Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/dual-gres/plitka-dual-gres-paisley-gris-cenefa-plita-napolnaya-45kh45-208266-product/      глянцевый ламинат белый 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ах, эта, - задумчиво произнес Николай Павлович, - это плохо. Этого нельзя допустить.
- Как этого не допустить, если она мне завтра все их приметы выложит? спросил Борис Моисеевич. - Я уже Князю твоему об этом сообщил. Поспешил старый дурак, а теперь жалею!
- Ну и что? - зевнул начальник. - Впервой нам, что ли? Через полгода закроем дело за недостаточностью улик и все тут! Свидетельница одна, она же и потерпевшая. Верить ей нельзя, потому что она была в состоянии шока. Что мне тебя, Моисеич, учить что ли?
Борис Моисеевич медленно поднялся из-за стола и со всего маху шарахнул свою папку на стол. Начальник милиции вздрогнул и выпучил глаза. Таким рассерженным он видел Бориса Моисеевича не часто, если не сказать, что вообще никогда.
- Долго мне еще за этим Князем говно подтирать на старости лет? прошипел он сквозь зубы. - Мне это - во как надоело! Мы, менты, поганого уголовника прищучить не можем! Он распоясался так, что весь город стонет, а ты тут по столу "Цыганочку" выстукиваешь!
- "Калинку-Малинку", - возразил Николай Павлович.
- Без разницы, - ответил ему Борис Моисеевич, - вот он, случай нам выдался, его за решетку засадить. Его и всю кодлу. А уж когда он за каменной стеной окажется, нас заявлениями засыплют, так, что мы его под расстрельную статью подведем.
"Ага, - подумал Николай Павлович, - и меня тоже подведешь". Он хорошо помнил убийство на своей даче. Хотя последнее время Палыч стал сильно сомневаться в том, что этот Спиридоныч был московским бизнесменом. Князь утверждал, что выкинули его на пустыре, но ни через неделю, ни через месяц тела не нашли. Но труп это же не бумажник с месячной зарплатой. Кому он нужен чтоб его подбирать? И второе. Никто не звонил из Москвы, не интересовался бизнесменом, да и там, в столице все было тихо. Это-то и смущало Николая Павловича. По правде говоря, Князь этот и самому начальнику милиции поперек горла стоял.
- Мы с тобой двадцать лет дружим, - гневно продолжил Борис Моисеевич, я старый человек и больше я не намерен лизать жопу этому гондону! Князь и король тоже мне! Все, на хрен, хватит! Увольняюсь! Надоело! На пенсию пойду и буду картошку лучше в землю сажать, чем ублюдков за решетку! Пользы больше! Князи эти девок насилуют, а я замазываю! Ларечников грабят, я подделываю! Убивать уже начали в наглую! Парень вчера пропал, друг убитого ими спортсмена! Тоже его грохнули? Всех будут убивать, кто рядом живет?
- Как пропал? Кто? - удивился Николай Павлович.
- Паренек вчера исчез, - ответил Борис Моисеевич, - Андрей, друг убитого князевой бандой Димы, Марины мужа. Он переживал очень, Марину расспрашивал что да как случилось. Видимо Князю это не понравилось!
- Я ему скажу, чтобы не трогал больше никого, - пообещал Николай Павлович.
- Так он тебя и послушал! - ответил ему Борис Моисеевич. - Плевать он на тебя хотел!
- Да? - оскорбился Палыч. - А вот сейчас я ему позвоню!
- Ну-ну, - усмехнулся следователь.
Николай Павлович действительно был уязвлен в самое сердце. Старинный друг подсмеивается над ним, считает ничтожеством. Он решительной рукой набрал номер трубы Князя.
- Алло! - закричал он в трубку. - Князь? Что ты сделал с парнем, другом того самого каратиста?
- Да, ничего особенного, - ответил Князь, - наподдали ему мои орлы. В подвале он лежит. Могу адрес сказать.
- Я же тебя просил никого не трогать! - крикнул в трубку Николай Павлович. - Хватит уже этим заниматься!
- Он лез не в свое дело, - спокойно ответил Князь. - И я слышал, что сучка эта собирается нас всех сдать.
- Даже если баба эта расколется, - пообещал Николай Павлович, - мы тебя отмажем. Хватит уже порядок нарушать в городе! Остановись!
- Ладно, Палыч не бойся, все о кей! - сказал Князь. - С меня лишняя доля за беспокойство! Пока!
И Князь бросил трубку. Николай Павлович сидел, как оплеванный.
