Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/majolika-148519-collection/      https://legkopol.ru/catalog/parketnaja-doska/nedorogo/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Олден Марк

Демон


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Демон автора, которого зовут Олден Марк. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Демон в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Олден Марк - Демон, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Демон равен 371.58 KB

Олден Марк - Демон - скачать бесплатную электронную книгу




Марк Олден
Демон
Пролог

Они
ОНИ — демон или злой дух по-японски. В буддистских легендах он предстает в виде чудовища с рогами, огромной пастью и клыками, обладает огромной физической силой. Это слово обозначает также что-либо скрытое или невидимое, что вредит людям или убивает их.
Глава 1
Франция
Август
Виктор Полтава выполз из своего укрытия перед рассветом. Шесть часов тьмы до предела обострили его ночное видение, столь нужное для этой миссии. Он хорошо работал в темноте.
Полтава находился сейчас на коневодческой ферме в зеленой долине к югу от морского курорта Довиль. Обученный подолгу лежать без движения, он скрывался под досками пола на сеновале конюшни — глаза под опущенным капюшоном, во рту тряпка, чтобы не выдал случайный звук во время сна. Питался он тем, что лежало в карманах: рисовые лепешки, сушеный чернослив и самые нежные части сосны. Жажду утолял, жуя семена кунжута.
Прошлым вечером до него доносились голоса конюхов снизу, они обихаживали кобылиц и жеребцов, переговариваясь на французском. Этот язык напоминал Полтаве Россию, где его и других иностранцев учили террористической тактике в ГРУ, советской военной разведке. Ближайшим другом у него тогда был франкоязычный африканец из Заира, парень с прекрасными связями на московском черном рынке и пристрастием к русским девочкам-подросткам.
Виктор Полтава приобрел также некоторые навыки в тренировочных лагерях на Кубе, в Северном Йемене, Ливане и Ливии. Но самому важному он научился в Азии, почерпнул в бессмертных мыслях Сунь Цзы, китайского военного стратега, который жил 2500 лет назад. Писания Сунь Цзы сделали его неистовым в достижении цели, умелым в применении насилия и обмана.
Полтава всегда хладнокровно встречал опасность, но приезд во Францию сейчас был связан с повышенным риском. Он знал, что в Интерполе выписан ордер на его арест. А семья Молсхейм назначила вознаграждение в два миллиона франков за его поимку.
Восемь месяцев назад он убил графа Молсхейма в садах Тюильри, потом разделался и с информатором, который пытался выдать его парижской полиции. Этот информатор, член Организации освобождения Палестины и бывший товарищ, хотел получить вознаграждение и еще некоторые льготы для сидящего в тюрьме любовника. Ну что ж, раз у предательства палестинца было две причины, Полтава решил убить его дважды.
Он прибил каффие, арабский головной убор, гвоздями к черепу информатора, гвозди специально взял короткие, чтобы тот мучился подольше. Затем сцепил палестинцу руки наручниками за спиной, привязал один конец проволоки к наручникам, а другой — к его яичкам. Извиваясь от боли, информатор натягивал проволоку. За несколько минут он яички себе отрезал.
* * *
В справке по Довилю, которую заблаговременно предоставили Полтаве, говорилось, что это нечто вроде северного Сен-Тропеза, самый элегантный курорт подобного рода в северной Европе, место игр для богатых и знаменитых со всего континента. Из своих замков и пентхаусов съезжались они сюда на сезон лошадиных бегов, привлекавший также лучших жокеев и тренеров со всего света. Устраивались в Довиле и распродажи годовалых жеребят, роскошные приемы, матчи поло, азартные игры в казино. Место совсем не во вкусе Полтавы.
Он осмотрел по приезде белое казино с длинными балюстрадами и гавань, где стояли десятки яхт — ему вспомнились времена, когда эти проявления «буржуйства» вызвали бы у него ярость. Такие реакции были у него в марксистский период. Теперь же никаких социальных чувств Полтава не испытывал. Хватит с него слепого послушания чужой политике. Он уже не живет в круге, который очертили для него другие.
