Левое меню

Правое меню

 гарден роуз плитка      https://legkopol.ru/catalog/mozaika/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Сухомлинский В.А.

Сердце отдаю детям


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Сердце отдаю детям автора, которого зовут Сухомлинский В.А.. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Сердце отдаю детям в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Сухомлинский В.А. - Сердце отдаю детям, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Сердце отдаю детям равен 278.42 KB

Сухомлинский В.А. - Сердце отдаю детям - скачать бесплатную электронную книгу


СЕРДЦЕ ОТДАЮ ДЕТЯМ
Издание пятое
Издательство «Р^дялська школа•> Ксов 197'
ПРЕДИСЛОВИЕ
Уважаемые читатели, коллеги — учителя, воспитател:.',
директора школ!
Этот труд является итогом многолетней работы в шка-
ле — итогом раздумий, забот, тревог, волнении.
Тридцать три года безвыездной работы в сельской
школе были для меня большим, ыи с чем не сравнимым
счастьем. Я посвятил свою жизнь детям, и после длитель-
ных раздумий назвал свой труд «Сердце отдаю детям»,
полагая, что имею на это право. Хочется рассказать педа-
гогам — и тем, кто трудится в школе сейчас, и тем. кто
придет в школу после нас,— о большом периоде своей
жизни — периоде, который равен десятилетию. От того
дня, когда маленький ребенок-несмышленыш, как часто
мы, педагоги, называем его. приходит в школу, до той тор-
жественной минуты, когда юноша или девушка, получая
из рук директора аттестат за среднюю школу, становится
на путь самостоятельной трудовой жизни. Этот период
является периодом становления человека, для учителя же
он — огромная часть его жизни. Что самое главное было
в моей жн.'ши? Без раздумий отвечаю: любовь к д е-
т я м.
Может быть, вы, уважаемый читатель, с чем-то в моем
труде не согласитесь, возможно, что-нибудь в нем пока-
жется вам странным, удивительным, заранее прошу вас:
не рассматривайте эту книгу как универсальное пособие
по обучению детей, подростков, юношей, девушек. Если
выразиться на языке педагогической терминологии, то
этот труд посвящен внеклассной воспитательной работе
(или воспитательной работе в узком смысле этого поня-
тия). Я не ставил своей задачей охватить урок, псе дидак-
тические детали процесса изучения основ наук. Если гово-
рить на языке тонких человеческих отношений, то этот
труд посвящен сердцу педагога. Я стремился рассказать
о том, к,пЛввести маленького человека в мир познания
окружающей действительности, как помочь ему учиться,
облегчить его умственный труд, как пробудить и утвердить
в его ду:но благородные чувства и переживания, как г.осим.-
'гать человеческое достоинство, веру в доброе начало в че-
ловеке, безграничную любовь к родной советской земле, кок
заронить в тонкий ум п чуткое сердце ребенка первые зер-
на верности возвышенным коммунистическим идеалам.
Книга, которую вы сейчас взяли в руки, посвящена вос-
питательной работе с начальными классами. Другими сло-
вами, она посвящена мпру детства. А детство, детски)!
мир — это мир особенный. Дети живут своими представ-
лениями о добре и зле, чести и бесчестии, человеческом
достоинстве; у них свои критерии красоты, у них даже
свое измерение времени: в годы детства день кажется го-
дом, а год — вечностью. Имея доступ в сказочный дворец,
имя которому —Детство, я всегда считал необходи-
мым стать в какой-то мере ребенком. Только при этом
условии детн не будут смотреть на вас как на человека, слу-
чайно проникшего за ворота их сказочного мира, как на
сторожа, охраняющего этот мир, сторожа, которому безраз-
лично, что делается внутри этого мира.
Еще одну оговорку хочется сделать в связи с содержа-
нием книги и характером опыта. Начальная школа — это
прежде всего творческий труд одного учителя. Поэтому я
сознательно избегал показа труда педагогического коллек-
тива, родителей. Если бы все это было показано в книге,
она выросла бы до огромных размеров.
В книге о детстве невозможно было не сказать о семьях,
из которых пришли дети, о родителях. В отдельных семь-
ях, особенно после Отечественной войны, была мрачная
