Левое меню

Правое меню

 Интернет-магазин Plitka-Oboi      https://legkopol.ru/catalog/soputstvujushie_tovary/plintus/belyj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Адлер Элизабет

Летучие образы


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Летучие образы автора, которого зовут Адлер Элизабет. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Летучие образы в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Адлер Элизабет - Летучие образы, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Летучие образы равен 361.25 KB

Адлер Элизабет - Летучие образы - скачать бесплатную электронную книгу



OCR Larisa_F
«Летучие образы»: ОЛМА-Пресс; Москва; 1995
ISBN 5-87322-123-5
Аннотация
Каждая из четырех героинь романа обладает талантом, который приводит ее к вершине успеха. Их судьбы стали воплощением фантазий любой женщины, но за роскошью, блеском, безумной экстравагантностью кроются неосуществленные желания.
Элизабет Адлер
Летучие образы
ЛИЗ, ПИТЕРУ И ДЖОАН АДЛЕР С БОЛЬШОЙ ЛЮБОВЬЮ.
ПРОЛОГ
В сгустившихся сумерках в комнате Лоринды ярко светился экран телевизора, на котором Джесси-Энн Паркер с копной волос цвета спелой ржи, длиннющими ногами шла вдоль подиума, демонстрируя последние французские модели. Вот она на мгновение остановилась и открыто улыбнулась в телевизионную камеру, а затем продолжила свой путь.
Никто бы никогда не догадался, что скрывалось за улыбкой этой «Мисс Америки», думала Лоринда, жадно вглядываясь в свою жертву; никто бы не поверил, что этот символ наивности и успеха был воплощением зла. Но она, Лоринда, знала это, потому что страдала от испорченности Джесси-Энн еще тогда, когда они были детьми и учились в школе.
– Это просто здорово, – говорил комментатор местного телевидения Спринг-Фоллса, – видеть, что наша землячка добилась такого успеха на Олимпе международной моды. Джесси-Энн держит первенство уже несколько лет, а мы до сих пор не смогли взять у нее интервью. Думаю, что она получает огромное удовольствие, путешествуя по всему миру, демонстрируя эту роскошную одежду, о которой и я и вы можем только мечтать. Никто лучше нашей Джесси-Энн не может носить ее, именно так считают Ив Сен-Лоран, Карл Лагерфельд и Унгаро. Джесси-Энн будет выглядеть сексуально, даже если наденет на себя рогожу. Но ее родители, которые до сих пор живут здесь, в Спринг-Фоллсе, утверждают, что Джесси-Энн остается все той же скромной девушкой из Монтаны, какой была раньше.
Лоринда Мендоза выключила телевизор и погрузилась в свой молчаливый и бесцветный мир. Ее комната была голой, как лаборатория. Покрытый линолеумом пол был чисто вымыт и натерт мастикой. Пахло каким-то дезинфицирующим средством. На дешевом деревянном столе стояла старинная пишущая машинка и стеклянный стакан, полный шариковых авторучек. Стопка бумаг с дотошной точностью была положена в самом центре стола. На прямом коричневом деревянном стуле не было подушечки, как не было и мягкого коврика для босых ног Лоринды, когда она вставала с кровати, с той же старой двухъярусной кровати, которая была у нее с детства. Когда она получила эту кровать, она надеялась, что сможет приглашать других детей оставаться у нее ночевать. Но ни один ребенок никогда не оставался на ночь в доме Мендозов.
Лоринда откинулась на подушки, закрыла глаза и стала думать о Джесси-Энн. Она могла выхватить из памяти целые сцены прошлого, как будто просматривала отрывки какого-то фильма… Джесси-Энн была самой видной девочкой как в средних, так и в старших классах. Конечно, у Джесси-Энн все время собирались ее друзья и оставались ночевать, но Лоринду никогда не приглашали в этот невысокий, полный солнечного света дом на углу квартала, где две собаки Паркеров радостно лаяли, резвясь на газонах соседей. Лоринда до сих пор помнила трех старших братьев Джесси-Энн, которые относились к своей сестре как к маленькой принцессе, помнила и ее всегда улыбающуюся маму, которая пекла огромные пироги и следила за тем, чтобы вовремя исправить зубы Джесси-Энн, надев на них скобы и чтобы у ее дочери всегда была красивая одежда, включая самые модные джинсы, которые каким-то образом всегда сидели на Джесси-Энн как вторая кожа. А еще у Джесси-Энн был замечательный отец, высокий светловолосый гигант, который любил свою дочь так, как отец должен любить свою дочь.
