Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/kerama-marazzi/nyuport-163017-collection/      https://legkopol.ru/catalog/kovrolin/odnotonnyj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Дрейк Дэвид Аллен

Кризис Империи - 1. Достойная оборона


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Кризис Империи - 1. Достойная оборона автора, которого зовут Дрейк Дэвид Аллен. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Кризис Империи - 1. Достойная оборона в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Дрейк Дэвид Аллен - Кризис Империи - 1. Достойная оборона, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Кризис Империи - 1. Достойная оборона равен 218.35 KB

Дрейк Дэвид Аллен - Кризис Империи - 1. Достойная оборона - скачать бесплатную электронную книгу



Кризис Империи – 1
OCR & spellcheck by HarryFan
«Кризис Империи»: Армада; Москва; 1997
Дэвид Дрейк, Томас Т. Томас
Достойная оборона
«1. ТАДЕУШ БЕРТИНГАС: СМЕНА КАРАУЛА»
«СТРОГО СВЕТОБЛОК АВРСКОПГУБ СВЕРХСЕКРЕТНО СУПЕРКОД 010101 РУЧНАЯ РАСШИФРОВКА»
— О, Хризостом! — простонал Тадеуш Бертингас, заместитель директора Бюро коммуникаций Скопления Аврора. Он помянул святого — покровителя проповедников и составителей политических докладов.
Святой Иоанн Златоуст — по-здешнему Хризостом — был вселенским патриархом в Константинополе и жил в 3407 — 3347 годы до эры Пакта. Мощи святого обратились в прах еще до того, как на Земле появился на свет первый прибор искусственного разума. И разумеется, задолго до того, как титулованные пижоны Главного центра, на дворянских грамотах которых еще сургуч не остыл, научились проникать в военные шифросети — только для того, чтобы посылать разные там поздравления со всякими официальными и неофициальными праздниками своим собутыльникам с периферии…
Получив подобное сообщение, прочитать которое можно было только на экране светоблока, дворцовые шавки ничтоже сумняшеся поднимали по тревоге весь штат Бюро коммуникаций и держали его в напряжении всю ночь. Это кодированное послание наверняка будет таким же тупым и бессвязным, как и все предыдущие. Дворцовым штабистам даже удалось найти его, Бертингаса — при всем при том, что несколько недель подряд он старательно скрывал ото всех, где будет ночевать.
Помощник Бертингаса Джина Ринальди в данном, случае вполне могла заменить его и легко бы расшифровала послание или же, скорее всего, отправила бы его в хранилище входящих документов, а уже потом, плотно Позавтракав, дежурный персонал приступил бы к работе.
— Джина, — позвал он и повернулся к ширмам, которые перегораживали его кабинет. Высотой ширмы были чуть побольше человеческого роста. — Не поможешь мне? Кажется, автодешифратор барахлит…
Жужжание принтеров за ширмами, звяканье чашек с кофе и гул недовольных голосов — кому же понравится вставать затемно — мгновенно смолкли.
— Разумеется, Тэд, — отозвалась помощница.
«Нет, ей нельзя, — отрезал прибор искусственного разума, лежащий у него на столе. — Во мне содержится сверхсекретное послание, а у нее нет…»
— Заткнись. Ты сломан, — сказал Бертингас и отсоединил ПИР от блока приема сообщений. Есть-таки своя прелесть в соединении с помощью проводов.
Джина Ринальди проворно переступила порог и подошла к его столу. Не спрашивая разрешения, она придвинула стул, села и разгладила на бедрах короткую юбку. Джина пододвинулась поближе к блоку сообщений, коснувшись при этом колена Бертингаса своим, затянутым в нейлон, просунула стройное плечо Бертингасу под руку и провела длинными черными волосами по его лицу. Джина притворилась, что не интересуется реакцией Бертингаса, однако на ее лице появилась лукавая улыбка.
— Впечатляет, — произнесла Ринальди, кивнув на заголовок сообщения.
Она быстро набрала на компьютере личный логокод Бертингаса и пароль заместителя директора Бюро коммуникаций и принялась за расшифровку.
Джина человеком не была, она принадлежала к расе деоорти. Бертингасу ни разу не доводилось видеть деоорти-мужчин или деоорти-гермафродитов, но он знал, что где-то такие существуют. Внешне Джина очень походила на обычную женщину, в толпе не отличишь. Но, поглядев на Джину внимательнее, можно было увидеть множество отличий. Во-первых, Джина была чересчур уж худая. Метаболизм ее тела был иным, чем у человека, и важную роль играл стабилизированный натрий. Кожа у Джины была темно-желтой и при искусственном освещении становилась почти оранжевой. Сухая и прохладная на ощупь, кожа напоминала дорогой сафьян тонкой выделки.
