Левое меню

Правое меню

  выбрали отсюда      https://legkopol.ru/catalog/laminat/kitaj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Завацкая Яна

Квиринские истории - 1. Нить надежды


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Квиринские истории - 1. Нить надежды автора, которого зовут Завацкая Яна. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Квиринские истории - 1. Нить надежды в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Завацкая Яна - Квиринские истории - 1. Нить надежды, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Квиринские истории - 1. Нить надежды равен 408.37 KB

Завацкая Яна - Квиринские истории - 1. Нить надежды - скачать бесплатную электронную книгу



Квиринские истории – 1

«Нить надежды»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2006
ISBN 5-93556-778-4
Аннотация
Синагет Ледариэн не помнит своих родителей. Она не знает, кто оплатил ее обучение в престижной школе Легиона. Все, что у нее есть, – неукротимая жажда жизни и способность не сдаваться при любых условиях. Выбраться из любой, самой глубокой ямы; сражаться против судьбы; сохранять верность себе в любом уголке Вселенной и во всех, даже самых тяжелых обстоятельствах; подниматься к высотам богатства и славы – и снова падать, осознавая, что это – не то, что ты ищешь… Она жаждет любви, но есть ли мужчина, способный встать рядом с ней, Дикой Кошкой, повелительницей пиратской империи? Она мечтает о простой искренней дружбе, но это становится почти недостижимым для нее. Она ищет свою Родину и родных людей, но лишь после многих испытаний Родина сама находит ее – и вместе с тем Синагет обретает призвание. Хеппи-энд? Ну что вы, все еще только начинается…
Яна ЗАВАЦКАЯ
НИТЬ НАДЕЖДЫ
Пролог 1

