Левое меню

Правое меню

 элегия плитка kerama marazzi      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/nedorogo/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он направил своего коня прямо на повозки, преграждающие ему путь.
– Дорогу! – крикнул он. – Освободите мост! Дорогу важным особам!
Ответом ему послужила громкая ругань возниц. Поняв, что одними словами делу не поможешь, Мак взялся регулировать движение на мосту. Волшебные слова «именем Комитета общественного спасения» опять помогли ему. Он подавал команды, угрожал нахалам, подбодрял робких, метался туда и сюда между тесно стоящих телег, пытаясь навести порядок. Наконец, охрипнув от крика и изрядно устав от беготни среди повозок, Мак занял пост посередине моста и стал размахивать руками, указывая, кому куда ехать. Это напоминало работу полицейского, пытающегося ликвидировать «пробку» на улице современного города. Под ругань и крики возниц, свист и щелканье кнутов ему наконец удалось добиться своего: часть груженых повозок съехала с моста на пыльную дорогу. Однако все усилия Мака были напрасными: количество повозок не уменьшалось, а наоборот, увеличивалось. Глянув на противоположный берег реки, Мак увидел, что на мост въезжают все новые и новые телеги. Казалось, они собрались со всей округи – телеги, груженные сеном, повозки с зерном, фруктами, овощами, битой птицей, – словом, со всеми продуктами, которые производились во Франции и в соседствующей с нею Бельгии. Откуда только они взялись здесь, подумал Мак. Он сел на своего и с большим трудом переехал через мост. Маргарита следовала за ним.
Перебравшись на другой берег реки, Мак галопом поскакал вдоль дороги, по которой непрерывным потоком двигались к мосту все эти повозки и телеги. Он завернул за поворот – и осадил своего коня, раскрыв рот от изумления. Посреди дороги возвышалась исполинская фигура в белом; вокруг ее головы сиял радужный нимб, заметный даже в лучах зари. Повозки и телеги возникали перед нею прямо из воздуха, и она направляла их к мосту через Эр.
– Кто вы? – воскликнул Мак, овладев собою. – И что вы здесь делаете?
– Ох, – произнес незнакомец в белом. – Вы не должны были меня видеть!
В тот же миг за спиной Мака материализовался Мефистофель на черном коне, извергающем пламя из ноздрей.
– Михаил! – воскликнул он, обращаясь к своему сопернику. – Что ты делаешь?!
– Ничего особенного, – угрюмо ответил архангел Михаил, – я просто отправил в Варенны несколько повозок с зерном и овощами…
– Которые заняли весь мост через реку Эр, преградив путь всякому, кто попытался бы переправиться на другой берег, – язвительно заметил Мефистофель. – Рынок в Вареннах, конечно, будет очень богат, но, боюсь, доктор Фауст, участник нашего спора, останется внакладе. Ты вмешиваешься в естественный ход событий, Михаил, а подобные вещи даже архангелу не так-то легко сходят с рук!
– А разве демону позволено то, что не позволено архангелу? – в тон Мефистофелю сказал Михаил. – Я сделал то же, что и ты.
Мефистофель сердито сверкнул глазами на Михаила:
– Я думаю, нам лучше продолжить этот разговор без посторонних свидетелей.
Михаил озабоченно глянул на Мака и поджал губы:
– Ты прав. Смертные не должны подслушивать наши споры.
И оба духа тотчас исчезли, словно их никогда здесь и не было.
Глава 12
Мак поскакал обратно к мосту через Эр. Он был полностью перегорожен повозками и телегами всех видов и размеров. Меж большими повозками помещались маленькие тележки; казалось, не только всадник или пешеход не сможет пробраться между ними, но и муха не сможет пролететь. Мак спешился и протиснулся меж ближайшими двумя телегами, осыпаемый громкой бранью возниц.
Крича, ругаясь, толкаясь и уворачиваясь от ударов кнута, он добрался наконец до середины моста. Маргарита следовала за ним, словно тень. Взобравшись на высокий воз, Мак опять попытался наладить движение. Но тщетно он выкрикивал команды и размахивал руками. На мост въезжали все новые и новые повозки. Крестьяне торопились на рынок в Варенны, привлеченные сладкими речами Михаила, посулившего выгодные цены тем, кто успеет приехать рано утром. Каждый стремился обогнать соседа. На мосту возникла настоящая давка.
