Левое меню

Правое меню

 на этом сайте PlitkaOboi.ru      https://legkopol.ru/catalog/inzhenernaya_doska/12mm/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А эта растяпа спохватилась в последний момент. Нашла турфирму рядом со своей работой, там были очень обаятельные сотрудники. Они гарантировали ей, что паспорт будет готов максимум через три. недели, а до отпуска оставалось еще полтора месяца, — в общем, все хорошо. Она спокойно ждет свои три недели, идет за паспортом, а ей эти обаятельные люди говорят, что в ОВИРе паспорт немножко задерживается и не могли бы вы зайти завтра. Она заходит завтра, потом послезавтра, потом на следующей неделе, потом после дождичка в четверг… Потом я ей говорю, что пора уже идти выкупать путевки, а у нее еще нет паспорта. Я понимаю, в этой турфирме очень обаятельные люди, но я не могу перенести свой отпуск, потому что в октябре сдача квартального баланса и прочей налоговой пакости и мне кровь из носу надо быть на работе.
В общем, я тянула до последнего, потом все же махнула на Ленку рукой и полетела в Болгарию одна, то есть не одна, а с Аськой. А Ленка до сих пор ходит в эту несчастную турфирму. Такой уж она невезучий человек.
Но речь не об этом. Прилетели мы с Аськой в Болгарию, а тут, как назло, жутко похолодало. Ей-богу, у нас в начале сентября так холодно не бывает, а тут все-таки — юг, Черное море!
Я натягиваю на себя все теплые вещи, какие есть, и сижу у бассейна, клацая зубами. Потому что мою морозоустойчивую дочь все равно не вытащить из воды. Ну а я сижу в шезлонге, заворачиваюсь в купальное полотенце поверх свитера, пью кофе по-турецки и изо всех сил изображаю наслаждение отдыхом, чему несколько мешает телевизор, откуда ежечасно нахально сообщают, что в Санкт-Петербурге двадцать шесть градусов выше нуля и ветер южный.
Я размышляла о том, что так ли не повезло моей подруге Ленке, конечно, отпуск у нее сорвался, но зато деньги целы. Ну ладно, я все-таки в отпуске, могу на две недели забыть такие страшные слова, как счет-фактура и товарная наценка, а это уже чего-нибудь да стоит.
Я любовалась своей дочкой, которая с визгом съезжала в бассейн, и тут ко мне подкатился какой-то нахальный соотечественник прилично за пятьдесят, разя французским одеколоном и стряхивая невидимые пылинки с рукава пиджака от Версаче, и начал клеиться, по выражению Галки, внаглую. Не знаю, чем я его привлекла — я же так плотно упаковалась от холода… Разве что полотенце ему очень понравилось. Я продолжала пить свой кофе уже без всякого удовольствия, с тоской поглядывая по сторонам, потому что далеко уйти я не могла — Аська-то в бассейне. Потом я заметила неподалеку на соседнем шезлонге даму, интересную такую даму, примерно от тридцати до сорока, всем хорошую даму. Она смотрела на меня с явным сочувствием и вдруг громко сказала этому престарелому ловеласу:
— Простите… молодой человек, это не вас там жена ищет? Полная такая…
Его как ветром сдуло.
Мы с дамой посмотрели друг на друга и рассмеялись. Потом я ее поблагодарила, а она и говорит, да вы откуда, — да я из Питера, — да что вы, я тоже из Питера, — а вы здесь первый раз, — нет не первый, но с погодой так вышло впервые, а это ваша дочка, — да, моя, — какая славная, да вы не бойтесь, у меня глаз не дурной, — да что вы, я в эту ерунду не верю, — а что вы делаете по вечерам…
Слово за слово, так мы и познакомились с Валентиной. В отпуске большое дело, если есть с кем перекинуться словом и оставить ребенка на двадцать минут, и вообще вдвоем чувствуешь себя гораздо увереннее, именно поэтому мы и собирались ехать в отпуск вместе с Ленкой.
У Валентины оказался такой интересный талант — все про человека выведать, ничего ему про себя не рассказывая, так что к концу отпуска она была полностью в курсе всех моих дел, так сказать моих успехов в работе и счастья в личной жизни, а я про нее только знала, что она замужем, и то только когда прямо спросила — тогда она ответила, и то совершенно односложно — да, замужем, и все.