По-настоящему Джину выдавало лицо: слишком широкие скулы, чересчур широко посаженные огромные глаза. Надбровные дуги сильно выдавались вперед, длинные брови поднимались к вискам, черные глаза почти без белков делали взгляд Джины чуть диковатым.
Джина обладала незаурядной интуицией. Она сразу ухватывала суть вопроса и умела выстраивать длинные логические цепи. Ее невозможно было сбить с толку всякими там софизмами, словесными уловками и фальшивым пафосом. Нет, Джина умела не обращать внимания на словесную шелуху и чувствовала себя как рыба в воде среди нагромождения самых противоречивых суждений и фактов. Столкнувшись с какой-нибудь проблемой, она всегда могла найти приемлемое решение — и за это Бертингас высоко ее ценил.
Благодаря своему таланту Джина Ринальди заняла довольно высокий пост в Бюро коммуникаций, где доминировали представители человеческой расы, получила собственный угол за ширмами в кабинете начальника и заработала право использовать в качестве персонального логокода часть своей инопланетной фамилии, а не просто номер, как у большинства других сотрудников Бюро.
И вот под ее умелыми руками текст светоблокового послания Главного центра из мешанины цифр и букв превратился во вполне осмысленное сообщение:
«Почтенной Дейдре Салли, сенатору, губернатору Авроры,
председателю подкомитета по торговле и коммерческим перевозкам,
держательнице знаков Натакрикса и Электрикса, владетельнице
феодов Омбада, Гарета и Зеленой Галилеи — привет.
С прискорбием извещаю Вас, что сего дня, по земному счету 12 ноября 5341 года эры Пакта, в десять ноль-ноль утра, Его Превосходительство Стефан VI тен Холкомб, наследный Высокий секретарь Совета Пакта, пал от рук наемных убийц в своих покоях. К оставшимся в живых кавалерам ордена Бани применен указ о выдаче преступников, согласно директиве Кона Татцу 12/11/41 — 328ААА.
Наследник престола Родерик в настоящее время находится в безопасности в доме Бартлеби. Вновь назначенные регенты собрались для формирования правительства меньшинства. Протосовет запрашивает немедленное подтверждение вашей номинации для регистрирования.
Протосовет также распорядился, чтобы дополнительные индикации лояльности всех административных служащих, военных офицеров и крупных коммерческих представителей Скопления Аврора были посланы в Главный центр не позднее 20 ноября 5341.
Серьезно советую поспешить, Дейди.
Искренне Ваш — Авалон Бобур, камергер, шеф Кона Татцу».
Бертингас присвистнул. Джина повернула голову, и ее губы оказались в нескольких сантиметрах от его губ. Она вопросительно подняла бровь.
— Убит Высокий секретарь — надо же, — сказал Бертингас.
Он произнес эти слова, просто чтобы поддержать разговор. Думал он о другом: о том, что рухнули надежды на отпуск, на турпоход по горным перевалам. Целых девять лет горы были его единственной отдушиной после изнуряющей работы в Бюро. Какое это было счастье — очутиться в самых дебрях девственного леса, пробираться среди причудливых скал и дышать свежим, неотфильтрованным воздухом! И теперь все мечтания об отпуске прахом пошли. Чертово убийство! Оно привяжет Бертингаса к столу на целые месяцы, а отпуск у него должен начаться через два дня! «Идиоты! Нашли время убивать!»— разозлился он.
Джина молчала — из почтения к грифу «СТРОГО АВРСКОПГУБ СВЕРХСЕКРЕТНО». Может, она и не являлась полноправным гражданином Пакта — сам Бертингас никогда не встречал инопланетян, имеющих полное гражданство, — но все же она была вольнонаемной, контрактницей Бюро коммуникаций, и это придавало ей определенный официальный статус.
— Высокий секретарь убит, — повторил Бертингас, все еще думая о зеленой травке. — Теперь нашу леди-губернатора заставляют сделать выбор. И ее заставляют, и всех остальных… Пока только ты, я, да наш тикающий друг, — он постучал по корпусу ПИРа, — знаем об этом. То есть пока мы не передали послание во Дворец…
Опершись рукой о хрупкое с виду, но на самом деле на удивление крепкое плечо Джины, Бертингас встал со стула и направился было к окну, но, не дойдя до него, вернулся к столу и склонился над дисплеем. Он еще раз прочитал текст послания и наконец нашел то, что искал, что настораживало и наводило на размышления.
