Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/emigres/plitka-emigres-rev-chicago-blanco-187576-product/      https://legkopol.ru/catalog/laminat/classen/Joy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Олден Марк

Манни Деккер - 1. Гири


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Манни Деккер - 1. Гири автора, которого зовут Олден Марк. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Манни Деккер - 1. Гири в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Олден Марк - Манни Деккер - 1. Гири, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Манни Деккер - 1. Гири равен 360.22 KB

Олден Марк - Манни Деккер - 1. Гири - скачать бесплатную электронную книгу



Манни Деккер – 01
OCR Денис
«Марк Олден. Гири»: Олма-пресс; Москва;
Оригинал: Marc Olden, “Giri”
Марк Олден
Гири
Я только теперь ухватился
За осознания нить -
Мы клятву давали: «ПОМНИТЬ»,
А в мыслях держали: «ЗАБЫТЬ».
Танка (стихотворение) Сайго Хоши
Гири — японское слово, понятие, означающее обязательство, преданность чему-либо, долг.
Посвящается любимой Диане
Пролог
Молодость — это ощущение справедливости и энергия. Энергия, стимулированная бу (боевыми искусствами) может перетекать в хорошие и плохие поступки. Поэтому если правильно следовать учению карате-до, то это отточит ваш характер и вы всегда будете стоять на страже справедливости. В противном случае, — когда учение используется для достижения злых целей, — вы становитесь червоточиной в человеческом обществе, вы оказываетесь на противоположном от человечества полюсе.
Гичин Фунакоши, основоположник современного карате-до
Нью-Йорк.
Он следил за ней в течение вот уже трех часов, дважды она проходила совсем близко от места его засады. Он мог бы протянуть руку и коснуться ее. Однако многолетние тренировки развили в нем вацо о ходокосо кьоки — чувство нужного психологического момента для применения своей техники. Никогда не бей раньше или позже этого момента. Удар наноси вовремя. Жди своего благоприятного мгновения, благоприятного стечения всех обстоятельств и лишь тогда вступай в дело. Если такого мгновения, такого стечения обстоятельств нет, создавай это сам. Ты хитер. Делай обманные движения. Отвлекай внимание противника. Затем атакуй. Молниеносно. Решительно.
Без предупреждения — это очень важно. Хищные птицы, нападая, летят всегда низко, сложив крылья, камнем падают на жертву. Атакующий хищный зверь всегда стелется по земле и прижимает к голове уши.
Умный человек перед нанесением фатального удара всегда сумеет усыпить бдительность противника своим внешне безобидным видом.
Со стороны противоположной от него стены, всего в нескольких футах от его места засады, послышались неторопливые шаги. Кто-то уходил домой. Этот кто-то захлопнул за собой дверь офиса и, прежде чем пройти к лифтам, подергал за ручку — прочно ли закрыл?.. Спустя несколько секунд пришел лифт. Еще через несколько мгновений двери его закрылись и он поехал вниз. Это означало, что теперь на этаже не было никого, кроме охотника и жертвы...
Его дыхание участилось. В первый раз за последние минуты он пошевелился. Движение ограничилось движением пальцев на его руках. Руки у него были в перчатках. Он держал их вытянутыми вдоль тела. Он развел пальцы как можно дальше один от другого, замер, досчитал до пяти, затем вновь сжал кулаки. Если бы не ткань перчаток, было бы видно, как побелели при этом костяшки пальцев...
Через минуту он поднес одну ладонь к лицу, отогнул зубами край перчатки и принял на язык несколько упавших таблеток амфетамина. Он окружил во рту таблетки слюной и разом проглотил их.
Вскоре ему в лицо бросилась кровь. Он весь содрогнулся от удовольствия. Внутри него поднялся горячий смерч. Прошло еще несколько мгновений и он почувствовал, что аккумулировал в себе предельную силу.
* * *
Телеграмма разозлила Шейлу Эйзен, так как поставила ее перед необходимостью принять решение, которого она всеми силами хотела избежать. Сегодня вечером она должна будет сделать окончательный выбор между двумя своими мужчинами. У одного в руках была такая власть, что он мог дать ей все, чего бы она только ни пожелала. Другой однажды предал ее и больше ничем, казалось, не был знаменит. Но она любила именно этого, другого.
