Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/shakhtinskaya-plitka/sakura-10186644-collection/      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/bytovoj/Tarkett/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Тогда ты меня бросишь, - грустно сказал Колян, - зачем я тебе такой толстый и старый?
- Я люблю тебя дурачок, - ответила Оксана, - толстого и старого люблю. Ты не бойся, мы выкрутимся. Расскажи мне, в чем дело?
Колян нехотя рассказал Оксане про пропавшие вагоны. Оксана слушала внимательно, покусывая хорошенькие губки.
- Сдается мне, что этот твой Князь все сам подстроил, - предположила Оксана.
- Даже если это и так, - ответил Колян, - все равно ничего не доказать. По документам-то все нормально. Где-то на полустанке вагоны отцепили и загнали в тупик. Ищи-свищи их теперь.
- А если в милицию обратиться? - подумала вслух Оксана.
- Ха-ха-ха, - рассмеялся Колян, - у Князя вся милиция под ногтем. Еще нам же хуже будет. Нас же и сделают виноватыми.
Оксана вздохнула. Колян ласково погладил ее по спине и плечам.
- Не волнуйся, - сказал он, - продам часть ларьков по быстрому, подзайму еще у ребят, друзей у меня много и все решиться. Главное, что ты меня любишь. Для меня важнее вещи в жизни нет. Если ты меня любишь, то все будет хорошо.
- Я люблю тебя, - сказала Оксана, села на колени к Коляну, обняла его и поцеловала.
Минуты через две на столе у секретарши Коляна зазвонил телефон.
- Меня ни для кого нет, - сказал босс прерывисто дыша в телефонную трубку, - пока я не скажу, что я есть. Понятно?
- Понятно, Николай Петрович, - ответила секретарша.
С тех пор как в жизни ее шефа появилась Оксана, дневные закрывания в кабинете новоиспеченных влюбленных стали традицией. А с секретаршей Галочкой у Коляна наладились с той поры только чисто деловые отношения. Поэтому Галочка Оксану ненавидела, но сделать ничего не могла. А ведь сколько времени она потратила на обхаживание Коляна Петровича, доверялась ему, нянькалась с ним, а он ее на эту стерву променял. Так и не дождалась Галочка предложения замужества.
Машина Князя выехала на окраину города и остановилась у обочины.
- Есть тут где-то чебуречная "Баку", - сказал Князь и обратился к Пельменю с Корейцем, - кто-нибудь знает, где она?
- Я знаю, - ответил Пельмень, сидящий за рулем, - как-то обедал там.
- Ну и как, - спросил Князь, - вкусно кормят?
- Чурбанская забегаловка с вонючим хачапури, - ответил Пельмень, - еще и музыка их гнусная пищит на постоянку. Лучше там не жрать.
- А мы туда не обедать едем, - сказал Князь, - мне сказали, что хозяин денег не платит ни за аренду, ни за что, на хер. Нужно посмотреть, если дело можно разогнать, то мы его под себя подгребем, если нет, то просто выкинем этого чурбана из нашего города. Итак, их расплодилось уже, черноголовиков, что плюнуть некуда.
- Район там рабочий, - сказал Пельмень, - народ в основном дома жрет и по забегаловкам не ходит.
- Зато там трасса проходит и дачи богатые недалеко, - ответил Князь, можно бильярд поставить, игровые автоматы, сделать бар, стриптизерши пусть танцуют. Привлечем хозяинов этих дач. Они любят оторваться за все про все, пока жена с детишками в городе. Цены поначалу заряжать не будем, на это дело даже работяги пойдут раз в месяц с зарплаты.
- Может быть, - согласился Пельмень.
Они подъехали к "Баку" и вышли из машины. Дверь оказалась закрыта. На стук подошел горбоносый малый в заляпанном белом халате.
- Хазяина, нэт, - сказал он, приоткрыв дверь.
- Мы подождем его в кабинете, - ответил Князь и шагнул вперед.
- Э, никто нельзя пускать, - сказал малый, загораживая проход.
Пельмень легко оттолкнул его от двери и пропустил вперед Князя. В помещении пахло несвежей бараниной, играла музыка, гремела на кухне посуда.
- Где его кабинет? - спросил Князь.
- Никто не велел ходить кабинет, - пролепетал малый, вжавшись в стену.
Пельмень тут же дал ему легкую оплеуху для ума и малый, наконец все поняв, тыкнув грязным пальцем, сказал:
- Там в коридор, да.
Хозяин, как водится, был на месте, и прятался в своем кабинете от кредиторов.