Когда на перегруженный мост въехал огромный воз, груженный вяленой рыбой – уловом балтийских рыбаков, – деревянные опоры не выдержали. Раздался громкий треск, и мост вздрогнул. Мак успел добраться до берега как раз вовремя, чтобы избежать холодной ванны. Через несколько секунд толстые сосновые сваи покачнулись, и мост начал медленно оседать. Возникла паника; истошно закричали люди, испуганно заржали лошади, заревели быки. Мост рухнул через несколько секунд. Повозки, телеги, люди, лошади полетели в светлые воды Эра. Еще несколько минут до ушей Мака доносились всплески воды, людские вопли и рев перепуганных животных, затем все стихло. В наступившей тишине стал слышен топот лошадиных копыт и стук колес – это приближался королевский экипаж.
Мак бросился к карете.
– Ваши величества! – задыхаясь, прокричал он. – Еще не поздно!
– О чем он говорит? – удивленно спросила королева. – Мост рухнул. Мы пропали.
– У меня есть один план.
– Какой план? Прошу вас, говорите!
– Вашим величествам нужно выйти из кареты. Мы наймем лошадей и поскачем сначала обратно по дороге, ведущей в Париж. Это собьет погоню со следа. Затем мы свернем на другую дорогу и доберемся до бельгийской границы.
Людовик повернулся к королеве:
– Что вы скажете, мадам?
– Мне эта затея кажется слишком рискованной, – призналась королева.
Король долго размышлял, а королева считала этот план не слишком удачным, но в конце концов их величества согласились – больше им ничего не оставалось делать. Мак помог им выйти из кареты. Они стояли возле своего просторного экипажа, и вид у них был отнюдь не королевский. Еще бы, ведь царственная чета, выезжавшая на верховые прогулки в сопровождении пышной свиты, не привыкла ходить по мокрым от утренней росы лугам. Мак поспешил на почтовую станцию, чтобы нанять лошадей. Он все еще надеялся избежать ареста. В конце концов, никто не знал, что король и королева находятся здесь. Никто, кроме Друэ, которого Мак оставил лежать без сознания возле старой, заброшенной дороги в Сен-Менехольде.
Король нерешительно подошел к лошади, которую достал для него Мак, и вскочил в седло. Королева последовала примеру своего царственного супруга и тоже села на свою лошадь. Наконец все было готово.
Но не успели всадники тронуться с места, как впереди на дороге показалось облако пыли, и вскоре Мак, приподнявшись на стременах, смог различить всадников, скачущих к берегу реки. Их было несколько сотен, и все были вооружены. Во главе этой маленькой армии скакал Друэ.
Заметив королевскую карету, Друэ громко крикнул:
– Вот они! Король и королева здесь! Арестуйте их! Их нужно немедленно отправить обратно в Париж!
Несколько солдат окружило Людовика и Марию-Антуанетту. Друэ подъехал к Маку.
– Вот мы и встретились, – сказал почтмейстер. – Вы сослужили мне плохую службу, гражданин. Но уж теперь-то я рассчитаюсь с вами.
И, махнув рукой солдатам Национальной Гвардии, он приказал:
– Этот человек участвовал в контрреволюционном заговоре. Возьмите его!
Изумленный Мак смог только пробормотать:
– Скажите, как вы сумели приехать сюда так быстро?
– Уж никак не с вашей помощью, – ответил Друэ. – К счастью, вот этот господин проезжал мимо и оказал мне помощь.
Один из всадников отделился от отряда и подъехал ближе. Мак узнал его. Это был Фауст.
– Опять вы! – простонал Мак.
Фауст самодовольно усмехнулся.
– Мне не стоило почти никакого труда вырваться из рук солдат, схвативших меня. Я погнался за вами и увидел на дороге этого несчастного. Я помог ему и тем самым расстроил ваши планы.
Тут объявился Мефистофель.
– Отпустите этого человека, – обратился он к Друэ.
Смертельно напуганный появлением демона, почтмейстер все же нашел в себе силы ответить:
– Мы обязаны задержать его, чтобы предать трибуналу.
– Мне очень жаль, – сказал Мефистофель, – но в этом деле заинтересованы сверхъестественные силы. Они занимают более высокое положение, чем любая земная власть. Объявляю, что Великий Спор меж силами Света и Тьмы завершен.
С этими словами он величественным жестом возложил свою руку на плечо Мака, и в тот же миг оба исчезли. А через несколько секунд исчезла и Маргарита, стоявшая рядом.