иногда удручающая обстановка, некоторые родители никак
не могли стать примером для детей. Я не мог умолчать об
этом. Если бы я не дал полной, правдивой характеристики
семейной обстановки, непонятна была бы направленность
всей системы воспитательной работы. Я твердо верю в мо-
гучую силу воспитания — в то, во что нерили Н. К. Круп-
ская, А. С. Макаренко и другие выдающиеся педагоги.
«III КОЛА РАДОСТИ»
ДИРЕКТОР ШКОЛЫ
После ]0 лет педагогической работы я был назначен
директором Павлышской средней школы. Здесь заверши-
лось формирование моих педагогических убеждений, кото-
рые складывались в первое 10-летие педагогического труда.
Здесь мне хотелось увидеть свои убеждения в живом твор-
ческом деле.
Чем больше я стремился претворить свои убеждения
г практику, тем яснее становилось, что руководство учеб-
но-воспитательной работой — это правильное сочетании
решения идеологических н организационных задач в мас-
штабе всей школы с личным примером в работе. Роль ди-
ректора школы как организатора педагогического коллек-
тива пеизмерилш повышается, если учителя видят 1! его
труде пример высокой педагогической культуры, непосред-
ственного воспитателя .детей.
Воспитание — это прежде всего постоянное духовное
общение учителя и ребенка. Великий русский педагог
К. Д. Ушпнскип назвал директора главным воспитателем
школы. Но при каких условиях осуществляется роль глав-
ного воспитателя?
Воспитывать детей через учителей, быть учителем учи-
телей, учить пауке и искусству воспитания — это очень
важная, но только одна сторона многогранного процесса
руководства школой. Гели главный воспитатель только
учит, как воспитывать, ко непосредственно не общается
с детьми, он перестает быть воспитателем.
Уже с первых недель директорской работы факты
убеждали в том, что передо мною останется навсегда за-
крытым путь к сердцу ребенка, если я не буду иметь с ним.
общих интересов, увлечений и стремлений. Без прямого,
непосредственного воспитательного влияния на детей я как
директор потеряю самое важное качество педагога-воспи-
тателя — способность чувствовать духовный мир ребят.
Я завидовал классным руководителям: опп всегда с деть-
ми. }!от воспитатель проводит задушенную беседу, вот оп
собирается с воспитанниками в лес, на речку, па работу
I- поле. Ребята с петерпенлк-м ожидают тех дней, когда они
пойдут па экскурсию, будут варить кану и лоштть р;ибу,
!;очсм:ать под открытия небом, всматриваться в мсуцап.ю
лгсзд. Л директор остается как бы л стороне. Он вынужден
только организовывать, советовать, замечать недостатки
н исправлять их, поощрять нужное и запрещать нежела-
тельное. Без этого, конечно, нельзя обойтись, но я чувст-
вовал неудовлетворенность своем работой.
Я знаю многих прекрасных директоров школ, прини-
мающих активное участие я воспитательной работе: дирек-
тора Смеляяской средней школы Черкасской области
Г. П. Михайленко, Богдановской средней школы Кирово-
градской области И. Г. Ткаченко, Александрийской сред-
ней школы № 13 И. А. Шевченко, Корлянской сред-
ней школы-интерната Гомельской области М. А. Дмит-
риева, Красноярской восьмилетней школы № 8 Л. Н. Ши-
ряеву, школы-интерната Л° 14 г. Киева А. Г. Калиннчева.
Это — подлинные мастера педа!отческого процессе. Их
уроки являются образцом для учителей. Они принимают
активное участие в жизни и деятельности пионерской и
комсомольской организации. У них есть чему поучиться
и учителю, и классному руководителю, и пионерскому во-
жатому. Но мне капалось, и это убеждение сейчас стало
еще глубже, что высшая ступень воспитательного мастер-
ства — это непосредственное и очень длительное участие
директора школы в жизни одною из первичных учениче-
ских коллективов. Мне хотелось быть с детьми, пережи-
вать их радости и горести, чувствовать близость ребенка,
которая для воспитателя является одним из высших на-
слаждений творческого труда. Время ог времени я пытался
включиться в жизнь того или иного детского коллектива:
шел вместе с ребятами па работу пли в поход по родному
краю, ездил на экскурсии, помогал творить те неповтори-
мые радости, без которых нелт.пя представить полноцен-
ного поспптанпя.