- Салам алейкум, Гитлер-ага! - весело поприветствовал его Князь.
Сумрачный хозяин, пожилой азербайджанец, привстал, кивнул и указал "гостям" глазами на стулья.
- Узнал меня? - спросил Князь. - Или мне рассказать?
Хозяин снова молча кивнул.
- Узнал я, - ответил он, - Князь ты.
- Стало быть, представляться не нужно, - произнес Князь, - дела твои, вижу, идут сильно хреново.
- Хреново, - подтвердил хозяин, - рубль падает, аренда растет, народ не хочет чебуреки кушать, не хочет ходить ко мне в "Баку".
- А ты бы еще свою забегаловку Чечней назвал, - усмехнулся Князь, тогда бы народ к тебе валом повалил.
- При чем тут Чечня? - обиделся хозяин. - Я азербайджанец, а чеченцы мне не родня!
- Да, это я так, к слову, - сказал Князь, - для народа что Баку, что Душанбе однохренственно. Всё чурки. И делать вам тут нечего.
- Я работу людям даю, - возразил хозяин, - и сам работаю. В чем моя вина?
- Да, ни в чем, - ответил Князь, - помнишь у Крылова строчки: "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". Что Крылова не знаешь? А хочешь в России жить и работать! Как так?
- Вы тоже Низами ни одной строчки не знаете, - ответил хозяин, - а его весь мир читает. Он великий поэт.
- Говно он, а не поэт, - лениво ответил Князь, - никто его не знает. Когда платить будешь?
- Сейчас вот нужно договориться с рекламой по радио, хочу организовать шоу-программу, - начал было хозяин рассказывать о своих планах, но Князь перебил его:
- Мне насрать большую кучу на радио, шоу-программу и на тебя. Деньги, давай, плати за аренду, еще там за что-то. Хочешь, родственников своих продавай в рабство, но деньги чтобы через неделю были вот тут на столе. Если проштрафишься в тюрьме отсидеться не удастся. Помучаешься, конечно, перед смертью часа два, пока тебе Пельмень мозги вправит и на тот свет отправишься к аллаху своему. Понятно?
Хозяин понуро кивнул. Князь, повернувшись, подмигнул Пельменю, тот сделал шаг к хозяину и железной рукой сзади сдавил его за коротенькую, толстенькую шею. Азербайджанец побледнел, заелозил ручками по столу и схватился за железные пальцы Пельменя. Тот отпустил его.
- Больно? - участливо спросил Князь.
Хозяин закашлялся и активно закивал головой.
- А будет еще больней, - пообещал Князь, - если деньги не отдашь.
- Я отдам, отдам, - пообещал хозяин.
- Ну, смотри, - ответил Князь, - я тебя за язык не тянул. Сам сказал. Через неделю мы вернемся.
Хозяин закивал, Князь встал со стула и вышел в дверь. Пельмень и Кореец последовали за ним. Когда они, выйдя на улицу, сели в машину, Пельмень сказал, задумчиво посмотрев на чебуречную "Баку":
- Сбежит, ведь, сука нерусская.
- Да, хрен с ним, - ответил Князь, - пусть его менты ищут, когда он сбежит. Нам до этого барана дела нет. Мы сами это предприятие поднимем. Оборудование стоит нормальное у них, новое, нам за бесценок достанется. Оформление кафе даже переделывать не придется, все итак в восточном стиле, то, что нужно. Назовем все это дело как-нибудь по-другому - Анталия, например, или еще что-то типа этого. И вперед, погнали денежки зарабатывать. Народ в Анталию пойдет, это же тебе не говенный Баку с вонючими азербайджанцами.
- Умный ты Князь, - покачал головой Пельмень.
- Не был бы умным, не был бы и богатым, - захохотал Князь и дал Пельменю в шутку подзатыльник.
- Брось ты, - сказал ему Пельмень, - разве в уме дело. У меня телка была, папа у нее профессор математики, в академии преподавал, а дочь шлюха, давала всем за бабки, потому что дома постоянно было жрать нечего.
- Дело, конечно, не только в уме, - философски заметил Князь, - нужно еще, чтобы бог тебя любил и тебе помогал. Без бога ни хрена не получится.
- Не свисти ты, Князь, - недоверчиво сказал Пельмень, - скажи еще, что ты в бога веришь?
- Верю и молюсь ему, - ответил Князь, - прошу о милости.
Пельмень недоверчиво рассмеялся и сказал:
- Да, не ври ты!
- Каждый вечер молюсь, Пельмеша, - ответил ему Князь, - каждый вечер по десять раз читаю "Отче наш" перед сном.
