Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/keramin-1/piksel-134079-collection/      Легкопол в каширском дворе 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Алейхем Шолом

Не про нас будь сказано


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Не про нас будь сказано автора, которого зовут Алейхем Шолом. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Не про нас будь сказано в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Алейхем Шолом - Не про нас будь сказано, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Не про нас будь сказано равен 60.79 KB

Алейхем Шолом - Не про нас будь сказано - скачать бесплатную электронную книгу



Касриловка -


«Касриловка»: Текст; 2008
ISBN 978-5-7516-0654-1
Аннотация
В книгу вошли знаменитые циклы рассказов «Касриловка» и «Новая Касриловка», которые справедливо относят к лучшим творениям Шолом-Алейхема (1859–1916). Смешные и грустные, легкие и поучительные, эти истории из жизни простых евреев никого не оставят равнодушными. Автор – иногда с юмором, иногда серьезно – рассказывает о повседневной жизни и несбыточных мечтах, о человеческом благородстве и людских слабостях, искусно вплетая в повествование еврейские обычаи и традиции.
Доброжелательные, полные оптимизма и неиссякаемого юмора, эти истории и сегодня читаются с не меньшим интересом, чем сто лет назад.
Шолом Алейхем
Не про нас будь сказано
Зейдл, сын реб Шаи, - молодой человек, сидящий на отцовских хлебах, палец о палец не ударяет, целые дни корпит над талмудом, хотя он уже отец семейства. Да и зачем ему утруждать себя заботами, когда он единственный сын, а реб Шая богач, и через сто двадцать лет все его богатство перейдет к сыну.
Реб Шая всю жизнь был заимодавцем. Его "капитал" был разбросан по всему городу. Не найти в Касриловке человека, который не был бы в долгу у реб Шаи. И поэтому в его доме всегда кипело, как в котле: один вошел, другой вышел, у того получил, тому выдал.
У него была, извините за сравнение, "контора", "банк". Банк, но без крашеных столов и столиков, без множества людей в белых манишках с завитыми усами и длинными ногтями, без окошечек с решетками, без железных сейфов и без огромных гроссбухов и контокоррентных книг, каждой из которых можно убить человека.
У реб Шаи в доме стоял только один столик, на столике стояла чернильница с песочницей, и всякий раз, когда нужно было что-либо записать, следовало поплевать в чернильницу, потому что иначе она не хотела давать чернил. А еще был в столике выдвижной ящик с большим замком, висевшим на двух кольцах. Там, в ящике, хранилась книга со всеми расчетами, которые реб Шая самолично вел согласно своей собственной бухгалтерской системе. Любопытствуете, какая система?
Книга состояла из пятидесяти двух листов[1], каждый из листов имел в заголовке название раздела торы, назначенного к чтению на текущую неделю, а по середине был разделен продольной чертой на две части, с одной стороны значилось "получено", с другой - "выдано", и записи на листе имели такой вид:
Получено мною от реб Гершна Пупика согласно расписке раздел "В начале" 2 руб. серебром.
Получено мною от реб Файвла Шмойса согласно расписке раздел "Счет" 4 руб. серебром.
Получено мною от реб Симхе Лемешки 1 руб. серебром.
Не получено мною от реб Гершна Пупика по разделу "Ной"[2], а также не получено по разделу "Изыди".