Скрывая лицо за дымчатым визором мотоциклетного шлема, он улыбался довильским отелям, теннисным кортам и прогулочной дорожке в милю длиной, не чувствуя ни отвращения, ни восхищения, чувствуя только безразличие. Потом он завел ударом ноги свой мотоцикл и выехал из города по каменному мосту, построенному викингами грабителями тысячу лет назад — направляясь к коневодческой ферме, он еще раз напомнил себе, что, за исключением Сунь Цзы, вся философия — чушь.
Он приехал во Францию, чтобы похитить японку, сбежавшую от мужа. Следовало наказать и ее, и мужчину, который ей помог. Наказать так, чтобы запомнилось. Звали ее Ханако, она была молодая и красивая. Шесть месяцев назад Ханако убежала с Тайваня, где сопровождала мужа в деловой поездке, и сейчас считала, что она в безопасности. Глупая женщина.
Для особых ситуаций существует особая тактика, писал Сунь Цзы. Когда это возможно, побеждай, навязывая врагу свою волю или ломая его дух. Не обязательно убивать. Напади на ум врага. Лиши его воли к сопротивлению.
Лишить Ханако воли к сопротивлению.
Она находилась в шестидесяти ярдах от конюшен, в поместном доме четырнадцатого века, окруженном высокими живыми изгородями и расположенном меж двух искусственных озер. Дом, однако же, охранялся периметровыми сигнализаторами — на дверях и окнах первого этажа. Кроме того, охрану несли два человека с автоматами «Узи» и доберманами. Еще два человека и один доберман патрулировали у конюшни, где прятался Полтава.
Конечно, он мог выбрать и пустую конюшню, их было две. Но та, что с лошадьми, стояла ближе всего к дому. И генератору.
Коневодческая ферма принадлежала Сержу Кутэну, богатому французу сорока четырех лет, он владел самой большой в стране сетью магазинов, продававших компьютеры, а также контрольным пакетом акций в компании, которая строила торговые центры американского типа в Азии. Охрану он поставил для того, чтобы уберечь коллекцию древних гобеленов — и первоклассного, бесценного жеребенка с безукоризненной родословной.
Ханако была сейчас любовницей Кутэна. Вчера они вдвоем покинули его дом в Париже и приехали в Довиль, собираясь присутствовать завтра вечером на обеде в роскошном отеле «Нормандец» — чествовали американского жокея, одного из тех, кто собирался на бега. Этот жокей выступал во Франции уже давно, одержал сотню побед, и Кутэн рассчитывал использовать его в рекламе своих магазинов.
Пользуясь дневной суетою, Полтава сумел проникнуть в конюшню никем не замеченным. А вот ночью такого прикрытия нет, да и охрана будет внимательнее. Самой большой опасностью был теплый ветер с Атлантического океана, он мог донести его запах доберманам. Внутри конюшни все забивали запахи лошадей.
Виктору Полтаве было тридцать лет — широкоплечий мужчина с бочкообразной грудью, крашеными черными волосами, зачесанными вперед, чтобы скрыть шрамы от пластических операций на висках и лбу. Он родился у русского отца и японской матери и от природы был по-животному свиреп, свирепость свою он даже не пытался изжить. Вместо того он лишь ею и руководствовался в своих отношениях с миром. Полтава прекрасно владел оружием, взрывчаткой и приемами боя без оружия. Но только стратегия Сунь Цзы, стратегия маневра, движения, битвы и шпионажа сделали его наемным убийцей мирового класса.
Похищение японки являлось первым этапом миссии, которая должна была повести его в Англию, Америку, затем обратно в Азию. За эту миссию, очень сложную и рискованную, он потребовал и получил вперед пять миллионов долларов.
Полтава давно уяснил, что сегодняшний друг — это завтрашний враг, поэтому никому не доверял. Он всегда работал один.
* * *
Полтава был совершенно невидим в темноте сеновала. Он сливался с ночью, ибо одежда на нем была красновато-черная: куртка, брюки и капюшон с прорезями для глаз. Черные мягкие туфли, подбитые войлоком, позволяли ему двигаться бесшумно. Необходимые припасы он носил в черной чресплечной сумке и в карманах брюк и куртки.
Сидя на корточках рядом со своим убежищем, он достал из сумки черные кожаные перчатки и надел.
Потом прислушался.
Слушал он ушами и умом.
В ячменном поле за домом ухала сова, ветер шелестел дубами у подъездной дорожки, охранник мочился у двери в конюшне и насвистывал что-то. У второго охранника потрескивало радио, он приостановился у однокомнатного каменного коттеджа, расположенного позади конюшни. В коттедже хранились все записи о лошадях, он служил также конторой. От него было всего пятнадцать футов до генератора, снабжавшего ферму электричеством.