Глаза Лоринды открылись, когда она уловила едва заметный шум, нарушивший тишину. Она зло взглянула на запертую дверь своей комнаты, когда шаркающие шаги матери стали ближе.
– Лоринда?
Через дверь было слышно громкое дыхание женщины. Она сердито подергала за дверную ручку.
– Лоринда? Я знаю, что ты там. Почему ты не отвечаешь? – Ее голос стал на октаву выше, но слова звучали четко.
Лоринда улыбнулась. Она оставила на кухонном столе ставший ежедневным коричневый пакет для матери, и если существовали чудеса, то они уже начали происходить. Миссис Мендоза была на пути к ночному забытью.
Сердито ворча, мать поплелась по коридору, и Лоринда услышала, как та чертыхнулась, споткнувшись о ступеньки. Когда-нибудь она свалится вниз головой с этой лестницы и забудется навечно – Лоринда не могла дождаться, когда это случится.
Она никогда не впускала мать в свою комнату. Никто не входил в нее уже многие годы. Иногда ей казалось, что комната всегда была такой – серой, безмолвной и пустой, но воспоминания возвращались и снова начинали ее терзать. Она надеялась, что давно смогла найти способ избавиться от них. Старая пишущая машинка, стоящая на столе, пока помогала ей в этом. Но в последнее время прошлое постоянно вертелось в ее голове, даже когда она работала, вторгаясь в то единственное, что она действительно любила и умела делать. Немногие считали, что быть бухгалтером очень интересно, но после того как «болезнь» матери заставила ее отказаться от колледжа, эта работа показалась ей ближе всего к ее заветной мечте. Ее манила холодная логика математики, которая отсутствовала в ее повседневном существовании. Кроме того, она была уверена, что стала бы одним из всемирно известных математиков, если бы смогла продолжить учебу. Но не получилось. И во всем была виновата Джесси-Энн.
Последний год Лоринда тщательно вынашивала свои планы, готовя почву. Нельзя сказать, что она была полностью уверена в успехе, но, по крайней мере, начала с того, что устроилась на работу к отцу Джесси-Энн в редакцию «Гэзетт» Спринг-Фоллса. Она старалась стать незаменимой на своем месте – ведь она действительно умела работать. А когда ее пригласила на кофе миссис Паркер, она напустила на себя страдальческий вид, говоривший, что бедняжка Лоринда борется за жизнь, жертвуя всем, чтобы содержать инвалида-мать. Ее притворство помогло завоевать симпатию миссис Паркер, и теперь та всегда готова была помочь и посочувствовать девушке и чаще стала приглашать ее забегать к ней на чашечку кофе. Лоринда считала миссис Паркер ангелом и часто задумывалась над тем, что ее жизнь могла быть совсем другой, если бы у нее были родители, похожие на Паркеров. Но у нее не было таких родителей, а у этой дряни Джесси-Энн были! Именно она, эта Джесси-Энн, была виновата в том, что вся жизнь Лоринды вдребезги разбита и ее окружали лишь кошмары прошлого.
Она села на кровать и обвела взглядом свою серую, залитую лунным светом комнату. Это была комната без единого уютного уголка, где можно было бы успокоить боль и найти утешение своим душевным ранам.
Старый охотничий нож отца с блестящим острым лезвием ждал своего часа на полке, напоминая о ее намерении, и сейчас только он мог утолить жажду мести.
Лоринда улыбнулась, воображая, как диктор местного телевидения будет снова рассказывать о Джесси-Энн, только на этот раз она сама будет «героиней дня», она станет знаменитой. О Лоринде узнают все в Спринг-Фоллсе. А Джесси-Энн будет мертва, и все жуткие воспоминания исчезнут, как по мановению волшебной палочки.
ГЛАВА 1
Джесси-Энн на мгновение задержалась, проходя по зеркальному вестибюлю дома, в котором жила, в последний раз окидывая себя взглядом, прежде чем отправиться на Мэдисон-авеню, в рекламное агентство Николса Маршалла. Ей было важно выглядеть очень хорошо, поскольку работа в фирме «Ройл» была лакомым кусочком, который только изредка достается манекенщицам, а ей отчаянно хотелось получить эту работу.
Накануне звонил ее агент и сообщил, что Харрисон Ройл, владелец и президент целой сети универмагов по всей стране, убежден, что единственной возможностью проникнуть на огромный рынок молодежной одежды было устроить демонстрацию одежды именно для этой возрастной группы и, таким образом, привлечь внимание к их компании. Они решили преодолеть все препятствия на своем пути и прорваться во что бы то ни стало. Кандидатуру Джесси-Энн предложил сам Харрисон, посчитав, что она идеально подходит для этой работы. Ее знали и ею восхищались. Если Джесси-Энн наденет эту одежду на себя, ее примеру с радостью последует вся страна!
