Левое меню

Правое меню

  шикарный ассортимент      Магазин Легкопол на Каширке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Алейхем Шолом

Веселые бедняки -. Золотопряды


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Веселые бедняки -. Золотопряды автора, которого зовут Алейхем Шолом. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Веселые бедняки -. Золотопряды в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Алейхем Шолом - Веселые бедняки -. Золотопряды, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Веселые бедняки -. Золотопряды равен 100.01 KB

Алейхем Шолом - Веселые бедняки -. Золотопряды - скачать бесплатную электронную книгу



Веселые бедняки –

OCR Busya
«Шолом-Алейхем «С ярмарки. Рассказы»»: Государственное издательство художественной литературы; Москва; 1957
Аннотация
«Золотопряды» – так их прозвали в Касриловке. Спросите этих «золотопрядов». «Как это прядут золото?» – они вам не скажут. Только из зависти наградили их этим прозвищем: всякому, понимаете ли, завидно, что у этих людей такие легкие и прибыльные занятия. Собственно, если говорить начистоту, они – такая же голь перекатная, как и все касриловские бедняки. Но в праздник они золото загребают, Господь щедро наделил их талантами, у каждого свое дарование, а людям одаренным редко кто не завидует. Это старо, как мир.
Шолом-Алейхем
Золотопряды
«Золотопряды» – так их прозвали в Касриловке. Спросите этих «золотопрядов». «Как это прядут золото?» – они вам не скажут. Только из зависти наградили их этим прозвищем: всякому, понимаете ли, завидно, что у этих людей такие легкие и прибыльные занятия. Собственно, если говорить начистоту, они – такая же голь перекатная, как и все касриловские бедняки. Но в праздник они золото загребают, Господь щедро наделил их талантами, у каждого свое дарование, а людям одаренным редко кто не завидует. Это старо, как мир. Право, не стоит долго об этом распространяться. Перейдем лучше прямо к рассказу.