Нельзя сказать, что весь отпуск мы были с ней неразлучны. Встречались мы каждый день, но ненадолго. Она играла с Аськой, но неумело, чувствовалось, что с детьми она никогда не имела дела. И вот, когда я опять сидела в шезлонге на берегу бассейна, мне как-то пришла в голову мысль, а что же, собственно, Валентина здесь делает? Из каких-то крупиц разговора мне удалось выяснить, что у нее свой собственный бизнес, какой уж — я не знала. Она сказала, что приехала одна. Чтобы ото всех отдохнуть. Странно… Отдохнуть — на детском курорте? И потом, я работаю не в продуктовой лавочке, в магазине импортной сантехники, очень, кстати, дорогой. И хоть непосредственно с покупателями я не общаюсь, но все же глаз у меня наметан. Ребята у нас в магазине видят клиентов насквозь и с порога определяют, кто что купит и на сколько. Во-первых, это, конечно, машина. А если не машина, то зимой у женщин — шуба, а летом — повадки. Бывали, конечно, случаи, когда из шикарного «кадиллака» вдруг выпадали мужичок сельского вида и бабуля с клюкой или немолодая тетенька в лыжной куртке покупала мебель для ванной ценой сто двадцать восемь тысяч. Но это редко.
Так вот, по повадкам и внешнему виду Валентины я сразу же поняла, что она женщина весьма обеспеченная. Такие отдыхают на Канарах, на Майорке, плавают с аквалангом в Красном море, как нас соблазняет реклама. А Болгария — это для таких, как я, которые работают по найму и живут на зарплату. И нечего ей здесь делать. Конечно, у богатых свои причуды, но… Но Валентина производила впечатление женщины, которая твердо знает, чего хочет, иногда это в ней было слишком явно заметно.
Так, например, как-то она заявила мне вроде бы к слову:
— Ты, Татьяна, женщина привлекательная. Но тебе обязательно нужно кого-нибудь найти. Терпеть не могу, когда что-то хорошее пропадает даром. Здесь-то, конечно, вряд ли ты приглядишь себе что-то приличное, а вот в городе я этим займусь. Устрою тебе приличного человека, не с улицы.
Напрасно я уверяла ее, что приехала в Болгарию вовсе не за этим, что с момента моего официально развода с мужем прошло восемь месяцев и что я совершенно не хочу снова замуж — не только из-за Аськи, но вообще…
— Нет-нет, — говорила Валентина. — Солидный обеспеченный муж — это именно то, чего тебе не хватает в жизни.
Я вообще-то не люблю, когда за меня думают. Вот когда за меня что-то делают — особенно моют посуду, — это я одобряю. Но вот когда за меня думают и решают за меня, чего мне не хватает в жизни, — это увольте. Но Валентина была таким человеком, что с ней было очень трудно спорить. Почти невозможно. И потом я решила тогда, что это у нас с ней был обычный отпускной треп, и не волновалась.
Помню еще одну странность. Мы не собирались с Аськой никуда выходить вечером, но накануне отлета погода наладилась, и мы решили погулять по берегу моря. Когда мы возвращались, Аська зашептала мне на ухо:
— Мамочка, посмотри, вон в ту машину села тетя Валя.
Машина уже отъезжала, она была шикарная, и я успела только заметить силуэт мужчины спереди.
— Тебе не показалось?
— Что ты, ее платье, — ответила моя глазастая дочь.
Я пожала плечами — какое нам дело, куда и с кем ездит Валентина по ночам? Но это подтверждало мои мысли о том, что Валентина на курорте не просто так, а с определенной целью. Может быть, бизнес?
На следующий день мы улетели домой, начались трудовые будни, Болгария забылась моментально, только Галка долго посмеивалась над нами, что стоило, мол, на юг ехать, чтобы там в теплом свитере весь отпуск просидеть.
***
Валентина позвонила в пятницу мне на работу:
— Танюша, дорогая, брось все, завтра приходи к нам, я нашла тебе потрясающего человека. Это именно то, что тебе нужно. Замдиректора крупной фирмы, квартира есть, потрясающе хорош, а самое главное — в данное время он как раз свободен, развелся со второй женой, так что у вас могут сложиться серьезные отношения.
— Ты считаешь, сейчас для него подходящий момент для серьезных отношений? — усомнилась я. — Помню я свой развод, я тогда два месяца смотреть не могла на всех, кто в брюках, даже свои джинсы выбросила.
