Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/italon/naturallajf-stoun-150178-collection/      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/Tarkett/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Он домой не звонил, что доехал сюда? - поинтересовался начальник милиции.
- Нет, - ответил Князь, - говорю тебе, что мы сразу на твою дачу поехали.
Николай Павлович облегченно вздохнул.
- Значит, шанс есть, - сказал он, - можно сказать москвичам, что он до нас не доехал.
- Да как? - удивился Князь. - Те его в поезд посадили, а я встретил!
- А ты как будто и не встречал! - сказал Николай Павлович. - Не успел, допустим. Приехал на вокзал, а поезд ушел. Машина у тебя сломалась или дела задержали. Смотришь, а бизнесмена нет. На такси уехал. Или не приехал вовсе. И мы вне подозрений.
- Копать они начнут, - сказал Князь, - и хреново будет, если до нас доберутся.
- Не ссы, - сказал Николай Павлович, - я все-таки мент. И самый главный. Устроим дело так - комар носа не подточит. Через пару дней найдут его в лесу, а я это дело повешу на какого-нибудь уркагана. И мы чистыми будем, как туалетная бумага перед использованием.
- Вообще-то мысль умная, - согласился Князь.
- Баран ты, - разозлился вдруг Николай Павлович, - мог бы и посмотреть, что ружье заряжено.
- Аккуратней со словами, Палыч, - вмиг посуровел Князь, - ты не меньше моего виноват. Труп в твоем доме, сейчас на хер уедем, и сам эту блевотину расхлебывай.
- Я вас догоню и посажу за убийство, - пригрозил Николай Павлович.
- А кто стрелял? - с удивлением спросил Князь. - Кореец, ты видел, это разве я выстрелил?
Телохранитель отрицательно помотал головой.
- Если ты заметил, Николай Павлович, - продолжил Князь, - то я отпечатки пальцев свои с ружья стереть успел, прежде чем его на пол кинул. На всякий случай. Вот и думай. Труп моего друга в твоем доме, кто стрелял неизвестно, но ружье твое. Кого посадят?
- Подонок ты! - заорал на него Николай Павлович. - Может, ты это подстроил?
- Ты что, охренел? - с багровым лицом произнес Князь. - Для чего мне своего друга и партнера убивать? Я такую кормушку только что потерял, что рыдать нужно! Я на Спиридоныче мог такие бабки сделать, если бы ты мне заряженное ружье не подсунул!
Николай Павлович молча опустился на стул. Как все хреново. А еще несколько минут назад не было ни проблем, ни забот. Нет, конечно, были, но не такого масштаба.
- Ладно, - произнес начальник милиции, - надо дело делать, если хотим на воле остаться. Ты, Князь, звони в Москву его ребятам, спрашивай, мол, куда их бизнесмен делся. Как я тебе говорил. Вали все на то, что, мол, встретить не успел, и он пропал. Ты, Кореец, аккуратно убери это дерьмо со стола, вытри все, чтоб ни капли не осталось. Ваше дело труп в лесу выкинуть, а уж расследование по этому делу я сам буду курировать. Убийцу мы найдем и накажем. Есть у меня один рецидивист. Он на себя все и возьмет.
- А если пойдет в несознанку? - спросил Князь.
- Никуда не денется, - успокоил его начальник милиции, - заставим сознаться, уликами припрем. Ох, и вляпались же мы в говно. Хорошо еще, никого лишнего в доме не было.
- Да, - согласился Князь.
- Ты не дакай, - сказал ему Николай Павлович, - иди наверх в спальню, звони в Москву, а ты, Кореец, тоже приступай к делу. Не стой, как член в чистом поле.
Князь поднялся наверх в спальню, где стоял телефон. Он сел на кровать и подумал, кому бы можно было позвонить, как бы выясняя, куда делся Спиридоныч. На корешке, который Палычу придет за оплату междугородних переговоров, номера не будет. Князь набрал номер и позвонил своему старому приятелю в офис. На счастье, тот был на месте.
- Слушай, Данила, - тихо сказал ему Князь, - выручи. Я сейчас буду нести ахинею, а ты мне что-нибудь отвечай, ладно?
- Я на бабки не попаду? - спросил приятель.
- Даня, я когда-нибудь тебя подводил? - спросил Князь.
- Никогда, - ответил тот.
- Ну, вот и не спрашивай херню! - сказал Князь. - Давай, начинаем!
- Ну, поехали! - согласился Даня.
