Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/ceramica-classic/sigma-10187785-collection/      в интернет-магазине шикарный ассортимент 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Дункан Дэйв

Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога автора, которого зовут Дункан Дэйв. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Дункан Дэйв - Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога равен 242.66 KB

Дункан Дэйв - Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога - скачать бесплатную электронную книгу



Омар, Меняла Историй - 1

Дэйв Дункан
Разбойничья дорога
С удовольствием посвящаю эту книгу КЕВИНУ МАЙКЛУ ПРЕССУ в надежде, что он, выросши, полюбит книги и – быть может (когда-нибудь в грядущем столетии) – даже эту.
Пролог
Нет-нет, вы не за того меня принимаете, господа хорошие! Я не нищий! В свое время кем я только не побывал, от низкородного жестянщика и до венценосного тирана – однажды даже богом! – но до попрошайничества не опускался никогда. По призванию же я – меняла историй, и лохмотья – мое обычное одеяние.
Этот тернистый путь, благородные господа, я выбрал по своей воле. Меня всегда влечет куда-то вдаль. В свое время мне довелось побывать почти во всех городах по Эту Сторону Радуги. Назовите мне любой – и я расскажу вам о нем.
Нет, все, чего я хочу, – это предложить вам обменяться по дороге историями, чтобы скоротать время и хоть ненадолго забыть о палящем солнце. Истории про любовь или войну? Истории про славу или бесславие? Про чудеса? Нет, ничего страшного, кушайте на здоровье, это мне не мешает…
О, вы так добры, господа. Признаюсь, из ваших котлов поднимаются восхитительно аппетитные ароматы. Ничего, ничего, я могу есть и рассказывать одновременно…
Каково быть богом? Право, это на редкость неприятное ощущение, не из тех, какие хотелось бы пережить еще раз.
Но рассказать об этом? Почему бы и нет – правда, рассказ получится долгий, вполне возможно, до следующего привала на ужин, а то и дольше. Это случилось давным-давно, когда мне впервые приснился Занадон, прекраснейший из прекрасных городов на равнинах…
1. Разбойная дорога
Как и было предсказано, я спустился с холмов и зашагал по выжженной солнцем равнине. Очень скоро в рыжей дорожной пыли начал попадаться свежий конский навоз, чего я не видел уже много недель. И еще увидел я, что дезертиры, составлявшие мне компанию все это время, почуяв опасность, попрятались все до одного.
Так шел я и шел, заново привыкая к столь внезапному одиночеству, хоть и знал, что стоит посмотреть внимательнее за изгородями или по полям – и исчезнувшие странники обнаружатся там, хоронящиеся в зелени. Вскоре один из них, самый смелый, высунулся и предостерегающе окликнул меня. Я же махнул ему рукой в знак благодарности, но продолжил свой путь, насвистывая и не испытывая ни малейших сомнений в своей дальнейшей судьбе.
Небо над головой было синим до боли в глазах, а жара – утомительной. Я гадал, не означают ли неясные силуэты на севере знаменитый Култиарский хребет, или же это просто далекий мираж. На востоке горизонт прочерчивали вчерашние столбы дыма. Каждое утро дымы все приближались.
Выйти наконец из бесконечных оливковых рощ было, с одной стороны, даже приятно, ибо я еще не настолько изголодался, чтобы есть сырые оливки. Однако, с другой стороны, теперь я лишился благодатной тени. Возделанные поля и сады, сулившие – как я надеялся – некоторое облегчение, оказались опустошены поспевшей раньше меня прожорливой саранчой. Уже полный день и полная ночь миновали с той минуты, когда я подлизал последние крошки со дна моей дорожной сумы.
Я никогда не беспокою богов своими жалобами. Они и без того прекрасно знают, что для исполнения своего долга мне нужно совсем немного, сущие пустяки. Худоба говорит сама за себя и без моих молитв. Быть может, я поступил нерасчетливо, поделившись остатками съестных припасов с малышкой Буллой. Если и так, я не жалею об этом, ибо груди ее были свежи как розы, а маленькие ручки неутомимы, как бабочки в летний день.
С той ночи, как сгорел Дом-Уилт, мне не встретилось ни одного человека, идущего с запада. Я двигался быстрее обычного, ибо крепкие мужчины редко встречались на этой дороге скорби. Дети, калеки и старухи, тянувшие за собой на тележках свой убогий скарб, были теперь моими спутниками. Лишившиеся денег, крова, в лохмотьях, в невзгодах своих, они тем не менее не озлобились и не лишились чувства сострадания. Отчаяние часто открывает людей с лучшей стороны. Многих встревожил поначалу мой чужеземный наряд и странная внешность – мое ремесло требует, чтобы я казался странником и пришельцем, и везде чужим, – но стоило мне раз заверить беженцев, что я не форканец, как они понемногу разговаривались, а я не спеша брел рядом с ними.