1
Глава золотопрядов – долговязый Нафтоле
У долговязого Нафтоле ноги до того длинные, что начинаются они, кажется, у самой шеи. Нет в Касриловке человека, который мог бы идти с ним в ногу, – сразу отстанет. И не потому, что походка у Нафтоле торопливая, – просто шаг у него широченный. Вот он как будто на правой стороне улицы; не успеешь оглянуться – он уже на левой стороне. Ноги – основной капитал Нафтоле, его орудие производства, его кормильцы. Короче говоря, Нафтоле – мелкий посредник по купле и продаже.
Стоит только показаться в местечке какому-нибудь помещику (что случается очень и очень редко), Нафтоле тут как тут. Он первым пронюхает о приезде нового человека и благодаря своим длинным ногам первый примчится в гостиницу. «Так, мол, и так, господин хороший, что вам будет угодно?» И поверьте, кто бы господину хорошему ни понадобился, – портной ли, сапожник, кузнец, служанка, лошадь, тарантас, парикмахер, фельдшер, ворожея, хотя бы сам дьявол из преисподней, – долговязый Нафтоле доставит в мгновение ока. Слова «нет» для него не существует. Беда лишь, что посредников в Касриловке, помимо Нафтоле, видимо-невидимо, во всяком случае значительно больше, чем заезжих помещиков.
Нетрудно себе представить поэтому, какие золотые дела у долговязого Нафтоле. Но не свести бы ему концы с концами, ежели бы всевышний не осенил народ наш своей милостью и не удостоил его милым, светлым, благостным и веселым праздником пурим. В праздник пурим таланты Нафтоле расцветают во всем их блеске и великолепии. Нафтоле – прирожденный артист, и пуримские лицедейства словно нарочно созданы для его ног.
С первого взгляда вам это может показаться несколько даже смешным: какое отношение имеют длинные ноги к пуримским комедийным представлениям? Разрешите вам сказать, вы не правы; ноги в них играют весьма важную роль. Ведь Нафтоле представляет не царя Артаксеркса, не его жену Вашти, не его временщика Амана и не придворного Мордухая. Он всего-навсего придворный шут Мемухон, нечто вроде гофмейстера при дворе царя Артаксеркса. И каждый, кто знаком со знаменитой народной комедией о царе Артаксерксе, хорошо знает, что роль Мемухона в ней – главная, основная. На Мемухоне, можно сказать, вся комедия держится. Надо ли позвать Вашти и повелеть ей предстать пред лицом царя Артаксеркса совершенно нагой, в чем мать родила, – это выполняет Мемухон. Надо ли царю посоветоваться, как поступить с ослушницей-женой, не пожелавшей предстать пред ним в костюме прародительницы Евы, – опять-таки Мемухон тут как тут. Надо ли Мордухаю вести дипломатический разговор со своей племянницей Эсфирью, – снова на помощь приходит Мемухон. Словом, Мемухон тут, Мемухон там, – всюду Мемухон да Мемухон! А поглядели бы вы, как Мемухон во время представления работает ногами! Вот представьте себе:
Широко растворив двери, с громовым приветствием «с праздником вас!» вваливаются к вам в дом пуримские комедианты. Все актеры останавливаются у дверей и становятся у стены. Руки опущены. Но вот выступает вперед долговязый Мемухон с мечом в руке. На голове у него бумажный колпак. Шаг вперед, шаг назад, и он начинает сыпать рифмами, как из рога изобилия. (Скажу вам по секрету, что все стихи, приводимые ниже, – плод творчества самого Мемухона, то есть долговязого Нафтоле; он сам все это сочинил.)
Я Мемухон, Главный гофмейстер,
Мудрого царя Артаксеркса Шталмейстер.
Я послан с приказом к Вашти-царице.
Ей царь повелел в залу явиться,
Босой и нагой, снять одежду свою,
Как бабушка Ева в раю.
Выходи по приказу царя,
Вашти, царица моя!
Отпрянув от стены, выступает вперед царица Вашти (роль ее играет Берл-Гнусавый). Она отвечает ему тоже стихами, сочиненными тем же Нафтоле. Гнусавя и взвизгивая, царица поет заунывно-плаксивым голосом;
Жены Персии и Мидии всей
И все хозяйки Шушана-столицы!
Собирайтесь ко мне поскорей,
Хочу с вами поделиться:
Послушайте-ка приказ
Моего безбожника-супруга.
Мало того, что он дурак,
Он к тому же и горький пьянчуга.
Тут Мемухон, вспыхнув от гнева, делает широченный шаг вперед и такой же назад, и из уст его так и сыплются рифмы (его собственного сочинения):
Вот так бездельница!
Ну и язычок!
Что с ней канителиться?
Какой в этом прок?
Кабы я не боялся
Царя прогневить,
Я бы распорядился
Царице голову отрубить.
На сцену выходит царь Артаксеркс (Мойше Колобок). В руке у него длинный посох, оклеенный золотой бумагой.
По мне, хоть друг друга
Вешайте, казните,
Только вина мне
Скорей принесите.
Что вы, министры, невеселы?
Что носы повесили?
Наливайте сполна
В стаканы вина!
До зари будем пить)
Будем весело жить!
И вся компания подхватывает:
Наливайте сполна
В стаканы вина!
До зари будем пить!
Будем весело жить!
Вслед за этим выходит вперед Мордухай (сапожник Нехемья), горбатый, оборванный, с всклокоченной бородой из пеньки. Поклонившись царю, он обращается к Мемухону, дико вращая белками и размахивая руками, и поет-надрывается неистовым голосом;
Так как его величество
Остался вдовцом
И по всем ста двадцати семи провинциям
Приказ дан о том,
Чтоб со всего света девицы
Съезжались в столицу,