- Да, ладно! - усмехнулся Пельмень. - Так уж и десять раз?
- Бывает и больше читаю, - ответил Князь, - пока покой в душе не почувствую и благодать на меня ни снизойдет.
- Значит, это ты у бога денег просишь? - спросил Пельмень.
- Ничего я у бога не прошу, - ответил Князь, - и тебе не советую. Бог сам знает что тебе в данный момент нужно. Сам и даст по заслугам. Главное, чтобы ты в него верил, любил его и говорил с ним посредством молитвы. А так же Библию читал.
- Ну, блин, я, конечно, не такой умный, как ты, - ответил на это Пельмень, - но слышал от матери всякий бред про бога, она у меня в церковь полюбила по старости таскаться, грехи замаливать. Нагрешила, видать, немало за свою жизнь. Так вот она говорила в Библии написано - не убий там, не укради, не прелюбодействуй. Ты же все эти, как их называют?
- Заповеди, - подсказал Князь.
- Да, их, заповеди, на хер, - согласился Пельмень, - нарушаешь все и думаешь, что бог тебе все равно помогает?
- Я же тебе говорю, что любить нужно господа, - сказал Князь тоном проповедника, - тогда и он тебя полюбит и тебе поможет. Вот у тебя, Пельмень, папа был в детстве, кроме мамы?
- Был, - ответил Пельмень, - он и сейчас живой, мудак.
- Вот и представь, - сказал Князь, - папа тебе говорит - не трогай плитку обожжешься. А ты потрогал и обжегся. Бежать тогда скорее нужно к папе, показать ему пальчик, сказать, что прав он был сто раз, когда говорил не трогать плитку. Сказать, что ты его любишь больше всех на свете, обнять, поговорить с ним и он забудет, что ты ослушался.
- При чем тут бог-то? - не понял Пельмень. - У меня батя был полный дурак!
- А при том, что бог наш с тобой общий отец, тупиздень ты, - сказал с раздражением на непроходимость Пельменя Князь, - люби его и он тебя простит, как простил убийцу, который на кресте рядом с ним висел.
- Кто висел? - спросил Пельмень. - Где?
- Да, ну, тебя, - отмахнулся Князь, - с букваря начни учиться.
Князь подумал, что хоть у всех один отец - бог, но дети какие разные получились. Одни убогие, другие умные, одни уроды, а другие красавцы. А Пельмень обиделся и подумал, что на хер ему еще заморачиваться с каким-то богом, учить молитвы, которые он все равно никогда не запомнит, он и так неплохо живет без всякого бородатого седого мужика с иконы. Его, может быть и нет, а Князь ему молится, дурак. Что подумал по этому поводу Кореец неизвестно - у него был свой бог, если и был вообще хоть какой-нибудь, кроме Золотого тельца.
- Куда теперь едем? - спросил у босса Пельмень.
- К Алисе заедем, - ответил Князь, - а вы на полчаса свободны.
Девушка Алиса была любовницей Князя. В город она приехала с Севера, где повздорила с родителями и навсегда их покинула в семнадцать лет. Когда тебе семнадцать, рост у тебя сто семьдесят восемь сантиметров и размеры сто-шестьдесят-девяносто и лицо церковного ангела, то можно найти себе хорошее применение в жизни. Начнем с того, что Алису звали не Алиса вовсе, а просто Ленка. Но имя это несло в себе что-то приземленное и пока Алиса была Ленкой, она и работала на ткацкой фабрике, где ее драл, как сидорову козу мастер, ни давая ни копейки при этом, а уж о подарках и говорить не приходиться.
Алисой Ленка стала на местном конкурсе красоты. Она выступала под псевдонимом Алиса Бережная, это значительно лучше звучало, чем ее настоящее имя - Ленка Ракова. В школе к ее фамилии в тетрадке постоянно мальчишки приписывали в начало букву "С" и поэтому фамилию свою новопреставленная Алиса ненавидела и тоже поменяла для конкурса. Первого места она, конечно же, не заняла, потому что нашлась более шустрая манда, которая успела до конкурса дать всем членам жюри и половине зала. Поэтому и стала "королевой". Это Алиса так считала, потому что другого разумного объяснения тому, что эта уродина стала первой у Алисы не было. Но хороший приз достался и самой Алисе.