— Ну, дорогая моя, не все же воспринимают развод так серьезно, как ты! И потом, это ведь тебя ни к чему не обязывает, познакомишься, ну не понравится — так и ладно. Да ты как его увидишь — из рук не выпустишь, такой мужчина! Я ему про тебя рассказывала, он не против познакомиться.
Но меня одолели сомнения.
— Неудобно как-то, прямо смотрины у тебя получаются.
Ну что ты, Татьяна, это мой брат троюродный, приличный человек, я его давно не видела, не знала, что он в разводе. И где, по-твоему, люди знакомятся? Не на улице же! А на работе у тебя, сама говорила, одни дебилы. А которые немного с мозгами, так все женатые.
— Это верно, но…
— Никаких но! Записывай адрес, мы живем на Петроградской.
В субботу Галка по моей просьбе вернулась с рынка пораньше и застала меня в раздумьях. Глядя на разложенную по всей комнате одежду, Галка покачала головой:
— Это все не то!
Я не особенно доверяю ее вкусу, но вынуждена была с ней согласиться.
— Что делать, Галка? Вроде и шмоток у меня много, а надеть нечего, то есть есть чего, но хочется чего-то…
— Говорила я тебе, купи то платье, а то все у тебя черное да серое!
— Сейчас модно… — слабо протестовала я.
— Ладно, идем ко мне, посмотрим что-нибудь из новых шмоток.
— Да что у тебя там есть, все турецкое да польское!
Галка рылась в шкафу и бурчала оттуда что-то недовольно:
— Турецкое, говоришь? А это ты видела?
Она держала в руках пакет, одним движением вытащила его содержимое, это оказался костюм. Фасон был самый простой — прямая юбка и жакет, но все дело было в цвете. Цвет был голубой с сероватым отливом, цвет голубого льда, а еще там было немножко светло-лилового. Я обожаю такие, мне вообще идут цвета, в которых не меньше трех оттенков, серо-буро-малиновые, по выражению Галки.
Я посмотрела бирку: Made in Italy.
— Откуда он у тебя?
— Случайно. — Галка вздохнула. — Вообще-то я для себя брала, но… — Она с грустью оглядела свою фигуру.
Действительно, после Стасика ее здорово разнесло.
— Примерь, Татьяна, время дорого.
Я посмотрела на себя в зеркало — действительно, это был мой цвет. Сидел костюм не очень, но цвет… Галка была полна энергии:
— Вот тут переставим пуговицу, мне пиджак был в обтяжку, а тебе будет свободно, так даже лучше, а юбку заколешь вот так, двумя булавками. Надеюсь, ты не собираешься в первый же вечер перед ним раздеваться?
— Ты что, с ума сошла?
— Тогда все в порядке, никто ничего не заметит. Макияж надо бы поярче.
— Не надо, — твердо ответила я. — Этот как раз подходит.
— Пожалуй… Как к глазам идет, Танька! Да ты прямо красавица!
К этому костюму очень подошел комплект, доставшийся мне в наследство от бабушки. Кольцо и сережки, старинная работа, белое золото, бирюза, а вокруг маленькие алмазные скол очки. Само по себе все это было недорого, но понимающие люди оценивали работу, а для меня этот набор был просто бесценным как память о бабушке. Носила я его редко, уж очень стал хрупким, но сегодня такой случай… Перед выходом я слегка побрызгала за ушами из маленького пузырька «Мажи Ну ар», который назло всем купила сама себе на прошлый день рождения, и отправилась в новом костюме начинать новую жизнь.
Квартира была на Петроградской в красивом старом доме. На двери красовалась медная табличка с совершенно стершейся надписью — прочитать ничего нельзя, но не снимали ее, должно быть, из-за красоты. Звонок старый-престарый. Даже не звонок, а ручка, которую надо повернуть. Я повернула.
Дверь открылась, и передо мной появился такой красавец, что я обомлела: черный, лохматый, огромный. Нечеловеческой красоты. Конечно, нечеловеческой — ведь это был ньюфаундленд. Он смотрел на меня глазами, полными ленивой задумчивости, и взгляд его вопрошал: «Ну чего вы все от меня хотите? Ну ладно, я готов ради вас на все, но надеюсь на вашу порядочность».
— Здравствуй, — обратилась я к нему, — как тебя зовут? Ты сам открываешь дверь гостям?
— Цезарь. Он учится, но пока еще не умеет, — последовательно ответили мне из-за спины ньюфаундленда на оба моих вопроса.
Я всмотрелась в темноту за Цезарем. Там стоял малоинтересный мужчина лет под сорок, может, и меньше, худощавый, не слишком высокий, какой-то слегка потертый. В общем, не герой моего романа.