Знатные и богатые,
Красивые и тороватые, –
Посему я имею для него невесту, –
Какой не видывал свет,
Если я лгу, не сойти мне с места.
Щечки – зеленый цвет,
Лицо рябое, нос кочергою,
Зовут ее Эстер.
Вот так невеста!
Ни сестры, ни брата,
Ни кумы, ни свата!
Ни матери, ни отца,
Ни друга-молодца.
Совсем еще дитя – всего тридцатый год –
Субботы и праздники – не в счет.
Мемухон снова – шаг вперед и такой же широченный шаг назад и произносит с жаром:
Ну, что ж? Приведи ее в дом,
Пускай покажется перед царем,
Если царю приглянется,
Она при дворе и останется.
Наденем ей на голову венец –
И делу конец.
А ты за сватовство, Мордухай,
Пирожок с маком получай.
Выходи по приказу царя,
Эстер, царица моя.
Тут только для Нафтоле и его ног начинается настоящая горячка. И так весь день и весь вечер из дома в дом, из дома в дом. Ноги Нафтоле должны быть крепче железа, чтобы выдержать такое напряжение. Зато при дележе выручки ему достается самый жирный кусок. И естественно: он ведь не только актер, но и директор труппы, он же – режиссер, автор и кассир.
– Этот человек лопатами загребает золото в праздник пурим!
Так говорят о нем касриловские обыватели. Они ему страшно завидуют, – не столько его талантам, сколько заработку.
2
Золотопряха – Ривеле-Сластница
Если бы Касриловка каждый день предъявляла такой спрос на пряники, торты и тортики, как в праздник пурим, когда евреи посылают друг другу «пуримские гостинцы», долговязому Нафтоле не пришлось бы заниматься круглый год посредничеством, а в праздник пурим быть лицедеем. Его жена, Ривеле Сластница, могла бы вполне прилично содержать и его и всю семью, потому что, если Нафтоле славится своими ногами, то Ривеле не в меньшей мере прославилась своими руками.
Ростом невеличка, на вид весьма неказистая, худенькая, сухопарая, – словом, замухрышка, она рядом со своим мужем-богатырем выглядит как щуплый цыпленок. Кто, глядя на эту маленькую хилую женщину, поверил бы, что она трудами рук своих в состоянии обеспечить все местечко пряниками и печениями к празднику пурим, когда евреи посылают друг другу гостинцы? Конечно, есть в Касриловке и другие женщины, занимающиеся тем же ремеслом. Но у кого еще такие золотые руки, как у Ривеле Сластницы? Ее торты и пряники, ее пироги и царские хлебцы, ее маковники и печения с имбирем, ее пирожки с маком и слоеные подушечки прогремели на весь мир и, по счастливой случайности, стали известны даже в Егупеце. Вот как было дело.
Кому-то из касриловских остряков (а их в местечке столько же, сколько звезд на небе) взбрело на ум высмеять Касриловку и ее, с позволения сказать, кулинарные изделия. Что же он надумал? В один прекрасный день он послал в Егупец своему богатому родственнику почтовой посылкой изделия Ривеле Сластницы, выпекаемые ею для «пуримских гостинцев». В посылку было вложено написанное в высоком стиле письмо, в котором он просит богатого родственника извинить его «за убогое подношение»: ничего, мол, лучшего в Касриловке нельзя было достать. Каково же было удивление шутника, когда в ответ на посылку он получил от родственника благодарственное письмо с просьбой незамедлительно скупить в Касриловке все имеющиеся там в наличии сладости, старательно их упаковать и выслать по почте в Егупец, конечно, за его, богача, счет. (Кто не знает, что богачи вообще, а егупецкие в особенности – большие чревоугодники, охотники до сладостей?) С той поры из года в год к празднику пурим в Егупец посылается целый караван изделий Ривеле Сластницы. Вот каким путем слава о Ривеле Сластнице докатилась до самого Егупеца.
3
Страда
Если бы Ривеле строила все свои расчеты на одном только егупецком богаче, дела бы у нее были незавидные. К счастью, на ее изделия имеется большой спрос на месте. За несколько дней до праздника пурим Ривеле Сластница буквально на части разрывается. Шутка ли, сколько у нее работы! Самой выпекать, самой и продавать, самой упаковывать и самой же рассчитываться с покупательницами. Для одних только расчетов надо иметь министерскую голову.
Вот образчик того, как рассчитывается Ривеле со своими покупательницами. Перед нею – местная богачка Cope-Перл, украшающая свою шею перлами даже в будний день.
– С вас, Cope-Перл, причитается ни более и ни менее как за полдюжины пряников по шести грошей за штуку, шесть раз шесть, – а? Сколько это выходит – шесть раз шесть? Как будто тридцать три, не так ли? И четыре сладких хлебца вы взяли, по восьми грошей за штуку, – мне самой они обошлись по семи, клянусь всем святым! Четырежды восемь как будто сорок восемь. Два больших пирога без мака и три маленьких с маком будем считать на круг за пять пирогов по двадцать четыре гроша за штуку. Клянусь жизнью, себе дороже стоит. Пять раз по двадцать четыре, сколько это будет? За шесть штук полагалось бы один целковый и шесть грошей, не так ли? Стало быть, за пять пирогов следует, если я не ошибаюсь, один целковый без шести грошей. Сколько же выходит всего? Тридцать три да сорок восемь – это восемьдесят два гроша. Прибавьте к этому целковый, выходит полтора целковых и двадцать два гроша. Снимем шесть грошей. Сколько же останется, если из полутора целковых с шестьюдесятью двумя копейками отнять шесть грошей? Рубль девяносто, не правда ли?
