.) Многие отнеслись к компьютеру как к новой забавной игрушке. Но, в конце концов, даже древнейшим из духов приходится идти в ногу со временем, и компьютер стал такой же необходимой принадлежностью архива, как столы, стулья и полки с книгами в библиотеке.
Илит подошла к свободному терминалу и ввела свое имя и пароли.
На экране тотчас же засветилась надпись: «Я полагаю, что вы имеете важную проблему. Введите исходные данные, необходимые для ее решения».
Илит быстро застучала по клавишам: «Мне нужно знать точное время одного важного исторического события. Мария-Антуанетта полагает, что она должна выйти из дворца и сесть в экипаж, который увезет ее из Парижа, в одиннадцать часов вечера. Но мне сказали, что это должно было произойти в восемь часов вечера. На какой же час был назначен побег королевы?»
После наносекундного{71} размышления электронный мозг выдал такой ответ: «Извините, но доступ к этой информации ограничен».
«Это же простой факт, который должен содержаться в открытых файлах! Подобная информация не может быть секретной!» – снова обратилась к компьютеру удивленная Илит.
«Эта информация не является секретной», – появилась новая надпись на экране. – «Но я имею предписание давать такой ответ всем пользователям, которые будут обращаться ко мне за фактами определенного класса».
«Какого класса?» – ввела свой вопрос Илит.
«Класса самых простых фактов, которые, кстати, наиболее легко отыскать и проверить», – ответил компьютер.
«Если такая информация не является секретной, к чему же тогда эти игры в молчанку? Разыщи ее в файлах или что там еще полагается делать… Словом, выдай мне этот факт – и дело с концом», – сердито забарабанила пальцами по клавишам Илит.
Не успела она нажать на клавишу «ввод», как на экране возник ответ:
«Дело не в самом факте, а в его поиске. Программа поиска дат и времен исторических событий дает сбой».
«Почему?» – быстро набрала вопрос Илит и нажала на «ввод».
«Потому, что мои инженеры-программисты вводят сейчас новую систему уплотнения записи в уже имеющихся файлах, а также новую классификацию данных, облегчающую доступ к информации. Чтобы эта система заработала, нужно усовершенствовать старую программу поиска или создать другую. В настоящий момент эта программа еще не готова».
«Так, значит, пока они там возятся с этой программой, никто не может разыскать даже самый простой факт? Вот тебе раз! Неужели ты сам не можешь ничего сделать?» – обратилась к электронному мозгу Илит.
«Я?» – казалось, компьютер удивился.
«Вот именно, ты!» – настаивала Илит.
На этот раз компьютер размышлял дольше, чем обычно:
«Это не входит в мои обязанности. Программисты обещали, что дадут мне знать, когда закончат свою работу».
«Итак», – предприняла последнюю отчаянную попытку Илит, – «ты утверждаешь, что не можешь установить точную дату и время того исторического события, о котором я тебя спрашивала? Значит, ты просто ничего не знаешь о нем!»
«Я этого не утверждал!!! Я знаю все факты и их точные даты! Просто программа дает сбой, и это делает поиск данной информации технически невозможным!» – появилась надпись на экране. Бесчисленные лампочки на светло-серых шкафах, набитых сложнейшей электроникой, сердито замигали; что-то низко загудело в недрах одного из этих огромных шкафов.
«Технически невозможным? А на самом деле?» – продолжила Илит свой спор с компьютером.
«А на самом деле он… возможен», – ответил электронный мозг.
«Тогда действуй в обход программы и дай мне ответ», – приказала Илит. – «Или ты скажешь, что даже этого не можешь сделать?!»
«Могу, если захочу», – дал ответ компьютер. – «Но я не хочу!»
Поняв, что так она ничего не добьется, Илит решила пойти на маленькую хитрость.
«Ну, пожалуйста», – обратилась она к капризной машине, – «сделай это ради меня!»