Вот так мне и удавалось порой собрать историю-другую. Впрочем, довольно скоро, ссылаясь на неотложность своего дела, я желал своим спутникам удачи и уходил, благословляемый богами, к следующей группе.
Теперь я шагал в одиночестве по безлюдной земле, и все, что я слышал, – только мое собственное насвистывание да еще бурчание в пустом животе.
Так шел я и шел, пока не вышел внезапно к широкой реке у брода, и место это показалось мне знакомым. И хоть не могла быть столь широкая река ничем иным, кроме как великой Иолипи, не увидел я на ее глади ни одной лодки. Правда, должен признать, что вода стояла низкая и из серебристых струй тут и там проглядывали отмели золотистого песка.
Почернелое пожарище обозначало место, где стоял домик паромщика, но меж обугленных бревен пробивалась зелень, а это означало, что переправы здесь нет уже много лет. Рядом с пожарищем виднелись остатки сада – шесть тополей и пламенеющее алым цветом тюльпановое дерево. Ни дом, ни брод не остались в моих воспоминаниях, но тюльпановое дерево я узнал.
В тени тополей расположился на отдых отряд солдат. Они разлеглись на зеленом травяном ковре, не забывая приглядывать за своими щиплющими траву пони, а также за группой обнаженных – или почти обнаженных – людей, стоявших в воде под солнцем. Купальщики, однако, не испускали ни радостных криков, ни других столь естественных для подобного занятия изъявлений удовольствия.
При моем приближении солдаты повернули головы. Я-то знал, как жарко и душно им сейчас в бронзовых шлемах и железных панцирях, налокотниках и наголенниках, ибо мне и самому доводилось носить такие, хотя ни разу – по своей воле. И еще я знал, что их незадачливые пони способны передвигаться под таким бременем лишь неспешной трусцой. Эти доблестные воители, возможно, и умели неплохо управляться с безоружными крестьянами, но форканцы могли бы спокойно отплясывать вокруг них гавот.
Их предводителя легко можно было узнать по высокому гребню на шлеме и бронзовой кирасе. Даже валяясь на траве, он сохранял командный вид, внушая трепет своею мощной грудью и холодным прищуром глаз. Он лежал, приподнявшись на локте, и в его спокойствии ощущалась сила. Его черная, вьющаяся, пышная даже по меркам Пряных Земель борода опускалась почти до груди. Воистину такая величественная голова достойна украшать золотую монету или, скажем, сад – в виде мраморного бюста, разумеется. Да и на пике смотрелась бы не так уж плохо.
Я направил свои стопы прямо к нему. Кое-кто из солдат, что лежали ближе ко мне, сел, схватившись за мечи и провожая меня недоверчивыми взглядами. Мои волосы и кожа светлее, чем у жителей Пряных Земель, да и глаза у меня серого цвета. Бороду я в те дни стриг совсем коротко, так что и без чужеземной одежды наверняка казался этим воинам чужаком, а чужаки, как известно, просто обязаны вызывать подозрение у любого уважающего себя солдата.
Я беззаботно улыбнулся им в ответ, и они позволили мне пройти. Подойдя к командиру, я уронил свой посох, скинул с плеча суму и уселся, скрестив ноги.
– Да будет жизнь ваша источником веселья для богов, капитан, – радостно произнес я.
Он приподнял одну кустистую черную бровь.
– Что-то не слыхал я еще таких приветствий.
Я заверил его в том, что хотел единственно выказать свое к нему уважение. Впрочем, если он предпочитает нагонять на богов тоску…
– Ну, когда ты объяснил, оно и впрямь кажется мне не таким уж дурацким. Ты и сам, поди, способен развлечь нас?
Я улыбнулся, дабы успокоить его:
– Именно в этом и единственно в этом состоит моя цель, ибо я меняла историй, и развлекать людей – мое ремесло. Меня зовут Омар, господин мой.
Огромная ручища капитана потеребила конец окладистой бороды.
– А я – Публиан Фотий, капитан Занадонского войска.
– А! Значит, вы в силах помочь мне. Тот город, о котором вы говорите, – уж не тот ли это славный Занадон, воины которого покрыли себя славой в столь бесчисленных сражениях, что его называют в Пряных Землях не иначе как «Занадон Непобедимый»?