Под сеновалом огромная лошадь, першерон, прислонилась к стене стойла, затрещали доски. Крыса испуганно метнулась от ясель с зерном. А в стойле напротив Полтавы новорожденный жеребенок пытался встать на слабые ножки.
Пусть твоя тактика будет как вода, писал Сунь Цзы, ибо если вода стремится с возвышенных мест вниз, то и боец должен избегать силы противника и наносить удары в слабое место. Тот боец непобедим, кто строит свою тактику с учетом особенностей врага.
Полтава подошел к краю сеновала, спустился по деревянной лестнице. Ночное зрение было у него чрезвычайное: в полной темноте конюшни он мог бы прочитать мелкий шрифт.
Бесшумно ступая по пахнущему навозом полу, он подошел к стойлу с жеребенком и его матерью, ощупал петли на дверце стойла. Затем вытащил из сумки маленькую плоскую баночку, поднес ее к петлям и сжал. Когда петли были хорошо смазаны, он убрал баночку в сумку и открыл дверь. Петли не скрипели.
Кобыла спала, лежа на правом боку, задом к Полтаве. А жеребенок сидел рядом с матерью и смотрел на него. Убийца вошел в стойло и сразу присел на пятках в мягкой соломе, замер, прислушиваясь, дышал он неглубоко и бесшумно. Смотрел в глаза жеребенку. Жалкое существо, подумал Полтава. Больше похож на высокую худую собаку с белыми щиколотками и белой полосой на лбу. Доверчивый. Тянет голову на длинной шее поближе к убийце.
Полтава оставался неподвижен. Нет смысла беспокоить мать. Пока не нужно.
Кобыла дышала тяжело и неровно. Беременность у нее протекала с осложнениями, роды тоже. Жаль.
Полтава очень медленно достал из кармана куртки кусок сахара. Протянул его жеребенку.
Тот потянул носом, потом раздвинул губы и аккуратно взял сахар.
Полтава протянул второй кусок. Теперь жеребенок и обнюхивать не стал. Сразу потянулся за куском и даже позволил Полтаве погладить себя по носу. С третьим куском Полтава приблизился к нему вплотную.
Убийца чуть приподнялся и мягко обнял новорожденного жеребенка обеими руками за шею, чувствуя его теплоту, тонкие косточки, чувствуя, как жеребенок доверяет ему и расслабляется. Сила у Полтавы была ужасающая. Он сделал вдох, расправляя свою огромную грудь, и одним движением сломал жеребенку шею.
Кобыла подняла голову и огляделась.
Схватив мертвого жеребенка за лодыжку, Полтава вытащил его из стойла и запер дверь. Потом, с жеребенком уже на руках, пошел к выходу из конюшни. Позади него кобыла поднялась на ноги и бросилась вперед — головой на дверь стойла.
Полтава, сняв уздечку с дверного крючка, плотно обмотал ее вокруг шеи жеребенка и повесил животное на этот же крючок. Затем пробежал вдоль конюшни до соединительной двери в офис. Она никогда не запиралась. И петли его сейчас уже не беспокоили. Кобыла вела себя так, как и должна была себя вести. Она била копытами в дверцу стойла, шум получался жуткий.
Полтава вошел в темный коттедж, закрыл за собой дверь, потом опустился животом на голый деревянный пол и заполз за стол — только тогда он огляделся по сторонам.
Комната была маленькая, с низким потолком, освещалась лишь полоской лунного света из единственного окна. Обстановка весьма скудная: два стола, деревянные складные кресла, картотечные шкафчики и обшарпанный холодильник. На стенах черно-белые фотографии беговых лошадей с их владельцами, жокеями, тренерами. Полтава с интересом вдохнул запах бензина, на котором работал генератор в соседнем помещении.
Он потянул за пряжку ремня, она поддалась и у него в руке оказался нож с трехдюймовым лезвием из высокоуглеродистой нержавеющей стали. Поднявшись с пола, он потянулся через стол и перерезал телефонные провода наружу и к главному зданию. Подполз ко второму столу, обрезал провода там, лег на пол и подкатился к стенному шкафу.
Он замер, услышал второго охранника, рядом с окном, тот поправлял поводок добермана. Полтава не мог ждать, когда охранник отойдет; он смазал петли на двери шкафа, вполз туда и закрыл дверь. Внутри он отодвинул в сторону одежду — комбинезоны, плащ, рабочие рубашки — и потянулся к щиту с пробками. Открыл, вытащил четыре пробки, прерывая энергоснабжение конюшен и коттеджа, и положил в карман плаща.