Выдернув яркую желтую маргаритку из букета, стоявшего в вестибюле, она прикрепила ее серебряной декоративной булавкой к вороту шерстяной кофточки цвета охры и улыбнулась своему отражению, подумав при этом, что желтый цвет ей к лицу.
Джесси-Энн было двадцать четыре года, рост шесть футов и один дюйм, огромная копна шелковых золотистых волос струилась по плечам. На ней была светло-голубая юбка от Ральфа Лорена с дорогим поясом от Барри Кайсельштейн-Корда с кожаными и серебряными кисточками, бордовые ковбойские сапоги и большая шуба из стриженой ондатры, выкрашенная в темно-синий цвет.
Довольная, что она соответствовала нужному образу, Джесси-Энн быстро прошла через холл, забрав по пути письма на ее имя. Пока швейцар искал ей такси, она просмотрела почту, которая состояла из обычных счетов. Боже! Неужели она истратила в «Блумингдейле» столько денег за прошлый месяц? Было еще письмо от мамы и папы из Спринг-Фоллса. Прекрасно! Она прочтет его в такси. И еще знакомый квадратный белый конверт с ее именем и фамилией, аккуратно напечатанными маленькими красными буквами.
Сердце Джесси-Энн упало, когда она взглянула на него. Прошло уже несколько месяцев с того дня, как она получила последнее анонимное письмо. Она надеялась, что их автор уже забыл о ней или по истечении восьми лет устал от нее и нашел другую знаменитость для своих злых шуток. Не было необходимости вскрывать письмо, ей слишком хорошо было известно его содержание…
Но она расстроилась, что это мерзкое письмо пришло именно сегодня. Если вспомнить, то выходило, что получение писем всегда совпадало с ключевыми моментами в ее жизни, как будто человек, писавший их, знал, что с ней происходит. Она до сих пор хорошо помнила первое. Оно пришло сразу после того, как Джесси-Энн победила на конкурсе манекенщиц и ее лицо появилось в газетах и на телевидении. Местные газеты писали, что она близка к славе и богатству. Естественно, на фотографиях она была в купальнике, но все было в рамках приличия, думала она, но, видимо, не для этого извращенного негодяя. Скотт Паркер был возмущен этим, как он выразился, «трусливым, невежественным, извращенным сумасшедшим, который осмеливался угрожать его дочери-школьнице». Он позвонил в полицию, но там не усмотрели в этом ничего необычного и посоветовали просто "забыть об этом, полагая, что это больше не повторится.
Но все повторилось – пришло еще три письма, причем с каждым письмом угрозы становились все страшнее, а язык письма – грязнее. В течение нескольких недель Джесси-Энн никуда не ходила одна. Ее братья провожали ее в школу, а из школы она возвращалась или со своими друзьями, или братья забирали ее. В школе вокруг нее крутились девочки, с которыми она не была близка, из тех, которых она и ее друзья называли «пришлыми». Некоторые специально подходили к ней, чтобы сказать, что считают все это ужасным, и предложить ей свою компанию, если ей нужно задержаться в школе, чтобы закончить уроки.
– Они просто хотят погреться в лучах твоей славы, – сказал ей приятель, звезда футбольной команды старших классов Эйс Маккларен, и хотя Джесси-Энн не отнеслась к его словам серьезно, в душе она чувствовала, что Эйс прав. Случалось, что некоторые люди получали удовольствие от внимания, которого она удостаивалась, больше, чем она сама. Им нравилась таинственность писем с угрозами, незаметное присутствие полицейских машин и нескольких полицейских, круживших около школы, чтобы присматривать за происходящим вокруг. Все это казалось им интересным. Но она так не считала.
Джесси-Энн оставалась в центре внимания в течение нескольких месяцев, затем письма перестали приходить, и все посчитали, что кризис миновал. Она выбросила письма из головы до тех пор, пока не получила первую серьезную работу в Нью-Йорке год спустя. В то время ее фотографии появились в апрельском номере «Глэмора». Везде и всюду она появлялась в окружении репортеров, знаменитых актеров кино и звезд эстрады. Она кружилась в вихре известности, как в танце.
Письмо, отпечатанное красными буквами, было переполнено самыми грязными ругательствами, и на этот раз было следующим:
«Ты развратница. Я слежу за тобой и вижу, как ты, надев маску невинности, под которой скрывается твоя грязная душа, используешь секс, чтобы манипулировать мужчинами, а других заставляешь страдать ради собственного удовольствия, сея вокруг себя зло…»
Остальное она читала, заливаясь слезами.
Еще там был нарисован половой акт, где изображалась она с каким-то неизвестным мужчиной, пронзавшим ее. Слова, сопровождающие рисунок, были мерзкими, непристойными и такими ужасными, что она почувствовала тошноту. Письмо было подписано – «Друг».
На этот раз отец нанял частных детективов, но все закончилось неудачно, а через несколько месяцев письма прекратились. В последующие годы они приходили нерегулярно, иногда по три, по четыре в неделю, потом их могло не быть по нескольку месяцев, и Джесси-Энн жила в постоянном страхе снова увидеть в своем почтовом ящике белый конверт, в котором приходили эти письма.
По мнению детективов и полиции, письма писал какой-то душевнобольной. «Такое часто случается со знаменитостями, – говорили они. – Какой-то чокнутый парень зациклится на ком-то и начинает выливать на него свою извращенность, которую прячет от других. Это может быть какой-нибудь добропорядочный семьянин, работающий в приличном месте, который выбрал вас для своих фантазий. Ему рано или поздно надоест этим заниматься». Однако, думала взволнованная Джесси-Энн, это ему не надоело.
Нет, черт возьми! Она не позволит, чтобы эти письма выбили ее из колеи. Работа в фирме «Ройл» значила для нее слишком много. В ней она видела воплощение всех своих надежд.
Выбросив нераспечатанное письмо в урну, она вышла на улицу, сжавшись под ледяным ветром, гулявшим по Центральному парку, и стала смотреть, как первые снежинки ранней зимы, которые напоминали цветы апельсинового дерева, падают на серую мостовую.
Джесси-Энн почувствовала тоску по уютным, снежным зимам ее детства, которые бывали только на Среднем Западе, по светловолосым братьям, по дому, всегда полному друзей, по тыквам в День Всех Святых и индейке со сладким картофелем на День благодарения, которую умела готовить только ее мама. Она вспомнила, как рождественским утром прокатилась на новых лыжах со снежной горки за домом, как отец вынул припасенную специально на Рождество бутылку отличного портвейна и подержал ее у свечи, чтобы она полюбовалась его рубиновым цветом, а потом, когда вся семья собралась за столом в темный рождественский вечер, дал ей сделать маленький глоточек. Эта церемония, которая повторялась из года в год, много значила для отца, но она предполагала, что такие, как Харрисон Ройл, не усмотрели бы в этом ничего удивительного, поскольку привыкли только к самому лучшему.
– Извините, мисс Паркер, – обратился к ней швейцар. – Но как только начался снег, такси в Нью-Йорке как сквозь землю провалились.
– Ничего страшного, Майкл. Я пойду пешком. Поймаю такси по дороге.
Прогулка пойдет ей на пользу – цвет лица будет лучше, и хватит времени подумать о работе в фирме «Ройл» и о том, что эта работа для нее значит.
До сих пор она считалась «самой молодой моделью года» и «лицом сезона»: она позировала для глянцевых обложек «Глэмора» и «Мадемуазель», колесила по свету в поисках идеального ландшафта, на фоне которого можно было продемонстрировать молодежную моду Америки. Но все это время Джесси-Энн скучала по двум вещам: приземистому дому в краю голубой травы, где она могла отдохнуть от суеты города, вдыхать полной грудью свежий воздух и кормить арабских скакунов; и еще она мечтала о собственном доме моделей, где кипела бы деловая жизнь, а на ее банковский счет капали бы деньги, и главное – ей не надо было бы всегда улыбаться, черт возьми!
У светофора она вытянула руку и попыталась остановить машину.

Адлер Элизабет - Летучие образы => читать книгу далее


Надеемся, что книга Летучие образы автора Адлер Элизабет вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Летучие образы своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Адлер Элизабет - Летучие образы.
Ключевые слова страницы: Летучие образы; Адлер Элизабет, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/del-mare-175143-collection/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/primavera-175259-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevie-kabini/100x100/