В моей душе остаток зла,
И счастья старого зола,
И прежних радостей печаль,
Лишь разум мой способен вдаль
До горизонта протянуть
Надежды рвущуюся нить,
И попытаться изменить
Хоть что-нибудь.
Пустые споры, слов туман,
Дворцы и норы, свет и тьма,
И облегченье лишь в одном –
Стоять до смерти на своем.
Ненужный хлам с души стряхнуть
И старый страх прогнать из глаз.
Из темноты на свет шагнуть,
Как в первый раз.
И в узелок опять связать
Надежды порванную нить,
И в сотый раз себе сказать,
Что что-то можно изменить.
И пусть не стоит свеч игра,
Но верь опять, что победишь!
В конечном счете будет прав
Тот, кто зажег огонь добра!…
Никольский, «Воскресенье».
ПРОЛОГ.
– Курсант Ле-да-ри-эн, – Кэр-Нардин выговаривает мою фамилию с отвращением. Я молча жду, очаровательно улыбаясь. По крайней мере, надеюсь, что очаровательно… с разбитой губой и темными провалами вокруг запавших от бессонницы глаз.
– Прибыть к капитану Дзури. Немедленно.
– Есть, сарт Кэр-Нардин, – (тоже еще имечко), – четко, как положено, отвечаю я. И голос звенит в пустоте коридора, – прибыть к капитану Дзури немедленно.
– Выполняйте, – буркнул сарт.
Это было три года назад, когда мы пришли в Третью Ступень. Я, пятнадцатилетняя нахалка, стояла перед своим новым сартом навытяжку.
– Виновата, сарт.
– В чем дело?
– Моя фамилия – Ледариэн.
Поскольку я поправляла его уже в седьмой раз, лицо Нардина стремительно багровело. Я начала опасаться, что добром это не кончится. Но не сдаваться же… Мне нравится, змей забери, моя фамилия!
– Курсант Ледрен! – произнес он сдавленным голосм, – два наряда вне очереди.
– Есть два наряда вне очереди, сарт Кэр-Нардин, – ответила я, – И простите… Моя фамилия – Ледариэн.
Через час я смиренно наблюдала из-за решетки дисциплинарного отсека однообразный мир, периодически заслоняемый широкой спиной фланирующего туда-сюда часового. Внезапно в дверях показался молодой щеголеватый лат – я уже знала его, это Дзури, наш непосредственный начальник. Тусклая лампочка блеснула сверхновой, отразившись в пряжке его ремня, Дзури мгновенно сфотографировал ситуацию: арестантка из новичков, прибывших в Школу только сегодня.
Я встала. Приложила, как положено, ладонь к виску.
– Лат, я курсант Ледариэн, группа У-14, отбываю арест, срок неопределенный, по приказанию сарта Кэр-Нардина.
Дзури посмотрел мне в глаза, кивнул и вышел. Минут через пятнадцать дверь открыл часовой.
– Иди. К Нардину. Он в учебке сейчас.
Не чуя под собой ног, но стараясь не торопиться, я устремилась в учебку.
Кэр-Нардин уставился на меня с отвращением.
– Арест окончен. Два наряда остаются. Садитесь на место, курсант… Ле-да-ри-эн, – выговорил он.
Я опустила ресницы, потом взмахнула ими, одарив его сияющим взглядом и легкой (чтобы не нарушить устав) белозубой улыбкой.
– Есть садиться на место, сарт Кэр-Нардин.
С тех пор он старается обращаться ко мне по второй форме, без именования, а если уж случается, то выговаривает мою фамилию так, как будто ему на зуб горошина перца попала, а плюнуть стыдно. Я подозреваю, что тут замешаны какие-то подсознательные комплексы из раннего детства – самого Кэр-Нардина на второй-третьей ступени наверняка звали кем-то вроде Кардина или, того хуже, Пердина.
У двери кабинета Дзури – теперь уже капитана, начальника У-отделения, – я ненадолго задержалась. Просто постоять, собраться с мыслями.
Ясно, что по головке меня не погладят ни в коем случае. Дернул же змей… Самое обидное, что идея была вовсе не моя, да и роль во всем этом я играла небольшую. Но этого же не скажешь Дзури…
Ладно, что же стоять. Примем судьбу, как есть.
Хуже уже не будет.
– Разрешите войти? Курсант Ледариэн по вашему приказанию прибыл…а.
Вроде бы я не шатаюсь. Так? Стою твердо. Дзури, сидя за столом и сложив руки под накинутым на плечи лазоревым мундиром, увешанным побрякушками наград, внимательно, в упор меня разглядывает.
Смотреть не на что, конечно. Умыться у меня не было возможности. Кровь так и запеклась, да и губа вздулась, конечно. Ну и поспать стоя практически не удалось. Так, урывками. Но когда ты плохо выглядишь, считает Мика, нет нужды делать еще и несчастный вид, наоборот, выжми все возможное из того, что есть. Мать Мики – модель, так что она немного разбирается в женских делах. Я выпрямилась, подбородок вскинула, изобразила что-то вроде кокетливой полуулыбки (бр-р, наверное, смотрится, как улыбочка дэггера).
Проклятие змея на мою голову…
Дзури наконец-то заговорил негромким, спокойным, даже слегка сочувственным голосом.
– Синагет Ледариэн. Ты ведь в школе с пяти лет, не так ли?
– Так точно, капитан Дзури.
– Все три ступени в категории «уни»?
– Почти три, капитан Дзури.
– Разрешаю без формального обращения, курсант, – Дзури помолчал, – и садись.
Я приблизилась к его столу и села напротив. Моим измученным ногам (все-таки полсуток в стоячем отсеке – не шутка) это здорово понравилось, а все остальные члены тут же завопили, что они устали тоже и хотят, змей забери, спать!
Дзури тут сделал еще одну странную вещь. Налил в стакан воды из графина и протянул мне. Я, конечно, не преминула воспользоваться его добротой и вылакала всю воду в два глотка.