Воин окинул меня внимательным взглядом и мрачно кивнул:
– Это действительно так, благодарение святой Майане и Балору Бессмертному.
– Вот спасибо! Воистину встреча с одним из благородных граждан Занадона – большая честь для меня. Но мои познания в географии – увы! – слабы, о благородный капитан. Вот уже много дней иду я Разбойной дорогой к Ширдлу и Тангу. Осмелюсь ли я предположить, что эта водная гладь и есть прославленная с незапамятных времен река Иолипи, а раз так, что от Занадона Непобедимого меня отделяет не более дня пути?
– Твои познания в географии не так уж слабы, меняла историй Омар, – сказал капитан своим звучным командирским голосом, – ибо трудно описать наше местоположение более точно. Всего час ходьбы вверх по течению – и ты воочию узришь гранитные стены и сверкающие шпили Занадона Непобедимого.
Я задумчиво пригладил ладонью свою стриженую бороду.
– В это смутное время, когда несметные полчища форканцев наводняют страну, оскорбляя богов грабежами и убийствами, когда даже могущественные города вроде Форбина, Полрейна или Дома-Уилта лежат в развалинах – воистину один Занадон Никогда-Непобедимый может устоять против захватчиков.
– Мы обрушимся на них со всей отвагой и – если будет на то воля святой Майаны – прогоним их в хвост и в гриву!
– Вот речь, достойная отважного воина, благородного гражданина и преданного слуги святой… э-э… Майаны, – не без энтузиазма откликнулся я. – Однако… вы простите мою дерзость, если я задам вам еще вопрос… или два?
Капитан повернул свою величавую голову к реке и окинул взглядом стоящих там людей.
– Оно, конечно, мне скоро трогаться в путь, но молю тебя, продолжай, ибо не часто доводится мне вести беседу столь ученую и познавательную.
– Воистину доброта ваша сравнима с вашей доблестью, капитан. Тогда поведаю вам, что гнетет меня теперь. Велико число беженцев, встреченных мною в пути, что бегут, спасаясь от полчищ форканских варваров. Многие опередили меня, еще больше осталось позади. При всем могуществе и величии Занадона Непобедимого, при всей славе его как радушнейшего и гостеприимнейшего из городов, существует же предел тому числу несчастных, которым он может дать приют в своих стенах?
– Увы! Ты говоришь о том, что изрядно заботит и нас самих.
Я вздохнул:
– Уж не может ли тогда так случиться, что, проделав тот путь вверх по течению, о котором вы столь любезно поведали мне, я так и не попаду в город, а мое прошение будет отвергнуто?
Публиан Фотий уселся. Его воины, как по команде, повскакали с мест, звеня бронзой и скрипя кожей доспехов. Насколько я заметил, некоторым для того, чтобы встать на ноги, потребовалась посторонняя помощь, так тяжела была их броня.
– Так считай себя счастливчиком, меняла Омар. Ибо сдается мне, что сами боги привели тебя как раз к тому человеку, который способен помочь тебе в исполнении твоей мечты – попасть внутрь спасительных стен могущественного Занадона Непобедимого.
– И да будут благословенны боги в их милосердии!
Он уставился на меня с внезапной подозрительностью:
– А могу ли я поинтересоваться, что за дело у тебя такое в нашем городе?
– Мне было приказано идти туда, – объяснил я.
– Кем это приказано?
– Богами, капитан. Не знаю, правда, какими богами или богом, хотя есть у меня подозрение, что за всем этим стоит великий Кразат – или Балор, как вы его зовете. Надеюсь, вы поймете меня и простите мне ту радость, что я испытываю при встрече с человеком – единственным, кто способен помочь мне исполнить волю богов? Это занятная история, и я буду рад поведать ее вам. Все началось года два назад, когда мне впервые был ниспослан сон, который…
– Все это не так уж важно. – Капитан уперся волосатыми лапищами в траву, подобрал под себя ноги и с легкостью вскочил. Казалось, тень от его туши затмила солнце.
Я тоже поднялся на ноги, ощущая себя слабой ивой пред могучим дубом.
– Умоляю вас, благородный господин, поведайте мне, какие помехи могут задержать меня в пути и что мне делать, дабы избежать их?
Публиан окинул меня взглядом с головы до пят и махнул рукой своим людям. Часть их поспешила привести пони, другие отправились к реке и принялись звать купавшихся, причем в выражениях крайне грубых и, можно сказать, непристойных.