Она стояла перед окном в своем офисе на Пятой Авеню. Из окна открывался хороший вид на Сентрал-Парк и отель «Плаза». Она неподвижно глядела на мокрую от первого, ноябрьского снегопада улицу и бесцельно теребила антикварные часики из французской эмали и золота, висевшие у нее на шее. Это был подарок от мужчины, который сейчас поджидал ее там внизу, в своем лимузине. Он был ее любовником. Что о нем можно было сказать? Это был кинопродюсер, работы которого постоянно получали Премию Академии. Он был на двадцать пять лет старше Шейлы и к тому же имел здравствующую жену, находящуюся с ним в законном браке.
Он был также вторым крупнейшим держателем акций самой известной голливудской студии. А сегодня утром он предложил ей занять должность штатного продюсера. При условии, что она уедет вместе с ним в Лос-Анджелес.
Но на столе, за ее спиной, лежала телеграмма от бывшего мужа. Прошлой ночью, — впервые со времени их развода, который был два года назад, — они легли спать в одну постель и занимались любовью. Наслаждение было настолько острым, настолько затмевающим собой все остальное, что у Шейлы не хватило сил отрицать то, что она и так давно уже знала: она все еще любила своего бывшего мужа, всегда любила, никогда не переставала и никогда не перестанет любить его. Сегодня он прислал ей в офис розы и телеграмму, в которой просил выйти за него замуж во второй раз.
Выбрав время, она ушла с работы, перешла на противоположную сторону улицы, углубилась в парк, где села на первую же попавшуюся лавочку и всласть выплакалась. Внутренний голос убеждал ее в том, что она должна, пожалуй, не любить, а презирать его. Ведь в свое время он ее бросил, а теперь вернулся и делает это...
Кто был тот мудрый человек, который назвал процесс принятия решения временной, но мучительный пыткой?
Ближе к нему был ее любовник-продюсер. Этот человек обладал поистине фантастическим чувством выживания. С помощью именно этого чувства он постепенно перебрался из трущоб Будапешта в собственный особняк в Бэль Эйр, где была даже небольшая посадочная площадка для вертолетов. Он сказал как-то Шейле:
— Никогда не оставляй людям право выбора. Потому что их выбор неизбежно будет неверным.
Ей было немного за тридцать. Это была миниатюрная, хорошенькая женщина, с четко очерченным лицом, окаймленным длинными, чуть вьющимися локонами модно уложенных, ярко-каштановых волос. Она работала пока редактором киносценариев на студии своего любовника, которая находилась на Восточном Побережье. Ее должность требовала от нее оставаться в офисе вплоть до восьми часов вечера, когда все уже уходили домой. Именно в это время вице-президент и звонил ей из Калифорнии. Этот человек, всегда готовый на мелкое и крупное предательство, в своей страсти к идиотским нарядам напоминал ей знаменитого господина Журдена. Шейла ненавидела его, так как знала, что он заработал себе свое мягкое кресло, присваивая без малейшего стеснения плоды труда других людей, включая плоды ее собственного труда. Но что поделаешь — начальство.
Он предпочитал звонить ей в пять часов вечера по лос-анджелесскому времени. Шейла находилась от него в трех временных поясах. Он знал, что секретаря уже не будет, автоответчик еще не будет включен. Он знал, что трубку поднимет сама Шейла, которая обязана была в такое время находиться на рабочем месте.
Она еще раз взглянула на часы. Было без шести минут восемь. Отвернувшись от окна, она вернулась за свой стол, доверху заваленный книгами, рукописями и гранками, очистила себе небольшое пространство и придвинула ближе телефонный аппарат.
Внимание ее привлек сценарий, написанный по мотивам одной «забродвейской» пьесы. За последние недели это была первая вещь, которая, по мнению Шейлы, была достойной экранизации. Впрочем, если студия заинтересуется этим, ей нужно будет пошевеливаться. Шейла знала, что продюсеры пьесы планировали переехать со своим детищем на Бродвей, а когда это случится, цены на право экранизации возрастут ровно втрое.
Она откинулась на спинку стула и, держа перед собой часы, неподвижно смотрела на циферблат. Если все получится с организационной стороной дела, эта пьеса может стать для нее блестящим дебютом в качестве кинопродюсера. Она улыбнулась, подумав, — в шутку, конечно, — что это может стать третьим выбором, между ее бывшим мужем и любовником.
В дверь приемной неожиданно раздался тихий стук. Шейла вздрогнула и выронила из руки часики. Благо, они были на цепочке.
— Кто там? — с тревогой спросила она, глядя на дверь.