- Иуда ты! - сказал ему Борис Моисеевич. - И трус!
Он повернулся и вышел, хлопнув дверью, а Николай Павлович даже не успел открыть рот чтобы его остановить. Да-а, похоже было, что на него действительно положили большой и толстый. Ему, начальнику милиции какой-то сраный рэкетир говорит, как официанту клиент, разбивший бокал: "Возьми с меня на червонец больше, милый и отвали!".
Николай Павлович сидел и ломал пальцы, не зная что делать. Внезапно его осенило! Все решалось проще простого и не хрен было столько времени лебезить перед этим уродом. Николай Павлович достал из стола свою большую записную книжку, собрал воедино номер, записанный на разных страницах, и позвонил по межгороду.
- Фарид Велиханович? - спросил он. - Это...
- Не нужно представляться, Николай Павлович, я вас узнал, - ответили в трубке низким густым басом, - уважаемых людей узнаю по первым словам.
- Да, это я, Фарид Велиханович, - сказал начальник милиции, ободренный комплиментом, - помните наш разговор в ресторане "Наследие" относительно...
- Помню, - подтвердил Фарид Велиханович, - относительно уборки грязи.
- Да, - обрадовано подтвердил начальник милиции, - уборки грязи.
- И много грязи у вас накопилось? - спросил Фарид Велиханович.
- Не очень, - ответил Николай Павлович, - одна большая куча и две маленьких.
- Грязь в труднодоступных местах? - поинтересовался Фарид Велиханович.
- Да, - признался начальник милиции.
- Тогда двойной тариф, - сказал Фарид Велиханович.
- Я согласен, - ответил Николай Павлович.
- В остальном, - продолжил Фарид Велиханович, - три тарифа за большую кучу и по полтора за маленькие.
Николай Павлович прикинул сумму в уме и решил, что игра стоит свеч.
- Я согласен, - повторил Николай Павлович.
- Завтра в полдень вам позвонит человек, - сказал Фарид Велиханович, вы ему передадите подробное описание местоположения грязи, характеристики и фотографии. Он уберет все к утру, максимум к вечеру следующего дня. Деньги за работу переведете мне на счет завтра. Всю сумму.
- Хорошо, - согласился Николай Павлович.
- Желаю удачи, - попрощался Фарид Велиханович.
- До свидания, - сказал начальник милиции и положил трубку.
Николай Павлович обрадовано застучал по крышке стола "Калинку-Малинку". Теперь Борис узнает, что он не слабак, что есть еще у начальника милиции порох в пороховницах. Калинка-малинка, малинка моя...
22
В полдень следующего дня Марина вышла погулять с Наем и заодно встретить Романа из школы. Родители были на работе, она спокойно дошла до школы, встретила брата и вернулась домой. Ничего страшного не произошло. Роман болтал о школе, о девочке с которой он сидит за одной партой, о том, что на физкультуре его похвалил учитель за то, что он хорошо делает кувырок.
Марина, слушая брата, оттаяла и стала искренне улыбаться, глядя на его подвижные глаза и маленькие ручки, которыми он активно размахивал. Они зашли в квартиру и Марина услышала, что в комнате надрывается телефон.
- Алло, - ответила Марина.
В трубке раздались рыдания и сквозь них заговорила женщина. Марина узнала маму Андрея.
- Марина, - сказала она, - Андрюшу нашли избитого в подвале. У него перелом челюсти и сломаны все пальцы на руках. Все до единого. Отбиты почки. Господи, да что же это?
Мама Андрея зарыдала, а Марина не знала что ей сказать. Беда одна за другой, лавиной мчались прямо на нее и Марина тоже заплакала. Так они и рыдали в телефонные трубки - две женщины, связанные общей бедой. Роман подбежал к сестре и обнял ее, а через минуту и сам заплакал.
- Я приду, - пообещала Марина, маме Андрея, - сейчас ко мне придет следователь, мы поговорим и я приду. Где сейчас Андрей?
- В травме, - ответила мама, - в той же больнице, где ты лежала.
- Хорошо, я приду, - сказала Марина.
Мама Андрея положила трубку, а Марина подумала о том, что сейчас в два часа к ней приедет Борис Моисеевич, она оставит с ним Романа и побежит в больницу к Андрею.
В дверь тут же позвонили. Марина взглянула на часы, было без десяти два. Борис Моисеевич пришел раньше и это хорошо, потому что ей нужно было убегать. Марина бросилась в коридор, распахнула дверь и застыла от страха и неожиданности. Сильный толчок в грудь отбросил ее к стене и в комнату вошли Кореец и Пельмень.
