Левое меню

Правое меню

  низкие цены, товар бомба      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/na-vspenennoj-osnove/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вокруг него столпились любопытствующие и оживленно щебечущие обитатели скал. Среди них был и вождь. Встретив взгляд человека, он торжественно поклонился. Капрал, еще не поднявшись с колен, ухитрился ответить тем же. Чуть ниже стояла Буккари. Лицо ее посерело, в глазах блестели слезы. Она смотрела на Макартура так, будто он вернулся из преисподней.
— Капрал, более дурацкого трюка я не видывала! — закричала Буккари. — Почему вы не перебросили нам веревку?
— Я думал, что получится быстрее, — начал он, чувствуя себя так, как не чувствовал много-много лет с тех пор, когда был еще ребенком. Он замолчал и опустил голову, пытаясь придумать более рациональное объяснение, но не смог. Лейтенант права. Он поступил опрометчиво. Макартур снова взглянул на нее, удивляясь силе ее эмоций. Она не просто отчитывала его, она перепугалась.
— Вы правы, лейтенант, — сказал он. — Наверное, у меня не было никакого плана, пока я не полез туда. А потом оказалось… — Буккари отвернулась, плечи ее вздрагивали.
— Извините, лейтенант, — отважился Макартур. — Мне надо посмотреть на Честена. Наверное, я поставил его в неприятное положение, — он проскочил мимо нее к площадке и увидел обоих товарищей — Честен нес мешок, третья фигурка — едва заметное пятнышко — ползла следом.
При виде Честена Макартур ощутил, как сердце окатила теплая волна. Великан стал частью его существа, столь многое им пришлось перенести вместе. Он знал, что обязан Честену своей жизнью, но не мог выразить свою благодарность как следует, матрос все время только отшучивался, делая вид, что не понимает, о чем идет речь. Вот и сейчас он поднял голову, и лицо его расплылось в широкой добродушной улыбке. Макартур и сам улыбался, ощущая легкость во всем теле. В знак приветствия Честен поднял над головой серый мешок — трофей.
Только теперь капрал понял, что случилось. Его страх за судьбу друга и радость от того, что он жив и здоров, открыли ему глаза и на другое: с Буккари произошло то же самое! Это открытие согрело его, но и смутило. Он посмотрел вверх, на тропу — лейтенант стояла, сложив руки на груди. Макартур помахал рукой — она ответила.
Он вновь обернулся к Честену, тот бодро карабкался, придерживая сползающий с плеча мешок.
— Хо, Мак! — закричал матрос. — Ты знаешь, что здесь? Ни за что не догадаешься. Соль!
— Соль? — переспросил Макартур, хватая Честена за рукав и помогая ему подняться. — Так эти парни рискуют жизнью из-за соли? — но уже говоря это, он понял, что ведь соль требуется и им самим. Да еще как!
— Я слышал, как ты орал, — с гордостью произнес Честен. — Только взглянул вверх, и тут этот мышонок скользит со скалы, вцепился когтями в мешок, крыльями машет — упрямый… ну прямо как ты, Мак. Но все же не удержал. Мешок так и свалился прямо мне в руки, а тут еще и этот герой летит, щебечет… Я чуть с тропы не свалился.
— Ты же подвиг совершил, Джокко, — Макартур легко толкнул его в грудь. Честена прямо распирало от гордости.
— Хотелось бы мне услышать его версию, — он кивнул в сторону существа. — Черт возьми, падал как последний сукин сын.
На площадку опустились вождь и его постоянный спутник. Совершенно не выказывая страха, приблизились к людям. Вождь свистнул, обращаясь к своим сородичам, затем повернулся к Честену и низко поклонился, остальные существа тоже подошли к матросу, низко кланяясь.
— Поклонись, Джокко, — прошептал Макартур. — Сегодня, дорогой мой, ты герой.
— Перестань, Мак, — улыбаясь, отмахнулся великан и неуклюже поклонился. Затем протянул мешок с солью. Вождь снова поклонился. Окончательно смутившись, Честен вернул поклон. Макартур зажал ладонью рот, чтобы не рассмеяться. Спутник вождя принял мешок. Церемония повторилась.
— О'кей, — Макартур захохотал. — И еще разок. Для истории, — Честен погрозил ему кулаком.
* * *
Черный бархат небес усыпали россыпи звезд первой величины. В последних отблесках заката еще виднелась цепочка носильщиков, почти неподвижная на фоне плато. Обитатели скал ушли далеко вперед от измученных землян. «Тоже спешат домой», — подумал Макартур. Их небольшой отряд все еще тащился вверх под пронизывающим ветром, поднявшимся к вечеру. Температура заметно понизилась, мороз кусал щеки, уши. На востоке уже поднялась луна — самое яркое из сияющих ночных украшений. Ее призрачный свет заливал заснеженный ландшафт, усиливая ощущение отчужденности и холода. Снег приглушил грохот водопада, но он все же доносился сюда неумолчным рокотом. Макартур опасался, что из-за снега они могут потерять тропу. Он по-прежнему шел впереди, задавая скорость всей группе.