— Полиция. Детектив сержант Рикс. Центральный участок Манхэттена, — Голос был мягким, вальяжно учтивым. Такова была манера разговаривать с незнакомыми людьми у всех нью-йоркских полицейских, которые строили из себя «скучающих джентльменов». — Надеюсь, я не испугал вас?
Закрыв глаза, Шейла дотронулась рукой до своего неистово колотившегося сердца.
— Представьте себе — испугали. Я здесь сижу одна и жду очень важного звонка.
— Я постараюсь не отнимать у вас много времени, мисс...
Он замолк, ожидая, когда она назовется.
— Миссис Эйзен. Господин офицер... Не хочу показаться невежливой, но неужели ваше дело не может подождать до завтра?
— Боюсь, что нет, миссис Эйзен. К нам в участок позвонили из вашей службы охраны, которая внизу, и сообщили о том, что в здание проник посторонний. Возможно, вор. Возможно, насильник.
Шейла вскочила со стула. Вот сейчас она по-настоящему испугалась.
— Я полагаю, этот парень проник сюда через вход для грузового лифта с той стороны дома, которая выходит на Пятьдесят Восьмую улицу, — сказал из-за двери человек. — Мы проверяем сейчас все этажи, туалеты, кладовки, чуланы, пожарные выходы и вообще все, что у вас есть. В таких зданиях автоматические лифты. Представьте себе такую картину. Злоумышленник забирается в один из них и катается вниз-вверх, — разумеется, вечером, когда все уже ушли домой, — поджидая задержавшуюся на работе женщину, которая сама попадает ему в лапы. Такое уже случалось в других фирмах, мэм.
Он не повышал своего голоса. Но сама бесстрастность его тона, — кто-то назовет это «истинным профессионализмом», — намекала на существование деталей, о которых лучше не говорить вслух.
Она бегом пересекла офис и распахнула дверь перед худощавым, улыбающимся молодым человеком, на котором было темно-синее пальто и серая шляпа. На руках у него были перчатки. В одной руке он держал золотистую бляху, которая говорила о том, что ее обладатель является действительно детективом из полиции. Улыбка прочно закрепилась на его лице. Он выразительно смотрел на нее, однако, не двигаясь и ничего не говоря, предоставляя ей самой, возможность догадаться о том, что она загораживает ему проход.
Когда она наконец отошла в сторону, он едва заметно кивнул ей и прошел вперед.
Он закрыл за собой дверь на замок, прошел к столу секретарши, поставил на него свой «дипломат» и огляделся кругом. Затем он сдвинул свою шляпу лихо на затылок и почесал лоб ногтем указательного пальца.
«Прямо как Алан Лад, — подумала Шейла. — Холоден, спокоен, собран...»
Он расстегнул свое пальто и снял шляпу, открыв вьющиеся белокурые волосы. Затем он повернулся к Шейле, — на лице его была все та же улыбка, — и осмотрел ее тщательно с головы до ног. Такая бесцеремонность покоробила ее. Он это, похоже, заметил, потому что тут же вновь превратился в сухого и деловитого профессионала. Своим пристальным взглядом зеленых глаз он стал медленно обводить весь офис. От него, казалось, не могла ускользнуть ни одна деталь.
На вид ему было не больше тридцати. У него были резковатые черты лица и здоровый румянец на щеках. Ни то ни другое, на ее взгляд, не добавляло привлекательности мужчинам. Впрочем, он пришел сюда совсем не для того, чтобы произвести на нее впечатление своей красотой.
Взгляд его задержался на двери приемной. Затем он показал в ту сторону своей шляпой и проговорил:
— Между прочим, замочек у вас неважнецкий, скажем прямо. Пружинный механизм с суживающимся языком. Дайте мне кредитную карточку или любой другой кусочек пластмассы, и я открою эту дверь за пару секунд. Когда я пойду от вас, могу продемонстрировать. Открывается действительно проще простого.
Да, я знаю... — покачала головой Шейла, бросив взгляд на запертую дверь.
— И знаете, что самое смешное? — с довольной улыбкой продолжал детектив Рикс. — Половина нападений и краж со взломом не требуют взлома как такового. Преступника провоцируют вид незапертой двери, открытого окна, ключа под ковриком для ног... Халатность людей не знает границ. Порой кажется, что человек делает все, чтобы его ограбили. Словно приглашает к себе злодея в гости. Удивительно, но факт.
— А какой замок вы мне посоветуете?