Князь намеренно подошел к двери, приоткрыл ее и начал громко кричать:
- Не приехал он! Не знаю, куда делся! Мы колесо пробили по дороге, провозились с запаской полчаса, а он за это время своим ходом, наверное, смотался. Чего? Так он и ко мне не приехал! Я думал, не выезжал он! Выезжал? А куда же он делся? У него, случаем, в нашем городе любовницы нет? Ну, вот и я не знаю! Уже часа три прошло! Я из дома звоню! Чего? Хреново слышно! Короче, надо искать! Может, в ресторане где-то завис. Ну, ладно, не беспокойтесь, у нас тут тихо! Ничего с ним не случится, у нас тут не Чикаго!
Приятель Князю говорить мешал. После каждого предложения он удивленно вскрикивал, вставлял всякие замечания и шутки. Ну, хрен с его подколками, лишь бы квиток был, что Князь звонил в Москву и интересовался. А куда он звонил, Палыч не докопается. Да и не будет он искать. Стопроцентно поверил, что Спиридоныч бизнесмен из Москвы. Молодец Витамин, хорошего бомжа подобрал.
Когда Князь спустился в холл, трупа уже не было на столе. Он лежал возле двери с полиэтиленовым пакетом на простреленной голове. Кореец мокрой тряпкой оттирал со стола остатки крови. Пельмень подогнал машину к самой двери и открыл багажник.
- Забор у меня высокий, - сказал Николай Павлович, - вынесем, никто не заметит. А вы бросьте его где-нибудь на пустыре, чтобы труп нашли через пару недель. Сами только не спалитесь, а то тогда уж точно не выкрутимся.
- Не бойся, Николай Павлович, - пообещал Князь, - выкинем так, что никто не заметит. Я место знаю.
- Хорошо, - согласился Николай Павлович, - Кореец, почисти ему карманы и все, что найдешь, мне отдай. Мы потом все эти вещички подозреваемому подкинем.
Кореец кивнул и полез в карманы трупа.
- Деньги, - сказал он, распушив веером доллары.
- Себе оставь, - сказал Николай Павлович, - не пригодится.
- Ничего больше нет, пусто, - отчитался Кореец.
- Хреново, - произнес Николай Павлович, - часы сними с руки. Это и будет главная улика.
Князя охватила жадность и начала душить. Часы эти фирменные, дорогие он дал Спиридонычу для маскарада и не хотел их терять. Ну, ладно, хрен с ними, с часами, главное, дело выгорело. Они теперь с главой милиции одной веревочкой связаны. А расследования никакого не будет. Труп они в море кинут с камнем на шее. И никто его не найдет. Не нужно ничего расследовать. А то ментяра все просечет, что его напарили, как сноба, если копнет глубже и узнает, что никакого бизнесмена Виталия Спиридоновича никогда не существовало.
- Все его вещи, что он с собой притаранил, сожги, - посоветовал Николай Павлович, - понятно?
- Понятно, - согласился Князь.
- Ну, езжайте уже, - поторопил начальник милиции, - увозите эту падаль из моего дома.
Пельмень и Кореец подхватили труп и бросили в багажник. Князь сел в машину, упрятав убитого, сели его телохранители и уехали. Николай Павлович прошелся по дому и думал так. Труп этого Виталия Спиридоновича найдут через какое-то время пацаны или еще кто-то. Он, курируя это дело, поручит расследование кому-нибудь из "своих", верных следователей. И поскольку сброда всякого в городе хватает, то виноватого найдут быстро.
Экспертизу проведут, всякую ботву другую, это все можно организовать. Так что перед московской "крышей" этого бизнесмена отмазаться можно. Главное, чтобы никто из свидетелей не проговорился. Пельмень там или Кореец. Князь сам выстрелил, за него можно не беспокоиться. А насчет этих двух парней нужно с Князем поговорить. Не дай бог, хоть что-то просочится, по пьяни сболтнут, и все пойдет насмарку. Да, теперь он крепко с Князем повязан.
А Князь ехал в машине и думал о том, как ловко он провернул этот спектакль. У него теперь Палыч навсегда на коротком поводке. Еще бы, начальник милиции - соучастник тяжелейшего преступления! Можно будет им вертеть-крутить. Нужно только организовать видимость работы по заглаживанию конфликта с москвичами перед Палычем. Сейчас они покойника утопят, а скажут Палычу, что бросили на пустыре. Пусть ждет, когда его найдут.