Все-таки Дзури – славный дядька. Хотя я в него уже не влюблена. Это пусть Кари страдает. Но он все же боевой капитан, что сразу заметно. Это тебе не грал Сабана, который кроме бумажек и попоек лет сорок как ничего не видел.
Дзури – славный дядька. Но сейчас ему придется перестать быть славным. И тут я его опять-таки хорошо понимаю.
– Происхождения своего ты не помнишь, так? Родственников нет, – он перечислял мои данные, поглядывая в свою планшетку, – Обучение по результатам тестов, за государственный счет…
Я лишь кивала в подтверждение.
– Успеваемость, вторая ступень – четвертое место в рейтинге, сейчас – седьмое. Серьезных дисциплинарных взысканий… ну, это мелочи… в третьей ступени – не было.
Дзури посмотрел на меня в упор.
– Что ж, Ледариэн, мне жаль. Мне очень, очень жаль, что вы опозорили честное имя легионера, – он замолчал, будто сморозил что-то не то, а потом вдруг спросил человеческим голосом, – Ледариэн, зачем вы это сделали?
Честное слово, мне захотелось разреветься и броситься ему на шею. Но этого, разумеется, делать было нельзя. А объяснить – зачем?
Скорее уж не зачем, а почему…
«Потому что грал Сабана – тупой боров, подкаблучник ухватистой женушки, душит все живое и настоящее, что есть в Легионе и Школе. И Вы это знаете не хуже меня! Это он придумал стоячий арест в дисотсеке. И все эти бессмысленные ночные дежурства, перекрашивания стен и перманентный косметический ремонт отсеков, это к нему на дачу мы ездим по выходным во внеочередные наряды. Да, школа тяжела и сама по себе, но мы бы вытерпели. Вы же знаете, мы бы все вытерпели. И мы же не струсили, не дрогнули у Л-13, помните? Только тупость эту, бессмыслицу терпеть – невыносимо».
Ничего этого, разумеется, я не сказала. Произнесла лишь деревянным голосом.
– Виновата.
– Виновата, – вздохнул Дзури. Глаза его сделались какими-то обиженными.
– Грал Сабана, – сказал он, – боевой офицер Легиона. Его биография вам известна. Не уверен, что вы способны вести себя так, как он вел себя в вашем возрасте. Наконец, он старый человек. Зачем вам понадобилось его оскорблять?
– Виновата, – повторила я. Что тут еще скажешь? Да, биографию Сабаны мы заучивали наизусть, и она повторялась каждый раз в приветственной речи, в одних и тех же выражениях, когда Сабана посещал нашу Школу. Меня всегда поражало это дикое несоответствие героической биографии – и реального ее плода, нынешнего Сабаны.
Мальчишка, в 16 лет удравший из дома, чтобы участвовать в войне против Чаронга, ставший военным пилотом, в 18 лет – уже комэск, пара потрясающих подвигов, два ранения, в 24 года – звание грала…
И нынешний, 60-летний Сабана – жирный одышливый боров, роскошный особняк, дача, вторая дача, строящаяся бесплатными силами курсантов, коллекция дорогих флаеров, дочь – уродливая, явно по блату созданная модель, жена – заваленная глостийскими шелками и бриллиантами, жадная, хозяйственная, крикливая тварь, которой наш грал подчиняется беспрекословно даже в мелочах.
Ну как это совместить?! Неужели штатская жизнь за пару десятков лет из боевого парня делает свинью, ни черта, кроме всего, не понимающую в Легионе и задравшую всех, и курсантов, и офицеров, своими дурными приказами…
Или он и не был боевым парнем, и все эти рассказы – лапша на курсантские уши? Да нет. Почему-то я верю, что был. Хотя может, эта вера – следствие промывки мозгов… но зачем бы им врать? Не знаю.
– Ледариэн, ты была не одна, ведь так? – Дзури испытующе глянул на меня, – Да, краску нашли только у тебя, но ведь в одиночку такое не устроить, верно?
– Я была одна, капитан Дзури, – я ответила формально, и даже сделала движение встать. Дзури махнул рукой.
– Сиди… Я понимаю тебя, Ледариэн. И не настаиваю. Хорошо, ты это сделала в гордом одиночестве.
Он помолчал.
– А теперь пойми и ты меня. Мы не можем это так оставить. То, что вы сделали… ну, ты сделала… это выходит за рамки обычного проступка, обычной шалости. Вполне потянет и на уголовное дело, в принципе. Или даже политика, теракт, скажем… Мы не обязаны это интерпретировать так. Но вот отреагировать, причем неординарно, не обычным наказанием… Это мы, к сожалению, обязаны.
Я кивнула. Чего тут понимать? Сабана жаждет крови, и кровь должна пролиться. Фигуральная, конечно. Но весьма болезненно.
– Все, Ледариэн, что я могу сделать – это поверить, что ты была одна и постараться убедить в этом начальство.
Я смотрю Дзури в глаза. И это уже немало! Не только для девчонок, но и для меня самой. Такие, как Сабана и его женушка, больше всего любят вопрос «кто виноват?» С них бы сталось направить меня в контрразведку с грифом «теракт» на предмет выявления сообщников. А уж там бы их выявили, можно не сомневаться.
– Мне очень жаль, Ледариэн, – продолжил Дзури с горечью, – что из-за твоей идиотской выходки, достойной… достойной сосунка из первой ступени, ты не получишь диплома. Мне бесконечно жаль, что твой диплом накрылся всего за полгода до выпуска…
Он что-то еще говорит, но я не слышу. Что ж… мне не обидно. По крайней мере, теперь все ясно. Выявили виновника, с позором выставили из Школы и, наверное, из Легиона. Сабана успокоился, честь Школы спасена, все получили примерный урок.