— «Мертвая задвижка», тут двух вариантов быть не может. Замок, который приводится в действие не пружиной, вот что нужно вам и всем тем, кто дорожит своим добром и своим здоровьем. В запертом состоянии задвижка стабилизируется намертво. Это вам не суживающийся пружинный язык, который можно задвинуть обратно. Впрочем, авторитетно заявляю вам, что неприступных запоров и замков на свете не бывает. Это вы всегда помните. В принципе, опытного преступника вы остановить не можете. Ваше спасение может заключаться в том, что с крепким замком много возни. Пусть он сразу поймет, что над вашей дверью ему придется изрядно попотеть. В таких случаях вы выиграете время. Часто преступники, сталкиваясь с надежными запорами, очень быстро отказываются от своих намерений относительно вас и вашего имущества и переключаются на более легкие цели. Большинство нападений и краж со взломом происходят в результате игры случая, когда человек, сам того не зная, создает благоприятную почву для преступления. Так не создавайте же ее! Грабитель рассчитывает на быстрое, почти мгновенное достижение своей цели. Ворвался, сделал дело и смотал удочки. Если он увидел, что ворваться будет не так просто, это его, как правило, расхолаживает.
Он кинул шляпу на поверхность «дипломата» и стал разминать пальцы, затянутые тканью перчаток. Шейла бросила взгляд на табличку, которая была на «дипломате». Там были выгравированы инициалы: «Р. Э.» Это ее озадачило. Затем она подметила еще кое-что, от чего у нее екнуло сердце: у детектива Рикса в правом ухе была... золотая серьга!
Сзади зазвонил телефон. Она резко обернулась в ту сторону. Затем спохватилась в вновь посмотрела на сержанта Рикса. По выражению его лица она поняла, что выдала себя излишней резкостью движений. Он догадался о зашевелившемся внутри нее, еще не осознанном ею самой подозрении. Он догадался о том, что в ее глазах вместе со звонком вспыхнула интуитивная, рефлекторная надежда.
Телефонный аппарат продолжал настойчиво дребезжать. Ей нужно было только схватить трубку и позвать на помощь.
Тсуки но кокоро.
Как луна с равным насыщением освещает все, что лежит в пределах досягаемости ее лучей, так и воин должен развить в себе такую чуткость, чтобы сразу увидеть все характеристики поля боя, чтобы сразу охватить сознанием все потенциальные возможности противника, все его движения и возможные направления движений.
Он атаковал. Молниеносно. Решительно.
Его левая рука змеей метнулась в ее сторону. Лезвие ножа сокрушило одним-единственным прикосновением гортань. Этим он лишил Шейлу способности говорить, но еще не убил ее. Пока не убил... Глаза ее стали выкатываться из орбит от непомерного изумления. Все это, конечно, какая-то дурацкая шутка! Она не понимала, что все происходит не в кино, а здесь и именно с ней. Первые несколько секунд она была одновременно и участницей всего действа и сторонним наблюдателем. Она как бы вышла из своей телесной оболочки и смотрела избиение откуда-то сбоку. Впрочем, образ «стороннего наблюдателя» быстро испарялся под давлением растущей волны дикой боли. Хуже того, эта боль тащила за собой в ее мозг панику и безотчетный, парализующий все мышцы страх.
Она схватилась руками за горло, из которого хлестала кровь, и отшатнулась от него.
Он неторопливо последовал за ней. Когда было достигнуто мааи, — необходимое для атаки расстояние, — он сделал еще один выпад. Удар был произведен ребром ладони правой руки по носу жертвы. Нос был сломан. От удара она пошатнулась и наткнулась спиной на стол секретаря. Шейла все еще не могла поверить, что эта дикость творится именно с ней. Может быть, поэтому она до сих пор не оказала никаких попыток сопротивления.
Однако, боль усиливалась. Ей уже было трудно дышать. Кожа была липкой и влажной.
Он сблизился с ней еще раз и провел удар ногой в правую ляжку, чуть выше колена.

Олден Марк - Манни Деккер - 1. Гири => читать книгу далее


Надеемся, что книга Манни Деккер - 1. Гири автора Олден Марк вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Манни Деккер - 1. Гири своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Олден Марк - Манни Деккер - 1. Гири.
Ключевые слова страницы: Манни Деккер - 1. Гири; Олден Марк, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/coliseumgres/versiliya-100933-collection/      плитка royal 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/sistemy-sliva/sifony-dlya-poddona/