ЧАСТЬ VIII.
СУД
Глава 1
После того, как Мефистофель унес его из Варенн, Мак погрузился в какое-то странное оцепенение, похожее на фантастический сон. События переплетались, накладывались одно на другое, и он не мог припомнить никаких подробностей. В памяти были провалы. Затем он, казалось, погрузился в глубокий сон без сновидений, чтобы наконец проснуться в скромно обставленной комнате, на диване, обитом зеленым атласом. Мак глянул в окно: все вокруг заволокло мутно-серым туманом, и невозможно было угадать, где он находится. Однако, окинув взглядом комнату, Мак узнал кабинет Мефистофеля в Лимбе и тотчас вспомнил, когда он в последний раз был здесь. Как раз перед отправкой во Флоренцию! Ну, конечно, вот и обитый зеленым атласом диван, на котором сидел Мефистофель!
Он встал с дивана и огляделся. Проход в виде арки вел в соседнее помещение; заглянув туда, Мак узнал комнату, где он спрятал свое сокровище – картину Боттичелли, спасенную от огня.
Услышав за своей спиной скрип открываемой двери, он вздрогнул и обернулся, готовый к любым неожиданностям. Вошла Илит в длинном, облегающем фигуру платье. Юбка цвета беж закрывала ее стройные ноги до середины икр. Густые черные волосы, собранные в высокую прическу, украшал резной гребень, искусно подделанный под черепаховый панцирь. Лицо Илит было бледным и задумчивым, как всегда, и лишь небольшие красноватые пятна на скулах выдавали ее волнение.
– Вот и все, – сказала Илит. – Закончился последний эпизод, в котором вы должны были сделать свой выбор.
– Мефистофель говорил мне то же самое! Что происходит сейчас, хотел бы я знать?
– Скоро начнется суд. Я как раз собираюсь на его заседание. Я заглянула сюда на минутку, чтобы узнать, как вы себя чувствуете.
– Это большая любезность с вашей стороны. Меня, кажется, не приглашали на заседание?
– К сожалению, я ничего не знаю об этом, – ответила Илит.
– Как это на них похоже, – посетовал Мак. – Мефистофель был сама любезность и так сладко улыбался мне, когда я был ему нужен, а когда все кончилось, он даже не зашел проведать меня. Я уж не говорю о том, что меня обошли приглашением на торжество…
– Смертных редко приглашают на подобные мероприятия, – сказала Илит. – Но я понимаю ваши чувства.
– А когда я получу обещанную мне награду? – угрюмо спросил Мак.
– Я не знаю, – покачала головой Илит. – Возможно, вам придется подождать. Вы ведь находитесь в Лимбе; здесь все люди чего-то ждут…
Илит по-особому сложила руки и тут же исчезла. Некоторое время Мак шагал взад-вперед по кабинету. Заметив несколько тонких книжек на журнальном столике, он придвинул кресло и раскрыл одну из этих книжек. Это оказалась брошюра «Дорога в Ад: как ее найти», издательство «Сатаник Пресс». Мак перевернул страницу и начал читать.
«Вы хотите попасть в Ад? Некоторых из вас озадачит такой вопрос. Не удивляйтесь! Многие люди хотят этого. Ведь Ад – это такое место, где огромное значение придается инстинктивным потребностям. Не верьте россказням о том, что в Аду вам никогда не удастся удовлетворить свои потребности. Удовлетворить желания можно всегда; однако аппетит, как известно, приходит во время еды, и то, что манило вас еще вчера, привлекая своей недоступностью, перестает интересовать вас сразу после того, как вы наконец станете обладать вожделенным предметом. Но разве не то же самое происходит с вами в подлунном мире? Допустим…»
Мак не успел дочитать фразу до конца: раздался громовой удар, сверкнуло пламя и клубами повалил черный дым. Когда дым немного рассеялся, Мак увидел, что перед ним стоит сам Иоганн Фауст. Ученый доктор выглядел прекрасно; на нем была новая профессорская мантия с горностаевым воротником.
– Эй! Подождите! – воскликнул Мак, обрадованный тем, что видит знакомое лицо – пусть это даже хмурое лицо его соперника, Фауста.
– Послушайте, я очень спешу, – произнес Фауст недовольным тоном. – Вы случайно не видели высокого, худого человека со светло-карими глазами, длинными темными волосами, очень похожего на колдуна?