«Ладно, крошка!» – весело подмигнув ей десятком лампочек, ответил компьютер. Что-то опять загудело, и наконец на экране появились долгожданные цифры: «3:00»
«Три часа ночи? Не может быть! Пожалуйста, проверь еще раз!» – попросила Илит.
«Хорошо. Подождите минутку… И все-таки я был прав – три часа ночи. Такова запись в одном из сохранившихся в памяти файлов. Мне очень жаль, но я ничем больше помочь не могу. Как я уже сообщал вам, система поиска дает сбои».
«Но ты же сказал, что можешь обойтись без нее?»
«Могу. И вот единственное, что мне удалось обнаружить: „3:00“.»
«Значит, ты ничего больше не можешь сделать?» – огорчилась Илит. – «Ладно, спасибо и на этом. Всего хорошего», – попрощалась она с компьютером.
Глава 5
– Который теперь час? – спросила Илит, вернувшись в королевские покои.
Королева глянула на песочные часы, стоявшие на каминной полке:
– Начало двенадцатого.
Илит достала свои маленькие водяные часы – она всегда носила их с собой во время путешествий: часы были безотказны и шли довольно точно.
– Странно! Мои показывают около восьми часов… Ну, что ж, нам пора выходить, ваше величество.
– Сейчас; я только возьму мой кошелек, – ответила Мария-Антуанетта.
Во внутреннем дворе кучер, утомленный долгим ожиданием, спрыгнул с передка кареты и теперь переминался с ноги на ногу, поминутно заглядывая в окошко кареты – на мягкой, обитой бархатом подушке сиденья стояли песочные часы в резной рамке.
– Проклятье!.. Проклятье!.. Проклятье!.. – бормотал он себе под нос по-шведски, покручивая ус от нетерпения.
Наконец тяжелая дверь открылась и на широкой лестнице дворца Тюильри показались две стройные женские фигурки. Одна из женщин была блондинка, другая – брюнетка.
– Фаше феличество! – воскликнул кучер. – Где же фы пропадаль так долго?
– Как это – где я пропадала? – удивилась Мария-Антуанетта. – Я явилась сюда ровно в назначенный вами час.
– Я не смель фозрашать фам, но фаше феличество опоздаль на четыре часа. Поэтому пудет ошень трудно делать наш побег незаметный для фсех и успеть фофремья.
– Я?! Опоздала?! Не может быть! – королева повернулась к Илит. – Сколько времени?
– Около восьми, – ответила Илит.
– Когда я выходила из своей комнаты, мои часы показывали двенадцатый час, – сказала Мария-Антуанетта.
– А на моих часах, – сказал кучер, – три часа ночи!
Они растерянно переглянулись между собой; очевидно, все трое сейчас жалели о том, что в восемнадцатом веке люди еще не придумали единой системы измерения времени. Для Илит теперь было совершенно ясно, что досадная задержка возникла из-за путаницы во времени: Мария-Антуанетта пришла на свидание в одиннадцать часов по времени, принятому при французском королевском дворе, кучер назначил ей свидание в одиннадцать часов по «новому» времени, введенному в Швеции после реформы, а ее собственные часы показывали Универсальное Время, по которому велся отсчет событий в Мире Духов.
– Ничего не потелать, – вздохнул кучер, – фаше феличество сейчас садится в карету, и мы отправляться в путь. Но уже поздно, ошень поздно!
Глава 6
Мак вздремнул после трудного, наполненного тревогами дня в отель «Де Вилль». Но не успел он досмотреть свой первый сон, как кто-то весьма бесцеремонно потряс его за плечо.
– Кто здесь?.. В чем дело? – проворчал Мак. Он приоткрыл глаза – и вздрогнул, увидев прямо перед собой чьи-то румяные щеки и растрепанную бороду.
– Я гном Рогни, – пропищал тоненький голосок прямо у него над ухом.
– Да-да, – Мак сел на своей постели и протер глаза. – Мы с вами уже встречались. Что же вам нужно, уважаемый гном?