Но и я, и дети чувствопали какую-то искусственность
этих отношений. Мне не давала покоя нарочитость педаго-
гической ситуации: ребята не забывали, что с ними я буду
только пекоторое сремя. Настоящая духовная общность
рождается там, где учитель надолго становится другом,
единомышленником и товарищем ребенка в общем деле.
Я чувствовал, что такая общность необходима мне не толь-
ко для радости творческого труда, но н для того, чтобы
учить своих коллег пл'ко и искусству жктштаиия. /Ким/о,
непосредственное, поисе.дневиое общение с детьми —
гсюч-пп; ли.! с :<-,'г. I. ..ч : :г!' скнх опфмшп р^лоск'й, пе-
чален, рл;!очар-„ч.;л.-;;!1. С ; ьснрых ьелнлс-лплН) г,';<рчестьо
Б нашем труде. /I .-:р.н:1ел к пыииду, чти глаыгиг ьоспнта-
и ель долине.-: оы;ь ;:оо!м:татедем небольшого детскою кол-
лектива, другом и теипр'пнем ребят. Эта уверенность осно-
кывались на педагогических убеждениях, которые сложи
лись у меня еще до работы в Павлышской школе.
Уже и первые годы педагогической работы мне стало
ясно, что подлинная школа — это не только место, где дети
приобретают знания н умения. Учение — очень важная,
но не единственная сфера духовной жизни ребенка. Чем
ближе я присматривался к тому, что все мы привыкли
называть учебно-воспитательным процессом, тем больше
убеждался, что подлинная школ» — это многогранная
духовная жизнь детского коллектива, в котором воспита-
тель и воспитанник объединены множеством интересов
н увлечений. Человек, который встречается с учениками
только на уроке — по одну сторону учительского стола,
а по другую учащиеся,— не знает детской души, а кто не
знает ребенка, тот не может быть воспитателем. Для та-
кого человека за семью печатями закрыты мысли, чувства
и стремления детей. Учительский стол подчас становится
той каменной стеной, из-за которой он ведет «наступление»
на своего «противника» — учащихся; во чаще этот стол
превращается в осажденную крепость, которую «против-
ник» берет измором, а укрывшийся в ней «военачальник»
чувствует себя связанным по рукам и погам.
С болью видишь, как даже у знающих свой предмет
учителей воспитание иногда превращается в ожесточенную
войну только потому, что никакие духовные нити не свя-
зывают педагога и учеников, и душа ребенка — застегпуп»;
на все пуговицы рубашка. Главная причина уродливых, не-
допустимых отношении между наставником и питомцев,
имеющих место в отдельных школах,— это взаимное недо-
верие и подозрительность: ишнда учитель не чувствует
сокровенных движений детской души, не переживает дет-
ских радостей п горестей, не стремится мысленно поста-
вит: себя на место ребенка.
л'ндиющпйея польский педагог Япуш Корчак в одном
п:: писем «латюмпнае? о необходимости возвыситься к ду-
ховному .меру ребенка, а не снисходить к нему. Это очень
тонкая мысль, в супиккть которой нам, педагогам, надо
глубоко вникнуть. Не идеализируя ребенка, не пгшписм-
лни ему клких-то чудеп'нх сиопсп;, подлинный педагог иг
может но учитывать того, что детское восприятие .миро,
детская эмоциональная и нравственная реакция на окру-
жающую действительность отличаются своеобразной яс-
ностью, тонкостью, непосредственностью. Призыв Януша
Корчака возвыситься к духовному миру ребенка надо по-
нимать как тончайшее понимание и чувствование детского
познания мира — познания умом и сердцем.
Я твердо убежден, что есть качества души, без которых
человек не может стать настоящим воспитателем, и среди
этих качеств на первом месте — умение проникнуть в ду-
ховный мир ребенка. Только тот станет настоящим учите-
лем, кто никогда не забывает, что он сам был ребенком.
Беда многих учителей (дети и особенно подростки назы-
вают их сухарями) заключается в том, что они забывают:
ученик — это прежде всего живой человек, вступающий в
мир познания, творчества, человеческих взаимоотношений.
В воспитании нет разрозненных вещей, действующих
на человека изолированно. Урок — важнейшая организаци-
онная форма процесса познания мира учащимися. От того,
как дети познают мир. какие убеждения формируются у
них, зависит весь строй их духовной жизни. Но познанпе
мира не сводится только к усвоению знаний. Беда многих