А когда труп не найдут вовсе, подсказать начальнику милиции новую версию убийства. Как будто бы Спиридоныча с поезда скинули по дороге. А куда труп делся с пустыря - не известно. Может быть, его бомжи поджарили и съели на обед. Короче, дело выгорело, теперь на многие его безобразия Николай Павлович будет смотреть сквозь пальцы. Тронуть он их не осмелится. Трое их, и любой может начать говорить. И устранить их физически Палыч тоже не решится - кишка тонка. Князь удобно откинулся на сиденье и с наслаждением закурил. Дело было сделано.
15
- Ну, так скажи мне, Колян, - обратился Князь к сидящему за своим столом в офисе и обливающемуся холодным потом Оксаниному ухарю, - куда же ты все-таки девал два вагона подгузников?
- Я же говорю тебе, Князь, - виновато оправдывался Колян, - я их отправил, а они не пришли по месту назначения.
- Ладно бы там были одни подгузники, - продолжал Князь, прохаживаясь по отделанному в западном стиле помещению, - но там были дорогие шмотки, жрачки немерено, напитки самые разные и все по бросовой цене я тебе отдал. Самый ходовой товар. А ты так меня подставил.
- Я же говорю, Князь, - снова завел шарманку Колян, - по документам все в порядке. Отсюда вагоны ушли, а туда не прибыли. Я и сам...
- Да, что ты сам? - прервал его Князь. - Посмотри на себя, ты же тупеешь на глазах. У тебя уже мозги жиром заплыли, какой из тебя к черту бизнесмен?. Куда вагоны делись? Не растворились же они в воздухе! Или Дэвид Коперфильд приехал на денек сюда и спрятал их вместе с содержимым?
Колян сидел абсолютно несчастный. И совершенно не походил на того Коляна из кафе, который крючил пальцы и всем угрожал. Он не мог понять, как произошло так, что из пункта А в пункт В вышел поезд и сам доехал, а вот его, Коляна два вагона пропали.
- В общем, это твои проблемы, - сказал Князь, - как хочешь так и выкручивайся, раз такой лопух. Деньги за товар ты нам должен был сегодня отдать, но не отдал. А с завтрашнего дня тебе на твой долг пойдут проценты капать. Безжалостные. Потому что таких как ты нужно учить жестоко, иначе пользы не будет. За идиотизм приходится платить, Колян, ты согласен?
Колян кивнул. А как тут не быть согласным, если Князь все верно говорит. Бизнес жесткая штука. Поэтому Колян был подавлен. Не слишком, конечно, большие деньги он Князю должен. Вполне реальные, чтобы отдать. Можно на крайний случай машину продать и еще чего-нибудь. Главное с этим делом не тянуть, а то и правда потом без штанов останешься. Князь последнее время совсем обнаглел. Действует бесцеремонно, не боится ни бога, ни черта, ни милиции. И эти два его головореза Кореец и Пельмень стоят у двери и глазами сверкают, словно хотят несчастного Коляна сожрать живьем.
И дернул же черт Коляна с ним связаться. А ведь поначалу все нормально было - и цены на товар реальные, накрутить себе можно, и вагоны не пропадали. Бизнес шел и вот на тебе, так его опрокинули!
- Я за тобой бегать не буду, - сказал Князь, - ты будешь за мной бегать, пять процентов плюс к твоему долгу ежедневно будут капать и ты мне все отдашь.
- Князь, - взмолился Колян, - ну, это же грабеж! Такого даже наше государство себе не позволяет!
- Грабеж? - удивился Князь. - А ты меня не ограбил? У меня под эти деньги, что ты мне не отдал, уже сделки назначены! Я теперь должен перед партнерами оправдываться, что, мол, какой-то Колян два вагона с подгузниками потерял, словно портмоне в трактире и теперь денег для сделок у меня нет! Я с тобой по старой дружбе еще разговариваю интеллигентно! А ведь мог бы и по-плохому поговорить!
- Да, да, - поспешно согласился Колян, покосившись на телохранителей.
Он-то знал повадки этих парней. Им бы в Гестапо служить - равных бы не было. Или в средневековой инквизиции.
- Короче, ты понял? - спросил Князь.
- Да, - обречено вздохнул Колян, - все понятно.
- Тогда, покедова, - сказал Князь, - готовь денежки.
Колян кивнул и встал проводить до дверей "дорогих" гостей.. Князь и телохранители вышли из офиса, даже руки Коляну не подали. На улице они сели в машину и уехали. Как только захлопнулась дверь автомобиля, Пельмень нажал на газ, а Князь громко расхохотался, хлопая себя по ляжкам.