– Нет, – покачал головою Мак, – я никого не видел. Я здесь совсем один. Только Илит, дух, служащий Светлым силам, заглянула на минутку.
– Илит меня не интересует. Мне нужен граф Сен-Жермен. Он сказал, что встретится со мной здесь. Надеюсь, он не опоздает.
– А кто он такой?
Фауст поглядел на своего собеседника с видом превосходства.
– Граф Сен-Жермен – один из величайших магов. Он жил в более поздний век, чем ваш.
– Но ведь мой век – это и ваш век тоже! – удивился Мак. – Разве мы с вами живем в разные времена? И как вам удалось узнать об этом графе Сен-Жермене – он ведь из будущего?
– Видите ли, – начал Фауст менторским тоном, – я сам – великий маг, величайший из всех, когда-либо живших на земле, и, следовательно, я знаю всех своих знаменитых коллег, работающих в данной области – и из далекого прошлого, и из будущего. Мы, маги, поддерживаем друг с другом тесную связь – как со своими современниками, так и с теми, кто давно умер, и даже с теми, кто еще не родился.
– А зачем вы вызвали сюда этого самого графа и что вам от него нужно? – спросил Мак.
– Я думаю, вам пока лучше об этом не знать, – ответил Фауст. – Пусть это будет для вас небольшим сюрпризом.
– Сюрприз? Но ведь Война меж Добром и Злом кончилась…
– Мой дорогой, борьба меж силами Добра и Зла продолжается. Закончен лишь один из раундов игры. Откровенно говоря, мне будет любопытно посмотреть, как Ананке будет судить ваши неуклюжие попытки повлиять на ход мировой истории. Но хотя Тысячелетней Войне был объявлен конец, последнее слово еще не сказано. Оно осталось за самим Иоганном Фаустом, великим магом, доктором разных наук.
– За Фаустом? То есть за вами?
– Черт побери! А за кем же еще? Ведь Фауст – это я!
– Да, в некотором роде. Ведь я до какой-то степени тоже Фауст.
Несколько мгновений Фауст молча смотрел на Мака с таким видом, словно рассматривал какое-то забавное, доселе ему неизвестное насекомое, затем откинул голову назад и презрительно расхохотался:
– Вы? Фауст? Да кто вы такой? Дорогой мой, вы очень далеки от фаустовского образа, каким ему суждено войти в историю. Вы жалкое создание, не обладающее знаменитой фаустовской твердостью духа. Вы глядите в рот своим господам, подобно дворовому псу, и пытаетесь корчить из себя знающего человека перед своими приятелями, такими же невеждами, как и вы. Вы вульгарный, необразованный тип. Вы не имеете никакого понятия об истории, философии, политике, химии, оптике, алхимии, этике и о венце человеческой мудрости – магии. – Фауст усмехнулся. – Как малое дитя, пытаясь подражать взрослым, надевает отцовские башмаки, так и вы лишь примеряли на себя костюм Фауста. Но дитя, сделав шаг-другой в огромных башмаках, спотыкается и падает. Так же и вы, Мак, совершили множество глупостей, взявшись не за свое дело. Но теперь, к счастью, вашей клоунаде на исторической сцене пришел конец. Роль Фауста – не для вас. Вы не ровня великим мира сего. Вы – ничем не примечательная личность, один из многих тысяч простых смертных, которые влачат свое жалкое земное существование. Вы посмешили публику – и довольно! Теперь вы канете в Лету. Мы не намерены дольше терпеть ваше присутствие.
Мак не был уверен в том, что такое «Лета», но колкость фаустовской брани и сам тон фаустовского монолога больно задели его.
– Ах, вот как! – воскликнул он, весь кипя от гнева. Но он говорил в пустоту, ибо Фауста в комнате уже не было – великий маг бесшумно растаял в воздухе.
Мак снова начал мерить шагами кабинет Мефистофеля. Постепенно гнев его остыл, уступив место чувству жалости к самому себе. Одиночество томило его, и, чтобы хоть как-то скоротать время, он начал размышлять вслух.
– Как будто я не хотел бы обладать всеми этими знаниями и магическим искусством! – пробормотал он себе под нос. – Но я не обладаю сверхъестественными возможностями, и тем не менее стараюсь сделать то, что могу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 интернет-магазин Plitkaoboi.ru 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/ceradim/lucido-10185664-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/mebel-dlya-vannyh-komnat/shkafy/navesnye/