Они быстро закрыли за собой дверь на ключ, Пельмень схватил Марину за волосы и потащил в комнату, где сидел на диване удивленный Роман с полицейской машиной в руках. Щенок Най, увидев, как мучают Марину, с лаем бросился на защиту хозяйки. Кореец мягко схватил его рукой за шею и поднял с земли. Испуганный Най заскулил и затрепетал лапками. Азиат ухмыльнулся недоброй улыбкой и сильно сдавил шею собачки. Пельмень толкнул Марину на пол. Она упала, сильно стукнувшись коленями и руками.
- Не надо! - вскрикнула она, увидев, как азиат мучает Ная, маленькое живое существо, которое принадлежало им с Димой.
Кореец не остановился. Марина вскочила и попыталась вырвать Ная у убийцы из рук, но пельмень оттолкнул ее. Щенок недолго барахтался в железных тисках руки Корейца и вскоре затих. Когда собачка умерла, Марине опять стало все безразлично. Никто, никогда не в силах остановить этого. Покориться обстоятельствам и принять смерть - вот все, что ей оставалось делать! Кореец бросил задушенного щенка к ногам Ромы и мальчуган заплакал.
В это время в дверь позвонили. Пельмень тут же зажал рукой рот Марине так сильно, что у нее помутнело в глазах. Он вытащил нож и подставил его к горлу девушки. Кореец подсел к Роману и тот тоже сжался и затих. Конечно, это пришел Борис Моисеевич, но открыть ему Марина не могла. Следователь позвонил еще раз, подождал минуту и снова позвонил. Потоптавшись на лестнице, подошел к двери еще раз и снова позвонил. А потом ушел.
- Кто это был? - спросил Пельмень.
Марина промолчала. Она сидела у ног Ромы и держала в руках мертвое тело собачки.
- Кто это был, сука? - повторил вопрос Пельмень и пнул ее по ягодицам.
- Не знаю, - прошептала Марина и сжалась от страха.
- Поедешь с нами, - сказал ей Кореец, - собирайся.
Марина отрицательно замотала головой.
- Нет, - тихо сказала она, - нет, я никуда не поеду.
- Тогда поедет с нами этот маленький мальчик с круглой попкой, ухмыляясь, сказал Пельмень.
Он как пушинку поднял Романа с дивана и посадил к себе на руки, сев на кресло. Роман прижал к себе свою полицейскую машину и испуганно втянул голову в плечи.
- Какая у тебя хорошая машина, - сказал Пельмень, - кто тебе ее подарил?
- Дядя Дима, - ответил Рома.
- Добрый дядя Дима? - переспросил Пельмень. - Дядя Дима, который умер?
Рома кивнул. Пельмень взял из его рук машинку, сильно сдавил, корпус ее хрустнул и рассыпался.
- Ой, сломалась! - воскликнул Пельмень и захохотал.
Рома заплакал. Марина посмотрела на Пельменя ненавидящим взглядом.
- Перестаньте! - сказала она. - Я поеду с вами! Не трогайте только никого больше!
Пельмень ссадил с колен Рому и легонько толкнул его от себя. Рома подбежал к Марине и прижался к ней. Он весь трясся и вздрагивал от глухих рыданий.
- Не бойся малыш, - прошептала Марина, - я скоро вернусь. Ты играй пока и жди маму, она скоро придет.
- Давай быстрей, овца, - прикрикнул Пельмень, - сопли тут развела!
- Мне нужно позвонить маме, что Рома остается один, - сказала Марина.
- Ты охренела, дурочка, - сказал ей Пельмень, - мы не скорая помощь! Бегом на улицу! И чтобы не пискнула, овца!
Он схватил Марину за предплечье и потащил к выходу. Кореец последовал за ними, а Рома присел на пол и стал, вытирая слезы, собирать с пола обломки своей полицейской машины.
Выйдя на улицу, бандиты затолкали Марину в автомобиль, Кореец сел за руль, а Пельмень рядом с ней на заднее сидение. Он бессовестно лапал ее за грудь и прижимал, но Марине было уже все равно, она совершенно не сопротивлялась.
- Куда мы ее? - спросил Кореец.
- В спортзал, - ответил Пельмень, - посидит там, пока Князь не найдет время с ней поговорить.
Кореец вырулил на дорогу и поехал.
- А знаешь что, сучка? - сказал вдруг Пельмень. - Сделай-ка мне минет по быстрому! Кореец, тебя это не смутит?