После конкурса к ней подошел элегантный седеющий, но еще вполне приличный мужчина и положил к ее ногам букет ярких живых роз. Так началась дружба Алисы с Князем и кончилась ее работа на фабрике. Вскоре великодушный Князь прикупил ей хорошую квартирку в центре, но и Алиса не оставалась в долгу перед Князем. Каждый раз во время их близости она царапала Князю спину и стонала, как тяжелораненый на поле боя. "О! - говорила она, голосом мартовской кошки. - Ты такой сильный мужчина! Я от тебя с ума схожу!". Польщенный Князь старался пуще прежнего, самомнение его росло и успех в делах был обеспечен.
Иногда Князь заправлял и жене свое "мотовило". Конечно, гораздо реже, чем Алисе. Но это было так, как будто после хорошего вина выпить вонючей бражки. Она вроде и старалась тоже, но могла посреди акта спросить купить ли ей сапожки сейчас или подождать сезона? Как еще у Князя на нее потенция оставалась, непонятно? А вообще не брезговал он и проститутками в бане. Все это шло на пользу организму, давало пеструю гамму ощущений и, соответственно мир Князя не был окрашен в отвратительный серый цвет, а блистал всеми красками радуги.
Алиса была не дура, в сказки о вечной любви с детства не верила и понимала, что Князь вскоре насытиться ее молодым телом, а затем подыщет для своих половых развлечений новую фемину. Поэтому она и старалась побыстрее высосать из Князя все, что было возможно. Она и изображала ежедневно африканскую страсть и неземную любовь, целовала благодетеля во все места, за что и получала подарки и денежные призы. Алиса не обольщалась и думала о том, что когда-нибудь не скоро - лет через десять, она выйдет в тираж, грудь ее обвиснет, а глаза потускнеют. И вот тогда можно будет выйти замуж за какого-нибудь лопуха и всю оставшуюся жизнь кормить его сказками о том, как ему повезло, что ему досталась такая красивая жена.
Не нужно будет уже притворяться в постели, изображая любовную страсть. Муж есть муж - никуда на фиг не денется. Если еще родить пару ребятишек, то и вовсе он будет на коротком поводке. Давать ему в постели раз в месяц те крохи, что остались от полусотни любовников, а остальное время пусть дрочит в ванной. Это уже не ее, Алисы, дело. Вот какая дальновидная любовница была у Князя. Она и на Князя особо не рассчитывала. Знала, что он бандит и ни сегодня, так завтра его пристрелят или посадят. Поэтому она заранее уже присматривала себе новых любовников, чтобы в случае чего безболезненно продолжить свое безпроблемное существование.
Естественно она нигде не работала, лежала в кровати, смотрела телевизор, кушала, купалась в ванной, ходила на аэробику и занималась всякими пустяками. Единственной ее трудовой повинностью было отдаться в положенное время своему меценату и с этим Алиса с успехом справлялась. Как мы уже говорили, она была великим изобразителем неподдельного оргазма. А что может более повысить самомнение и крутость мужчины, как не оргазм женщины, которую ты пялишь?
Поэтому Князь так и ценил свои интимные встречи с Алисой. Но он был бы полным идиотом, если бы не понимал, что на самом деле представляет из себя эта малолетняя соска. Он понимал, что в глубине души девушка надеется, что вскоре дождется от благодетеля предложения руки и сердца. Но нет, Князь не был так глуп, чтобы менять одну манду на другую. Он прекрасно помнил, как скакала молодой кобылкой в постели его нынешняя жена, и тоже изображала оргазм, когда была еще невестой. И как быстро успокоилась, получив штамп о замужестве в паспорт.
Князю нравилось такое положение вещей. Он зашел в коридор, открыв дверь своим ключом ив тот же миг из комнаты выбежала Алиса в распахнутом халатике и повисла у него на шее.
- Я так скучала, милый, - прошептала она.
"Врет, а приятно", - подумал Князь. Времени у него сегодня было мало совсем закрутился с делами, поэтому нужно было вставить любовнице поскорей и ехать домой. Князь увлек подружку в спальню, где повалил на кровать, на ходу скидывая куртку и штаны. Алиса целовала его лицо своими пухлыми губами, гладила его торс нежными маленькими ручками и шептала:
- Милый, так, вот так хорошо. А! А! А!
На страницах книги тяжело передать весь звукоряд, сопровождавший это действо, потому что обилие звуков, смешивающихся в единую половую симфонию было столь же разнообразным, как набор инструментов симфонического оркестра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
 плитка напольная рекомендую ПлиткаОбои ру в Москве 
 https://plitkaoboi.ru/plitka/plitka_dlya_vannoi/rossija/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevye-ograzhdeniya/iz-stekla-bez-poddona/