Да, я не стану офицером Звездного Легиона, универсалом, командиром самых элитных подразделений. Да, тринадцать лет учебы – псу под хвост. Ну, знания и навыки-то у меня остались, а вот специальности, получается, никакой.
Но может быть, в следующий раз, Сабана подумает, прежде чем требовать «адекватной окраски помещения», «немедленной высадки газона» на забетонированной площадке старого плаца или гонять бесплатных курсантов вместо роботов, которых все же надо покупать и чинить, у себя на даче.
– Идите, Ледариэн. Вы остаетесь под арестом до дня исключения из Школы. Стоячий арест я заменяю обычным.
… И то хлеб…
Может, еще и пожрать завтра дадут.
Я говорю «есть», из последних сил гордо и легко иду в дисотсек, и там заваливаюсь на топчан. И вот только тогда я чувствую, что ноги и все тело так онемели и затвердели от напряжения, что расслабиться уже не могут.
Строевой плац граничит с обратной стороной дисотсека. Там сейчас, наверное, второкурсники занимаются. До меня сквозь стену доносится грохот сапог и бодрая легионерская песня. Я различаю только мелодию, и то с трудом, но слова мне хорошо известны.
Странники звездные,
Храбрый легион,
Воины грозные
За имперский трон!
Мы идем, чеканя шаг,
По пылающей равнине,
Пламя духа в нас не стынет!
На земле нам нет покоя,
Наша участь так легка!
Нас ведет судьбы рука.
Обычно строевые песни меня раздражают. Все, кроме этой. Нам не преподавали эстетику, однако к дурным виршам у меня врожденное отвращение, а боевые марши сочиняют, похоже, одни неудачники, которых вышвырнули из рекламы или журналистики за полной бездарностью (вообще есть закономерность – чем бездарнее человек в своем деле, тем более высокий пост он занимает и огребает больше золиков). Однако «Марш легионеров» сочинял не вовсе уж безнадежный тип, даже с некоторыми проблесками таланта – мне эта песня несказуемо и щемяще нравится.
Ее вообще-то редко выбирают для строя. Но ее должны были выбрать именно здесь и сейчас, чтобы мне стало особенно тошно.
Мы идем, чеканя шаг,
По планетам покоренным,
Влюблены в богов войны…
А для меня все кончено. Все. Самое мерзкое – то, что ведь в глубине души все до единого со мной согласны. Все – от салаги-первокурсника до латов и капитанов. И все мысленно хихикали там, на смотре, когда потайная надпись проявилась во всей красе на гральском флаере. Уверена – все хихикали и радовались, даже командиры, понявшие, что им еще предстоит расхлебывать всю эту историю.
И однако все они – настоящие легионеры, а я…
Нельзя говорить вслух то, что и так все знают. Это наказуемо.
И ведь где-то Дзури прав. Ну да, конечно, Сабана– свинья, но ломать себе карьеру из-за удовольствия это сказать? За полгода до выпуска? Сознательно мы бы этого, конечно, не сделали. Зачем же – рассчитывали на то, что все сойдет нам с рук? Что как-нибудь обойдется?
Действительно, это глупость, просто глупость, недостойная взрослого человека и легионера. Идиотизм и детская шалость.
Я даже застонала вслух. На улице пели.
Нету радости без боли,
Нет победы без потерь.
Чья же очередь теперь?
Странники звездные,
Храбрый легион…
Вот-вот, Синь Ледариэн, не думай ты об этом – не все ли равно, что это, глупость, благородство, идиотизм, подвиг, теракт? Ты можешь, например, погибнуть сразу после выпуска, в первой же акции, по чьей-нибудь глупости или досадной случайности. Случай, он слеп, он и лучших не щадит. Так что ж теперь переживать? Как вышло – так и ладно.
Наша участь так легка,
Нас ведет судьбы рука…
Конечно, девчонкам запрещено даже приближаться к дисотсеку. Нас, девчонок, на курсе всего пять, и мы всегда держимся вместе. Мы роднее, чем сестры, ближе, чем подруги. У нас все общее – жизнь, учеба, работа, книги, передаваемые по кругу, парни, в которых мы влюбляемся, сон в отдельном маленьком отсеке казармы, опасности, награды, наказания…
Теперь только между нами возникла разница. Похоже, пути наши разошлись. Но это и ладно, и хорошо, не хватало еще и другим вылететь из Школы.
Посещать меня им, конечно, нельзя. Но никто не запретит мне подходить близко к решетке, а им – спрямлять путь по какой-нибудь надобности через тесный проходной коридор дисотсека. Останавливаться на несколько секунд, когда рядом нет часового. И тогда я ловлю их взгляды.
Испуганный – Кари.
Сочувствующий – Лус.
Подбадривающий – Мики.
Ускользающе-виноватый – Глин.
Все мы в Легионе с пяти лет. Так обучаются уни. Правда, только у меня одной нет никаких родственников.

Завацкая Яна - Квиринские истории - 1. Нить надежды => читать книгу далее


Надеемся, что книга Квиринские истории - 1. Нить надежды автора Завацкая Яна вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Квиринские истории - 1. Нить надежды своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Завацкая Яна - Квиринские истории - 1. Нить надежды.
Ключевые слова страницы: Квиринские истории - 1. Нить надежды; Завацкая Яна, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/cersanit/zenda-10185788-collection/ 
 https://plitkaoboi.ru/plitka/sanchis/evolution-150090-collection/ 

 сушилка для белья gimi s.p.a lift 120