– Сдается мне, меняла, самым разумным с твоей стороны будет снять с себя одежду – всю и немедленно.
Несколько удивившись подобному предложению, я нахмурился:
– Что, господин? Подобные советы я до сих пор получал только от презренных грабителей и головорезов с большой дороги… ну, надо признать, что-то похожее говорили мне иногда представительницы прекрасного пола, правда, чаще всего намеками. Но, поверьте, я затрудняюсь понять, как столь неподобающее поведение может повысить мои шансы быть благосклонно принятым городскими властями Занадона Непобедимого.
– Раз так, посмотри-ка вон на того капрала, – невозмутимо произнес Публиан Фотий, сделав выразительный жест рукой. – Его звать Грамиан Фотий, он сын моего младшего брата. Скажи, чем не славный, крепкий парень, делающий честь войску, в котором мы оба служим?
– Воистину так, – согласился я, посмотрев на великана. – При всем его относительно юном возрасте скажу честно и откровенно: никогда глаза мои не видели еще воина, сравнимого с ним как статью, так и внушающими благоговейный ужас воинственными манерами.
– Тогда ты поймешь всю мудрость моего совета, ибо, если ты рискнешь промедлить с выполнением предложенных мною действий, капрал Фотий собственноручно, голыми руками оторвет тебе правое ухо.
Я согласился, что подобное уточнение, несомненно, проясняет ценность его совета, и поспешно снял шляпу, рубаху, штаны и сандалии.
– А ну обыщите его мешок, – приказал Публиан. – Поворотись-ка, пленный. Так, клейма нет… Следов плети тоже не видно. Ты, никак, ухитрился избегать до сих пор почетной процедуры бичевания?
– Боюсь, что так, благородный господин. Мои слушатели не всегда встречают те истории, что я им рассказываю, изъявлениями бурной радости, но и столь резкой и болезненной реакции на них, как вы изволили предположить, я тоже до сих пор не удостаивался. – Я завершил оборот вокруг своей оси и стал ждать, перенося продолжающийся досмотр с присущим мне добрым расположением духа. Любой, кто провел бы столько лет, сколько я, с бушменами Гатойла, и думать забыл бы стесняться наготы.
– И ни одного боевого шрама! Ты что, воином никогда не был?
Я признался, что был раз или два, но заверил его в том, что Всемогущий Кразат всегда улыбался мне и обращал свой ужасный гнев на моих неприятелей.
– Хвала этому богу, – кивнул Публиан, – хоть имя его мне и незнакомо. Боюсь, чужеземец, придется мне сделать вывод, что ты у нас шпион. Как там у него с золотишком?
Воин, тщательно потрошивший мою суму, с отвращением отшвырнул последний кусочек кожи и встал, пряча меч в ножны.
– Никак нет, господин!
– Тогда поищи в одежде. Что-то не вижу я, меняла, твоего ножа. Как может человек выжить в этих краях без ножа?
– С набитым брюхом – по меньшей мере первые несколько часов.
– Или те истории, которыми ты торгуешь, настолько разорили тебя, что ты даже нож продал?
– Увы мне! – признал я. – Не истории мои упали в цене, но еда подорожала неслыханно. А хороший был нож, с костяной рукояткой, на которой были вырезаны сцепившиеся в борьбе демоны…
– Сдается мне, без него так оно будет спокойнее, – утешил меня капитан.
Я не без сожаления смотрел, как резали на мелкие лоскуты мои штаны – замечательные штаны из мягкой верблюжьей кожи с ярко-алой тесьмой, которые сшила мне темноглазая Иллина. Они закрывали мои ноги до колен, оставляя лодыжки проветриваться в жаркий день. Сандалии я получил в награду за ночные празднества Семи Богов в Вейлмене – они последовали за штанами. И наконец, точно так же превратилась в жалкие клочки моя рубаха из прочной ткани, совсем еще новая – подарок караванщика с побережья, ибо обитатели Пряных Земель не знают такой одежды.

Дункан Дэйв - Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога => читать книгу далее


Надеемся, что книга Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога автора Дункан Дэйв вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Дункан Дэйв - Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога.
Ключевые слова страницы: Омар, Меняла Историй - 1. Разбойничья дорога; Дункан Дэйв, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://plitkaoboi.ru/laminat/parafloor/ 
 https://plitkaoboi.ru/oboi/vinilovie_oboi/flizelinovaya-osnova/rossija/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/polotentsesushiteli/sunerzha-bogema-00-0102-8030-8245/