Через несколько секунд он уже стоял снаружи шкафа, прислонившись к его двери, нож прикрепив к ремню.
Он прислушивался.
Дверца стойла треснула под копытами кобылы, она заржала пронзительно, потом дверца распахнулась и в следующее мгновение громко закричал мужчина. Улыбаясь, Полтава подумал: визжит как баба. Услышав этот крик, второй охранник побежал со своего поста к входу в конюшню. От волнения доберман, а они нервные собаки, истерично залаял. Но лай сразу прекратился и Полтава понял, что второй охранник взял собаку с собой.
Полтава подошел к окну, пригнулся и стал всматриваться в главный дом — их разделяла хорошо ухоженная лужайка. Если пересечь лужайку, он окажется у самого дома, но это означало бы передвигаться по открытому месту при луне. Нет, лучше по усаженной дубами подъездной дорожке и затем пробежать вдоль передней лужайки.
Он перевел взгляд на строение с генератором — сначала нужно вывести из строя генератор и только после этого заниматься домом. Без электричества от охранной сигнализации никакого толку.
Судя по звукам, оба охранника были сейчас у входа в конюшню. Полтава видел слабые отблески их фонарей в щели соединительной двери. Значит, охранники попробовали выключатели и поняли, что искать проникшего туда человека придется в темноте. И — с большой осторожностью.
Полтава не мог разобрать ни слова из того, что они говорили, но понимал, что охранники злятся. Злятся, потому что вынуждены работать в темноте, что кто-то пробрался мимо них и сделал это.
Конечно, больше всего их разозлил мертвый жеребенок, на что Полтава и рассчитывал. А во гневе человек плохо рассуждает — что и подтвердилось, когда Полтава увидел домашних доберманов, появившихся из-за живой изгороди, они как тени неслись к конюшне. Сразу же за ними следовали и оба охранника из дома. Их вызвали по радио те охранники, что охраняли конюшню.
У одного человека помутился рассудок при виде убитого жеребенка — и главный дом остался без охраны.
Лая и брызжа слюной, доберманы добежали до коттеджа, потом скрылись из вида на пути к конюшне. Через несколько секунд появился первый охранник, бородатый и лысый, с автоматом наизготовку, он бежал за собаками. Его партнер, невысокий смуглокожий алжирец, показался не сразу. Он бежал на пятках, рот открыт, палец на спусковом крючке автомата. Когда он миновал коттедж, Полтава начал действовать. Досчитав до пяти, он вышел, закрыл за собой дверь и побежал к строению с генератором.
Строеньице было величиной с детский игрушечный домик, сделано из сосны, единственное оконце заляпано грязью. В продолговатом жестяном ящичке под окном была свежезасеянная земля; Полтава шарил пальцами в перчатке, пока не нашел ключ. Он открыл им тяжелый навесной замок на двери, сунул ключ в карман и вошел, закрыв за собой дверь.
Он оказался в сырой тьме, насыщенной запахами бензина и масла. Генератор стоял на бетонном полу, испещренном масляными пятнами. На деревянной скамье у дальней стены лежали молотки, отвертки и номер «Плейбоя» на французском. Вибрация от генератора исходила сильная, у Полтавы заболели зубы.
Он подошел к генератору, такая модель была ему знакома. Испортить его нетрудно.
Полтава вытащил из чресплечной сумки толстый стеклянный пузырек. Осторожно открутил крышечку и полил кислотой на ключевые места. От генератора сразу пошел дым, Полтава отшатнулся. Начали отваливаться тускло светящиеся куски катушки. А кольца просто исчезли, они были из тонких металлических полосок.
Не спуская глаз с генератора, Полтава медленно пятился к двери. Когда генератор вдруг остановился, он выскочил наружу и бросил пузырек высоко в воздух, в сторону дубов. Затем навесил замок на дверь и побежал к деревьям — колени поднимаются высоко, руки ритмично работают.

Олден Марк - Демон => читать книгу далее


Надеемся, что книга Демон автора Олден Марк вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Демон своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Олден Марк - Демон.
Ключевые слова страницы: Демон; Олден Марк, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/gracia-ceramica/garden-rose-10186840-collection/      Интернет-магазин Plitka-Oboi 

 отделочные материалы в магазине Всанузел