– Вот те и здравствуй! Что за шестьдесят две копейки? Откуда они у вас взялись? – подымает крик Соре-Перл.
И женщины начинают считать сызнова:
– Ах, Cope-Перл, душенька моя! Счет, кажется, ясен как на ладони. Полдюжины пряничков с изюмом по шесть грошей штука. Сколько это будет шесть раз шесть! Не сорок два гроша?…
– С праздником вас! Счет у вас растет, как на дрожжах, не сглазить бы. Раньше выходило тридцать три, а теперь вдруг стало сорок два.
Ничего не поделаешь. Раз дело доходит до денежных расчетов, без нашего брата-мужчины не обойтись. Ривеле подзывает Нафтоле, который в это время занят с актерами. А Нафтоле терпеть не может, когда его отрывают от работы.
– Комедия с этими бабами! – сердито ворчит он. – Дважды два сосчитать не умеют. Ну, выкладывайте ваши счета, живо, быстро, время не ждет!
После такого грозного окрика обе женщины одним духом перечисляют Нафтоле все покупки. Нафтоле выслушивает их, закрыв глаза, и считает по пальцам, но скоро запутывается и, окончательно сбитый с толку, еще пуще раздражается. Он яростно обрушивается на жену:
– Тысячу раз тебе говорил: коли у тебя кошачьи мозги и ты не умеешь сосчитать дважды два, какого же черта тебе понадобилось продавать свой товар оптом? В розницу продавай, поштучно! Вот так, например: вы что взяли? Пряник? Платите шесть грошей! Еще пряничек – еще шесть грошей! Пирог с маком – кладите на стол двадцать четыре гроша! Еще один пирог – еще двадцать четыре гроша!
Богачку Cope-Перл такой способ расчетов, конечно, шокирует: не пристало ей, чтобы с ней рассчитывались, как с нищенкой какой-нибудь. Но ничего не поделаешь. У кого же ей покупать пряники и торты, как не у Ривеле? В праздник пурим Ривеле важная персона… Каждому овощу, как говорится, свое время. «Когда есть нужда в воре, – гласит пословица, – его и с петли снимают…» Недаром все местечко завидует ей:
– Золотые руки!.. Груды золота загребает… В праздник пурим оба они лопатами золото загребают!..
4
Юный золотолряд – Войлх-резчик
Одних людей природа одарила приятным певучим голосом, других – тонкими пальцами, созданными для игры на скрипке, третьих – ногами, которые так и рвутся в пляс. Нойаха, старшего сына Нафтоле, природа наградила талантом к резьбе по дереву.
Когда Нойах был еще ребенком, он ходил весь в синяках от отцовских колотушек и материнских щипков!
– Привычка у мальчика день и ночь резать да крошить, все вырезывать, вырезывать, вырезывать!..
Чтобы выбить у мальчика дурь из головы, его отдали в хедер и крепко-накрепко наказали учителю переломать мальчику ребра, если у него будет обнаружен ножик. Пусть лучше прилежно учится. Но учение Нойаху не пошло впрок, и он вышел из хедера с очень ничтожным запасом знаний. Зато в резьбе по дереву он обнаружил необычайное дарование. Вырезывал он все, что попадалось на глаза. Нашлись в Касриловке ценители, утверждавшие, что бес вселился в пальцы этого мальчика, не иначе как бес. Живи он в большом городе, из него вышел бы… трудно даже сказать, что из него вышло бы. А пока что лучше бы у него руки отсохли, – на всех скамьях и столах в синагоге он вырезал каких-то человечков, птичек и, простите за выражение, свиней… За этих свиней Нойах получил награду полной мерой и от отца, и от матери, и от раввина, и от синагогального служки, и от банщика – все, кому не лень, всыпали ему, каждый по мере сил своих.
– Охальник этакий! В священном месте – свиней!..
Но эта расправа не послужила уроком для нашего резчика. Тлевшая в его груди искра разгоралась все ярче. Что-то бурлило у него внутри и не давало покоя. Известно, что великие открытия очень часто являются результатом неожиданности, простой игры случая. Так и дарование мальчика обнаружилось во всей своей силе совершенно случайно.
Было это за несколько дней до праздника пурим. Мальчику преподнесли в подарок деревянную трещотку и колотушку, чтобы колотить Амана в синагоге. Нойах очень внимательно осмотрел трещотку и колотушку со всех сторон, затем втихомолку разобрал их по частям и вновь составил. И тут в голове его мелькнула мысль, что, будь у него материал и инструмент, он бы сделал такую трещотку и колотушку, что они за пояс заткнули бы все колотушку и трещотки, какие ни есть на свете. Материал и инструмент требуется самый простой – дерево и ножик.

Алейхем Шолом - Веселые бедняки -. Золотопряды => читать книгу далее


Надеемся, что книга Веселые бедняки -. Золотопряды автора Алейхем Шолом вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Веселые бедняки -. Золотопряды своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Алейхем Шолом - Веселые бедняки -. Золотопряды.
Ключевые слова страницы: Веселые бедняки -. Золотопряды; Алейхем Шолом, скачать, читать, книга и бесплатно
 в магазине плитки и обоев - PlitkaOboi.ru 
 https://plitkaoboi.ru/plitka/napolnaia_plitka/keramin-1/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/smesiteli/skrytogo-montazha/