— Дейди! Это ее так зовет главный шпик и тайных дел мастер. Интересно, правда?
Бертингас улыбнулся и подошел к темному окну. Его кабинет был расположен на девяносто девятом этаже блока правительственных зданий. Далеко внизу лежал город, его огни мерцали, мигали и бледнели под уже светлеющим небом. Где-то вдали, там, где светящиеся полоски уличных огней сливались и растворялись в дымном мареве, глубокая тень укрывала Дворец — официальную резиденцию губернатора Скопления.
Город назывался Мейербер, в честь Джакомо Мейербера, немецкого композитора с итальянским именем, писавшего французские оперы. Некто из восемнадцатого века — по старому стилю, разумеется, — когда люди говорили на разных языках и поклонялись разным богам. Сейчас человечество — это единое целое. Разные — инопланетяне. Разная структура тканей тела, разное-количество пальцев или ложноножек. Ну не глупость — дать такое изысканное название захудалому городишке в крохотном, лишь в тридцать планет, Скоплении.
Бертингас заложил руки за спину. Джина молчала. Обиженный ПИР что-то неразборчиво бормотал.
Если бы Дейдра Салли и куча ее приспешников из Главного центра появились здесь за несколько месяцев, а не за несколько дней до того, как Высокий секретарь Стефан VI был так бестактен, что позволил убить себя, тогда Тадеушу Бертингасу, возможно, и удалось бы что-нибудь выгадать из этой ситуации. Салли непременно бы назначила его официальным директором Бюро коммуникаций при каком-нибудь гнусавом наследном ничтожестве. И если бы она сделала это, сейчас Бертингас уже был бы на «ты»с этим сукиным котом. Он же обаятельный. Вдвоем, но под чутким руководством Бертингаса они, несомненно, сумели бы извлечь максимум выгоды из СВЕРХСЕКРЕТНОГО сообщения, поступившего в светоблок.
Ну, если бы да кабы… Но что же делать с этой писулькой? Бертингас долго ломал голову и не смог придумать ничего лучшего, как вновь запечатать и зашифровать сообщение и послать его по электронной дипломатической почте во Дворец. Надо будет завтра с утра пораньше закупить побольше акций Хайкен Мару — на все деньги, что у него есть… Иначе мелкая рыбешка начнет ходить косяками…
Главное в политике — это искусство правильно использовать время. Звездный час Бертингаса не состоялся — хотя и не по его вине. Он опоздал, разминулся с ним всего на несколько месяцев. Может быть, даже всего на несколько недель. Просто чудовищно!
— Ну-с, Джина, — произнес он, не поворачиваясь от окна, — зашифруй это снова и направь во Дворец. Посмотрим, сколько времени они там будут возиться с расшифровкой.
— Слушаюсь, сэр. — Ее пальцы проворно забегали по клавиатуре светоблока, но сама Джина не отрываясь смотрела на Бертингаса.
— Теперь займемся тем, за что мы зарплату получаем, — сказал Бертингас. — Что там у нас на В.С. Стефана VI — есть информация? Как насчет свежих снимков?
— Мы получили официальные фотографии последнего светского приема. Качество, конечно, не очень, снимки любительские, но кое-что выбрать можно. На всех на них прекрасно получилась очаровательная, хотя, на мой взгляд, несколько кривоватая улыбка. Не слишком подходяще для некролога. Придется подретушировать. У нас еще есть примерно сорок мегабайт цитат из разных там речей, спичей и публичных выступлений.
— И для чего они сгодятся?
— Как средство от бессонницы.
— Ладно. Попробуй состряпать из них что-нибудь вроде жизнеутверждающего кредо. Ну, ты знаешь. Что-нибудь вроде: «Путеводная звезда блистательной 1200 — летней династии, ведущей человечество и другие расы с неослабевающим напором туда-то и сюда-то, и т.д., и т.п.». Что-нибудь обтекаемое.
— Слушаюсь, сэр.
— И передай в фотолабораторию: пусть сделают что-нибудь с его нижней губой, когда будут ретушировать голографии. Уж слишком она у этого Стефана выпячивалась. Помнишь, какой крик все подняли, когда на снимках церемонии Четвертого пожалования крупным планом дали его слюнявый рот? Парни в лаборатории знают, что требуется. Долой грубый реализм и историческую правду — даешь вместо дерьма конфету!
— Никак нет, сэр, то есть — так точно, сэр!
— Вот и хорошо. Да, а где мой кофе?
— Сейчас принесу, сэр.