учителей в том, что они измеряют и оценивают духовный
мир ребенка только оценками и баллами, делят всех уча-
щихся на две категории в зависимости от того, учат или не
учат дети уроки.
Но если в таком неприглядном положении оказывается
учитель, односторонне понимающиц многогранность духов-
ной жизни, то что же можно сказать о директоре, который
видит свою миссию только в том, чтобы осуществлять конт-
роль за работой учителей, своевременно давать «общие ука-
зания», разрешать или запрещать? Его положение еще
более неприглядное. Меня такая роль тяготила. Я страдал,
когда, бывало, приходил к ученикам, а они чем-то увлече-
ны со споим воспитателем. Ты обращаешься к ним, а они
не замечают тебя: дети живут богатой духовной жизнью
со своим воспитателем, у них свои тайны. Нужен ли такой
директор школы? Нет, не нужен. Методы и формы руковод-
ства, сложившиеся в дореволюционной школе, когда дирек-
тор был по существу инспектором над учителем, чиновни-
ком-администратором, в обязанности которого входило
следить, правильно ли излагает педагог программу, не ска-
за. I ли он чего лишнего пли ошибочного, в наши дни стили
анахронизмом.
Сущность руководства современной школой состоит в
том, чтобы в труднейшем деле воспитания иа глазах учи-
телей создавался, зрел и утверждался лучший опыт, во-
площающий в себе передовые педагогические идеи. И тот,
кто является творцом этого опыта, чей труд становится
образцом для других воспитателей,— тот и должен быть
директором школы. Без такого директора — лучшего воспи-
тателя — нельзя себе представить в наши дни школу. Вос-
питание — это прежде всего человековедение. Без знания
ребенка — его умственного развития, мышления, интересов,
увлечений, способностей, задатков, наклонностей — нет
воспитания. Как главный врач больницы не может быть
настоящим врачом без своих пациентов, так и директор
школы не может руководить воспитателями, если у пего
нет своих воспитанников. Своих в том смысле, что он
с первых дней пребывания ребенка в школе до получения
аттестата зрелости поднимается с ним со ступеньки на
ступеньку, непосредственно заботится о его умственном,
нравственном, эстетическом, эмоциональном, физическом
развитии, имеет с ним общие духовные интересы, передает
ему свои духовные богатства.
Кто является центральной фигурой в школе? В какой
сфере воспитательного процесса директор школы должен
быть образцо^м, на который равняются другие воспитатели?
Главная фигура школы — это воспитатель первичного дет-
ского коллектива — классного коллектива. Он и учитель,
дающий учащимся знания, и друг детей, и руководитель их
многогранной духовной жизни. Учение — это лишь один
из лепестков того цветка, который называется воспитанием
в широком смысле этого понятия. В воспитании нет глав-
ного и второстепенного, как нет главного лепестка среди
многих лепестков, создающих красоту цветка. В воспита-
нии все главное — и урок, и развитие разносторонних инте-
ресов детей вно урока, п взаимоотношения воспитанников
в коллективе.
После 6 лет работы директором школы я стал воспита-
телем классною коллектива. Хочу сделать оговорку: это
не единственный путь непосредственного духовного обще-
ния директора и воспитанников. Но этот путь в конкрет-
ных условиях был для меня наиболее целесообразным.
Работу в качество непосредственного воспитателя детского
],о ! юктпна я рассматривал.' как очень длительны!'!: экспери-
мент, поставленный и естественных условиях.
Прежде чем пегя Ггш к расска.-'у о том, как и что члта-
лось т:л нпотпЖ'Г'пшг ряда лет. остановлюсь па хара)-лс-р::

Сухомлинский В.А. - Сердце отдаю детям => читать книгу далее


Надеемся, что книга Сердце отдаю детям автора Сухомлинский В.А. вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Сердце отдаю детям своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Сухомлинский В.А. - Сердце отдаю детям.
Ключевые слова страницы: Сердце отдаю детям; Сухомлинский В.А., скачать, читать, книга и бесплатно
 плитка низида керама марацци      https://PlitkaOboi.ru/plitka/shakhtinskaya-plitka/sakura-10186644-collection/ 

 попросил у них скидку, дали 5%