— Добрый вечер, — сказал «негерой», — вы, я думаю, та самая Татьяна, приятельница Валентины, которую она так ждет?
Я только открыла рот, чтобы спросить из вежливости, как его зовут, но вылетела Валентина и увела меня. Я не опоздала, гости еще не все собрались. Оказалось, что у Валентины ожидается много народа, я успокоилась — так даже лучше, а то сидели бы вдвоем и пялились друг на друга. Валентина вылетела в коридор, наскоро познакомила меня с мужем, симпатичный такой, но, по моим наблюдениям, здорово у нее под каблуком. Это неудивительно, Валентина — женщина с активной жизненной позицией, полная противоположность мне.
— Пойдем со мной. — Валентина потянула меня на кухню.
— Его еще нет, — зашептала она, — ты пока тут побудь, расслабься.
— Народа много у тебя будет?
— Да будут, так, ерунда.
— А кто это мне дверь открывал?
— Ах, этот. — Валентина скривилась. — Это мужа школьный приятель. Живет тут рядом, друг дома, так сказать. Вечно у нас торчит, на все праздники его приглашаем. Жена его бросила, вот мой теперь с ним и нянчится.
Я поняла, что не очень-то муж у нее под каблуком, раз сумел настоять на своем, ведь, судя по ее кривой улыбке, Валентина этого типа явно недолюбливает.
— Ты что такая бледная? Тебе надо взбодриться.
Валентина достала из шкафчика графинчик и две маленькие рюмочки.
— Вот, давай, за твою удачу!
Я выпила глоток тягучей липкой жидкости, очень крепкой, даже голова немного закружилась. Валентина вынимала из холодильника закуски.
— Тебе помочь?
— Да ладно, вот погляди в зеркало, наведи красоту.
Я отошла к окну, кухня была огромная, вся отделана по последнему «крику» и уставлена бытовой техникой, да все в этой квартире было огромным. И, судя по всему, старым оставался только звонок на входной двери, все остальное, кроме стен, было переделано по европейскому стандарту.
— Сколько у вас комнат?
— Всего три, но зато большие. С нами еще свекровь живет.
Всего три на трех человек и собаку. Живут же люди!
— Как я хоть выгляжу-то, Валя?
— Все хорошо, — рассеянно сказала Валентина, не оборачиваясь.
У меня вдруг заломило в висках и показалось, что дом напротив слегка пошатнулся. Я схватилась за подоконник.
— Что с тобой? — теребила меня Валентина. — Тебе плохо?
— Голова что-то болит и кружится, может, этот ликер…
— Глупости, выпила-то всего глоточек. — Валентина протягивала мне какие-то таблетки.
— Сейчас придешь в норму, это замечательное лекарство, оно абсолютно безвредно. Просто поднимает давление, сразу почувствуешь себя лучше.
— Не надо, Валя, со спиртным нехорошо таблетки пить.
— Да какое спиртное? Выпей таблетку, через полчаса еще одну. Их обязательно надо пить вместе.
Она буквально силой впихнула в меня одну таблетку, и действительно, минут через десять мне стало лучше.
Валентина все посматривала в окно, потом позвала меня:
— Вон, смотри, зеленая «девятка» подъехала, это он. Ты не думай, — заторопилась она, — у него БМВ еще была. Так получилось, что он ее жене оставил.
— Да какая разница? — Я пожала плечами.
— Правильно, не в машине дело. Сейчас он поднимется, сама увидишь.
Он поднялся, я увидела. Насчет того, что он красавец, Валентина немного преувеличила, но на первый взгляд он был довольно привлекателен. Лет ему было около тридцати пяти, костюм сидел хорошо, держался он уверенно, но без наглости. Когда нас знакомили, он оглядел меня цепким взглядом и долго не отпускал мою руку. Меня познакомили еще с кем-то, я помню одну только приятельницу Валентины, очень полную брюнетку Альбину.
За столом мы с Вадимом сидели рядом. И шампанским чокнулись со значением, он выпил полбокала, глядя мне в глаза. Я тоже не допила свой бокал, боялась, что опять станет нехорошо. На всякий случай я решила мало есть, мало пить, вообще не курить, чтобы сохранить ясную голову на сегодняшний вечер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 https://plitkaoboi.ru/plitka/coliseumgres/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/relaks-175107-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/mebel-dlya-vannyh-komnat/penaly/