Азиат отрицательно помотал головой и Пельмень увидел, как он ухмыльнулся в зеркало заднего вида. Пельмень сильно схватил своей широченной кистью Марину за затылок и наклонил к ширинке джинсов и расстегнул штаны. Марина, ни слова ни говоря, начала делать то, что он велел. Ей было противно, но Пельмень больно пальцами сжимал ее шею. А как она могла противостоять силе? Ее бы просто побили и все равно заставили бы сосать! Зачем, кроме всего прочего, терпеть еще и побои?
Кто она теперь? Тряпка? Подстилка, о которую вытирают ноги? Дырка для онанизма? Что еще ей предстоит вынести? В кого она превратится, если не умрет? Марина поймала себя на мысли, что это ей уже безразлично. Она была рядом с любимым мужчиной, смелым, умным, честным. И вот Димы нет, а его убийцы издеваются над ней.
- А-а, - застонал Пельмень, - хорошо, - и добавил, - не умеешь ты, крыса, член сосать. Но ничего, мы тебя научим!
Они подъехали к шейпинг-центру, расположенному в полуподвальном помещении в каком-то заброшенном производственном здании в забытом богом районе. Заведение было заперто и кореец постучал в дверь ногой. Открыл им богобоязненного вида старичок-сторож.
- Привет, Еремеич, - поздоровался со стариком Пельмень, - вот сучку привезли, пускай пока до вечера в подвале посидит.
Старичок кивнул и пропустил их внутрь. Заведение выглядело богатым. Устланные коврами полы, хорошие тренажеры, маленькая сауна с бассейном. Пельмень провел Марину по всем комнатам.
- Вот здесь мы развлекаемся, - сказал он, - с такими как ты шалавами.
Он потащил ее дальше в подсобку, открыл большую железную дверь и сказал:
- Аккуратней, падла, там очень крутые ступеньки.
Марина глянула вниз. В крошечное помещение метра три на три вела практически отвесная железная лестница с острыми краями ступенек. Осторожнее, чтобы не упасть, Марина спустилась вниз. За ней вошел и Пельмень. Он толкнул Марину к стене, где торчала железная труба и висела цепь.
- Ты будешь собакой на цепи, - сказал он и застегнул на шее Марины металлический ошейник, - посидишь до вечера, а потом посмотрим что с тобой делать.
Марине было безразлично, сколько сидеть и где. Ее даже не унижало то, что ее посадили на цепь. Она просто опустилась на пол и прислонилась к холодной стене. Пельмень поднялся по лестнице и вышел наружу. Он громко хлопнул тяжелой дверью и в комнатушке стало темно. Марина не закрывала глаза и когда они привыкли к темноте, девушка разглядела, что в помещении у стены находится какой-то непонятный агрегат, похожий на страшный космический корабль. А может быть, просто Марине все сейчас казалось страшным.
Она уснула, несмотря на то, что сильно давил шею металлический ошейник и было прохладно. Она уснула и мечтала во сне никогда больше не проснуться, чтобы через миг полета по небесному коридору снова увидеть Дмитрия и обнять его. Сможет ли она обнять его там и узнает ли вообще? Она увидела как Дима подошел к ней и обнял за плечи. А потом сказал:
- Здравствуй, моя милая.
Марина удивилась:
- Ты живой?
- Я не умирал, - ответил Дима, - это был сон. Тебе просто приснился плохой сон.
Марина обрадовалась, что это был всего лишь сон, глупый и злой сон и начала торопливо рассказывать его Диме:
- Мне снилось, что тебя убили, что надо мной издевались, что избили Андрея и задушили Ная. Еще сломали машину, которую ты подарил Ромке.
- Все живы, малышка, - ответил Дима, - машинка полицейская цела и Андрей жив-здоров, играет дома на гитаре.
Все внутри Марины завертелось от счастья, гора свалилась с плеч! Господи, как хорошо, что это был только сон! Дурной, гадкий противный сон! Дай бог, чтобы никогда больше он не повторился! Дмитрий вдруг стал стучать какой-то железкой о стену и лицо его сделалось злым и жестоким.
Марина открыла глаза и едва не закричала во все горло от отчаяния и боли! Нет, это не сон! Она в подвале и старичок сторож спускается вниз по ступенькам. "Ему-то что тут нужно?" - спросила сама себя Марина. Старичок посмотрел на Марину и сказал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/cersanit/motive-violet-87160-collection/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/belleza/belveder-170016-collection/ 

 ванна 130х70 купить