Выдано мною реб Симхе Лемешке под расписку раздел "Счет" 13 руб. серебром.
Выдано мною дополнительно реб Гершну Пупику 7 руб. серебром.
Не выдано дополнительно реб Файвлу Шмойсу 12 руб. серебром, ибо они пропадут.
Обещано мною реб Симхе выдать дополнительно 11 руб. серебром.
Как реб Шая умудрялся не запутаться в этих расчетах - одному богу известно! И тем не менее не слишком огорчайтесь, - не было ни протестов, ни процессов, ни тяжб; каждый знал - стоит ему прекратить платежи, и тотчас последует потеря доверия, и тогда он - пропащий человек!
И так колесо вертелось, вертелось долгие годы, не останавливалось ни на минуту до тех пор, пока...
Пока не умер реб Шая.
Реб Шая умер, и Зейдл, сын реб Шаи, принял дело. Справив тридцатидневный траур, Зейдл прежде всего взялся за расчеты и просидел над книгами недели три, сидел и писал, писал и вычислял, и наконец собрал у себя всех должников отца и обратился к ним:
– Хочу поставить вас в известность, почтеннейшие, что я все время сидел над вашими счетами, вычислял и вычислял и наконец подсчитал, что с вас ничего не причитается. Вы чисты.
– Что значит - с нас ничего не причитается? Что значит - мы чисты?
– А так, что "на основании алгебры" вы уплатили проценты, да еще проценты на проценты в семнадцать раз, да еще с тремя шестнадцатыми, больше того, что были должны. Получайте назад ваши расписки.
Услышав такие речи, касриловцы возмутились до чрезвычайности. Они считали, что здесь обязательно скрыт какой-то подвох, какая-то уловка - чертова штучка, не иначе; они швырнули Зейдлу в лицо свои расписки и подняли негодующий вопль:
– Он хочет нас зарезать! Зарезать без ножа! Реб Шая, да будет ему светло в раю, вел дела с нами столько лет; его карман был всегда для нас открыт, а этот является и хочет ссадить нас среди болота!
– Глупцы! - кричал им в ответ Зейдл. - Ну и глупцы, ну и ослы же вы! Вам говорят, что вы - чисты, я ведь это не из головы выдумал, это - "на основании алгебры".
– Что он нам рассказывает басни - "албегра"! Давайте обратимся к людям, давайте спросим у раввина.
– К раввину! К раввину! - вскричали все в один голос и направились к раввину, к реб Иойзефлу.
У раввина собрался почти весь город. Стоял невероятный шум, крики раздирали небеса.
Зейдл никого не прерывал - пусть каждый скажет, чего он хочет; и только после того, как все вволю накричались, он попросил всех ненадолго выйти - он, мол, хочет остаться наедине с раввином, чтобы сказать ему кое-что с глазу на глаз.
Что произошло между Зейдлом и раввином реб Иойзефлом - никто не знает.
Говорят, что они вели между собой долгий спор. Зейдл доказывал, что грешно брать проценты, ибо, философски рассуждая, взимание процентов - это разбой; человек, живущий на проценты, говорил он, это - худший из худших, получается, говорил он, что все должны на него трудиться. Где же справедливость?
Раввин реб Иойзефл пытался возражать ему, вооружившись "узаконением" раввинских авторитетов и сославшись на "заведенный порядок мира", без которого мир, мол, не мог бы существовать, и так далее; на это Зейдл ответил, что, по его разумению, такой "заведенный порядок" - никакой не порядок и что не нравится ему весь этот мир и как все ведется в этом мире.
– Что это за мир? - спрашивал он у раввина реб Иойзефла. - Если я стащу грошовый бублик, когда я голоден, скажут, что это - грабеж, а ограбить целый город сирот и вдов, лишить их последнего куска, называется "обанкротиться"? За отрубленный палец полагается "каторжная Сибирь", а за бойню, в которой вырезали, как скот, восемьдесят тысяч англичан в Африке, получают "мендаль" за храбрость?..
– Это ли справедливость? - говорил он раввину реб Иойзефлу, ухватив лацкан его кафтана. - Это ли справедливость? Вот и разъезжает бедняга старый Крюгер[3], царь буров, стучится во все двери, молит о жалости к его бедной стране; он хочет только одного - суда праведного, он хочет довериться людям, пусть люди решат. Но один говорит ему, что не хочет вмешиваться. Другой говорит: ему неудобно перед тем... Тот - так, этот - сяк, а тем временем льется кровь. Где справедливость, спрашиваю я вас, где человечность? А вы мне говорите: "основа мира", "бытие мира", "распорядок мира". Хороша основа! Хорош мир!
И еще во многие подобные несуразные философствования пустился Зейдл в разговоре с раввином, полез, как говорят, в высокие материи, по глухим дорожкам в непролазные дебри, стал отрицать "мое", и "твое", и "общее", стал все высмеивать, говорить, что называется, против бога и его помазанника, понес чуть ли не крамолу...
Тут уже раввину реб Иойзефлу больше не о чем было с ним говорить, он его и слушать дальше не захотел, закрыл обеими руками уши и закричал:
– Довольно! Довольно! Довольно!
Когда Зейдл ушел домой, реб Иойзефл обратился к толпе со вздохом:
– Бедняжка, хороший молодой человек, и благородный молодой человек, и порядочный молодой человек, но... не про нас будь сказано...
При этих словах он притронулся ко лбу пальцем, и все поняли, что он имеет в виду.
ПРИМЕЧАНИЯ
Впервые напечатано в еженедельнике "Дер юд", Варшава, 1902.
1
...из пятидесяти двух листов... - в соответствии с 52 неделями в году.
2
"В начале", "Счет", "Ной" - названия разделов Пятикнижия, предназначенных к чтению в соответствующие недели; все Пятикнижие разделено на разделы по количеству недель в году.
3
Крюгер Пауль (1825 - 1904) - крупный южноафриканский политический деятель; избирался президентом в 1883, 1888, 1893 и 1898 годах, непримиримый противник английского империализма. В 1900 году отправился в Европу, где безуспешно добивался поддержки европейских государств против Англии.


Алейхем Шолом - Не про нас будь сказано => читать книгу далее


Надеемся, что книга Не про нас будь сказано автора Алейхем Шолом вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Не про нас будь сказано своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Алейхем Шолом - Не про нас будь сказано.
Ключевые слова страницы: Не про нас будь сказано; Алейхем Шолом, скачать, читать, книга и бесплатно
 pietra di volta alta 
 https://plitkaoboi.ru/plitka/uralkeramika/ajlend-193207-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/polotentsesushiteli/