- Кореец, - сказал он, - эти вагоны отправишь в Новопетровск, там весь товар распихаем по точкам. Можно по бросовой цене. Все равно эти вагоны считай нам подарили. Этот дурак, Колян, совсем голову потерял, а мы на его глупости заработаем.
Машина отъехала, Колян отошел от окна и сел, обхватив голову руками. Вот не было печали, так черти накачали! А у него еще аренда за ресторан не плачена, зарплату нужно выдать персоналу, а нечем и тут еще такая херня. Нужно звонить по друзьям, занимать, перезанимать, искать деньги, а то Князь своими процентами совсем задушит его и разорит.
Тут в кабинет без стука, как бабочка залетела Оксана. Она за последнее время преобразилась, стала еще красивее, чем была. Холеная кожа, тропический загар, дорогой прикид. А запах! Изысканный, тонкий, какой бывает только у очень хороших духов. Оксана подошла к уныло сидящему в своем огромном кресле Коляну, опустилась к нему на колени и поцеловала в щеку.
- Колюня, любимый, - пропела Оксана голосом весеннего соловья, - скоро зима уже. Я себе шубку присмотрела песцовую. Недорого. Всего знаешь сколько? Пустячок!
Когда Оксана назвала цифру, Коляна чуть не хватил удар! Пустячок?! Месячная зарплата всего персонала в его ресторане! Пустячок! Он был по настоящему взбешен! Шубку захотела, бабочка! Колян сбросил Оксану с колен и она отскочила и прижалась к стене.
- Шубку за-хо-те-ла?! - заорал он. - До зимы еще, между прочим, дожить надо! Песцовую? А может кроличью или собачью? Не согласна на такую? Ты думаешь у меня деньги в кошельке размножаются, как клопы? И мне их девать некуда? Нет, милая, я их зарабатываю! Горбачусь целыми сутками! У меня долгов, как шелков! Меня может завтра пристрелят в подъезде, а ты со своей шубкой ко мне лезешь!
Оксана ни на шутку испугалась. Она Коляна таким никогда не видела. С ней он всегда был вежлив и предупредителен, голоса никогда не повышал, а тут? Губы ее задрожали и она всхлипнула. Подумаешь, сказала про шубку, так ведь она не знала, что Коляна завтра пристрелят. Поэтому Оксана так и сказала:
- Прости, я не знала, что тебя завтра пристрелят...
У Коляна челюсть так и отпала.
- Меня МОЖЕТ БЫТЬ пристрелят! - заорал он. - И МОЖЕТ БЫТЬ не завтра!
- Тогда и волноваться нечего, - попыталась успокоить его Оксана, - все обойдется.
- Конечно, - кипятился Колян, - ты все знаешь! Обойдется! Умная! Только по соляриям шляться, да деньги в кафе прожирать!
- Ах, так! - возмутилась Оксана. - А любить тебя, думаешь не трудно?
- Да, ты не меня любишь, - вскрикнул Колян, - а деньги мои. Думаешь, я забыл, как ты на этого музыкантишку смотрела влюбленно. Может ты мне с ним изменяешь, пока я на работе? А? Признайся?
Оксана покраснела от возмущения. Ну, дождалась доброго слова! Она обхаживает этого свина, спит с ним, а он ей гадости говорит!
- Какой же ты мудак! - сказала Оксана.
- Да, я мудак! - закричал Колян. - Иди к гитаристику своему голубому, продавай все с себя, корми его! А когда деньги кончаться снова ко мне! Я приму, я не гордый, потому что люблю тебя!
Оксана почувствовала, что ей жаль этого большого, толстого несчастного человека у которого неприятности. У которого вздрагивают губы, который во сне считает проценты и прикидывает убытки. Который боится, что его пристрелят в подъезде, боится, что его посадят за неуплату налогов, раз в неделю хочет бросить все и уехать в тихую хижину в лесу, но не может - с карусели в которую он сел не сойти, пока она не остановится. А она не остановится никогда.
Оксана медленно подошла к несчастному Коляну, нежно обняла его и прижалась к нему всем своим телом.
- Хочешь продадим мой сапожки, сережки и колечки, которые мне купили? спросила она. - Тогда ты сможешь отдать долг?
Колян печально рассмеялся.
- Нет, - ответил он, - этого не хватит.
- Тогда все продадим, - предложила Оксана, - весь этот чертов бизнес и будем жить как все. Я работать пойду опять медсестрой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
 керамогранит дайсен kerama marazzi всем советую магазин в Москве 
 Доставили быстро на Плитка-Обои.ру 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevye-ugolki/dushevoe-ograzhdenie-erlit-er10109v-c1-9009002000-137645/