Джина повернулась и как бы невзначай обнажила свое гладкое белое бедро — такое гладкое, что приятно вспомнить, — встала с кресла и вышла из кабинета. Хорошая девочка. Хваткая, работоспособная, вежливая — почти как человек. Но, слава Богу, не человек.
Бертингас посмотрел на часы. Сообщение во Дворец уже четыре минуты как отправили. Счет времени продолжался. Бертингас представил себе цепочку соединенных между собой процессоров дворцового ПИРа, представил, как все они дружно икают, переваривая полученное на светоблок сообщение. Он прекрасно понимал, что встроенное в этот электронный мозг неимоверное количество записывающих, подслушивающих и прочих шпионских устройств, вероятно, било все рекорды. Во всем Скоплении столько не наскребешь. Да, дворцовый электронный мозг и его «сарафанное радио» как источник информации серьезный конкурент кому угодно, даже Бюро. Источник ненадежный, но эффективный.
Именно поэтому Бертингас давным-давно устроил так, что все серьезные сообщения, которые приходили по гиперволновой спутниковой сети, прежде всего попадали в его кабинет.
Бертингас и его будущий босс, официальный директор Бюро коммуникаций, отвечали и за общение с прессой, и за линии связи. Их специальностью была смесь психологии с технологией. В обязанность им вменялось превращать пожелания, слова и отдельные фразы и междометия губернатора Скопления в такие заявления, представления и персональные послания, которые будут увидены, услышаны и правильно поняты общественностью. Бертингас и директор Бюро также обслуживали светоблок и другие средства связи правительства, как внутри самого Скопления, так и с внешним миром, открытые и частные, конфиденциальные и многоканально-селекторные. Бюро оперировало на многих уровнях.
Конечно, и Бертингас, и его коллеги, и начальство на всех уровнях постоянно спорили по поводу тематики и техники подачи сообщений. Делились на два лагеря: на тех, кто считал аудиторию стадом баранов, которых удовлетворит любое толкование событий, пусть даже самое идиотское, потому что люди хотят, чтобы их развлекали, и на тех, для кого аудитория — активная сознательная сила, делающая разумные выводы и обращающая внимание на любое несоответствие между словами и делами, потому что люди хотят точной и достоверной информации.
Пропасть между двумя этими лагерями все росла и росла и стала такой глубокой, что противники получили прозвища: одних называли «лакировщики», других — «правдисты».
Бертингас гордился, что он — «правдист». Всякий свеженазначенный директор Бюро коммуникаций — похоже, по этому критерию их и отбирали — был «лакировщиком».
«А для этого не обязательно быть профессионалом», — утверждала старая поговорка.
«Лакировщики» всегда были слабы в теории, бюджеты и расписания считали абракадаброй и плохо представляли себе, к каким последствиям может привести их вранье. Но зато они вполне ясно видели сиюминутную цель и великолепно умели с полуслова угадывать все желания губернатора Скопления.
Тем не менее Бюро приходилось решать вопросы не самые простые, а значит, заместителем директора должен был быть человек достаточно здравомыслящий. «Правдист» вроде Тадеуша Бертингаса.
Взять, к примеру, «Сундук привидений», усовершенствованное хранилище данных. Система капризная. Ясное дело, по-другому и быть не могло, ведь тут хранилось превеликое множество материала. Записи разговоров, торговых переговоров. Любовная лирика. Шпионские донесения. Описания самых разных способов мошенничества. Сплетни, наконец. Не говоря уж о гигантских блоках голографии и видеозаписей.
Но как функционирует гиперволновая спутниковая сеть, Бертингас представлял себе очень плохо. Для этого надо быть физиком-теоретиком и иметь богатое воображение. Это устройство посылало лазерные лучи, несущие информацию, в строго определенные точки пространства, и не только в Скопление Аврора, но и в четыре тысячи других миров Пакта. Сеть передавала эти лучи через гиперпространство. А уж как она это делала — Бертингас совершенно не понимал.

Дрейк Дэвид Аллен - Кризис Империи - 1. Достойная оборона => читать книгу далее


Надеемся, что книга Кризис Империи - 1. Достойная оборона автора Дрейк Дэвид Аллен вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Кризис Империи - 1. Достойная оборона своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Дрейк Дэвид Аллен - Кризис Империи - 1. Достойная оборона.
Ключевые слова страницы: Кризис Империи - 1. Достойная оборона; Дрейк Дэвид Аллен, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/exagres/stone-10187596-collection/      https://PlitkaOboi.ru/plitka/monopole/antique-105344-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/vanny/ravak/