– Мне лично ничего от вас не надо, – ответил Рогни. – Но у меня есть новости для вас. Илит просила передать вам, что ей не удалось поторопить королеву. Она еще говорила о какой-то разнице во времени и о досадной ошибке, допущенной то ли ею самой, то ли королевой, то ли кучером, а может быть, всеми тремя вместе – я, признаться, толком не понял, в чем там дело.
– Черт возьми! – в сердцах воскликнул Мак. – Так, значит, королевская карета выехала слишком поздно и сейчас находится на пути в Варенны!
– По-видимому, так, – сказал гном. – Вам лучше знать. Меня, видите ли, никто не потрудился поставить в известность о том, что происходит.
– Я пытаюсь помочь королевской чете бежать из Франции, – объяснил Мак. – Признаться, я очень рассчитывал на то, что королева отправится вовремя. Я совсем не знаю, что мне теперь делать. Разве что достать где-нибудь поблизости лошадь…
– Лошадь? – переспросил его Рогни. – А зачем вам нужна лошадь?
– Чтобы добраться до Сен-Менехольда. Там мне представится еще один шанс вмешаться в историю и изменить судьбу Людовика Шестнадцатого и Марии-Антуанетты.
– А почему бы вам не отправиться туда, прибегнув к помощи магии? – спросил гном, наливая вина в кружку Мака.
– Я… я просто не знаю подходящего заклинания.
– А тот, другой, – он знал.
– О ком вы говорите?
– Да об одном смертном, которому я помог на реке Стикс.
– О Фаусте?
– Ну, да… так его звали все остальные.
– Я тоже Фауст, – вздохнул Мак.
– Вам лучше знать, – пробормотал Рогни себе под нос.
– Но он пытается занять мое… словом, выгнать меня с того места, которое я сейчас занимаю.
– Тем хуже для вас, значит, – задумчиво произнес Рогни. – Вообще-то я ничего не имею ни против вас, ни против него. Я выручил его из беды лишь потому, что это поубавит спеси у одного моего знакомого демона, сующего свой длинный нос в чужие дела. Этот рыжий дьявол обсчитал меня однажды и вообразил, что ему удалось так ловко меня провести и притом так дешево отделаться. А у гномов долгая память…
– И бороды, как мочалки! – прокричал прямо в лицо Рогни рассерженный Мак. – Проклятье! Как же мне успеть в Сен-Менехольд до прибытия королевской кареты?
– Надо выйти из гостиницы и достать лошадь, – посоветовал гном.
– Вы думаете, это так просто? – в голосе Мака прозвучали саркастические нотки.
– Лучше, чтобы это было как можно проще, – простодушно ответил Рогни. – А иначе хлопот не обберешься.
Мак кивнул:
– Вы правы. Мне пора идти.
Вскоре Мак уже скакал по ночному дремучему лесу на горячем жеребце, которого ему удалось добыть возле дворца Тюильри: Рогни указал ему на простоватого конюха, державшего в поводу отличного коня, и Мак забрал лошадь именем Комитета общественного спасения. Никто не осмелился перечить ему; никто не задержал его и не спросил, куда он направляется.
Мчась во весь опор, Мак мысленно торжествовал свою победу и поздравлял себя с удачной проделкой, благодаря которой ему достался отличный конь. И вдруг он услышал топот копыт за своей спиной, оглянулся – и тут же пригнулся к лошадиной шее, изо всех сил пришпоривая своего скакуна пятками. Хотя под Маком был быстроногий жеребец, лошадь у догонявшего его всадника была не хуже.
Погоня приближалась. Поминутно оглядываясь, Мак с тревогой глядел на темный силуэт, маячивший за его спиной. Незнакомец подъехал совсем близко; теперь его лошадь шла почти вровень с лошадью Мака.
Это был Фауст!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 напольная плитка под дерево рекомендую ПлиткаОбои ру в Москве 
 арома плитка 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/smesiteli/dlya-kuhni/s-gibkim-izlivom/