— Твои планы, Мак? — проговорила Буккари.
— Еще не определился, лейтенант, — выдохнул он, и слова его, превратившись в пепельно-синие клубы пара, унеслись вместе с ветром. — Может быть… Сможем найти то место, где они перевалили через гребень. А может, они пригласят нас на ужин.
— Ну, капрал… вы… мечтатель, — прохрипела она.
— Мечты… это все, что у нас есть, — согласился он.
— Опять философия! — она остановилась, чтобы отдышаться.
— Вы заметили, — пробормотал он, — как только холодает, так меня тянет пофилософствовать.
Обитатели скал подошли уже к теснине. Макартур даже удивился тому, как близко они от края плато. Им ведь нужно пересечь реку.
Но как раз этого крылатые существа и не сделали. Когда капрал приблизился к перекату, полузанесенные следы резко уходили вниз. Их цепочка продолжалась еще шагов двадцать, а затем поворачивала влево, пересекая утес. Макартур рискнул. Колени его тряслись от слабости и от страха высоты, ветер цеплялся за одежду, рюкзак оттягивал плечи.
Следы терялись под уступом. Он почувствовал, что дорожка под ногами стала более твердой и опустил глаза. Так и есть, то есть нет — нет снега. Сзади, затаив дыхание, двигались остальные. Он проследил тропинку. Что такое? Выходя из-под утеса, следы сбегали вниз, к реке, еще метров на пятьдесят и пропадали. Тропа уходила под землю, под реку! Сюда уже долетали брызги, становилось скользко. Он все же спустился под карниз. Над головой висели клыки сосулек, поблескивая в лунном свете.
Видимость нулевая, но капрал все же разобрал в темноте нечто, напоминающее вход в туннель. Возле огромных булыжников его поджидали старые знакомые, укрытые шкурами. Макартур остановился и поклонился. Крылатые существа ответили тем же, но не отошли в сторону. За их спинами капрал заметил другие фигуры. Его глаза постепенно привыкали к мраку.
— Ну, что теперь? — стуча зубами, проговорила подошедшая сзади Буккари.
— Вы меня догнали, — ответил он. — Может, пройдете вперед?
— Премного благодарна, — вздохнула она, спуская на землю рюкзак.
Порыв ветра швырнул им в спины острые ледяные кристаллы. Буккари прошла вперед и, сложив руки, как научили их существа, указала на землю. Потом обхватила себя за плечи и поежилась. Послание получилось весьма красноречивое, но вождь только покачал головой и указал на промерзшую землю. Буккари повернулась к Макартуру.
— Холодно, Мак, — сказала она. — Будем ставить палатки? Похоже, ничего другого не остается. Твои надежды на ужин не оправдались.
— Да, мест нет, — пробормотал Джонс, стуча зубами от холода.
— Эй, Мак! — прошептал О'Тул. — Смотри! Там что-то движется!
Макартур повернулся. Из-за поворота показалась какая-то процессия, замигали огоньки. Вождь двинулся им навстречу.
* * *
Браан быстро подошел к встречающим — восемь учеников со спиртовыми лампами в руках. Впереди шел Куудор и четверо завернувшихся в шкуры старейшин, включая самого Коопа. Старейшины! Здесь! На скалах!
— Долгой жизни тебе, о старейший, — сказал Браан.
— И тебе долгой жизни, о вождь охотников, — ответил Кооп. — Нас известили о ваших приключениях и об успехе. Вы принесли соль. Хвала тебе!
Браан низко поклонился.
— Все только и говорят, что о твоих успехах, — продолжал старейший. — Правда ли, что длинноногий спас полный мешок соли? И рисковал при этом своей жизнью? Ради одного из нас?
— Все это правда, старейший, — сказал Браан. — Длинноногие продемонстрировали свое миролюбие. Мы общались с ними.
— И ты не побоялся привести их к входу в туннель? — спросил другой старейшина, резчик по камню. Куудор закивал, как бы соглашаясь с этим опасением.
— Я ничего не мог поделать, старейший, — ответил Браан. — Они любопытны. Рано или поздно длинноногие сами узнали бы об этом.
— Твои предложения, вождь охотников? — спросил Кооп.
— Длинноногие прошли все испытания, разреши им войти на ночь. Утром мы отведем их к тем, кто более сведущ в деле общения.
— Да будет так, — ответил Кооп после некоторого раздумья. С нехарактерной для себя смелостью старейший сделал несколько шагов, вглядываясь во тьму. — Здесь холодно, но я хотел бы увидеть чужаков.
* * *
— Вон они идут, — сказал Джонс. Процессия подошла поближе. Свечи скупо освещали вход, отбрасывая колышущиеся жутковатые тени крылатых существ. Из тьмы вышел вождь и резко свистнул. Его помощник передал вождю шкуру, а сам исчез во мраке, откуда послышался шум крыльев. Макартур отступил, а вождь со шкурой в руках подошел к Буккари. Будучи на голову ниже женщины, он поклонился и передал ей серебристую накидку. Лейтенант с поклоном приняла подарок и тут же набросила на плечи. Мягкий мех прикрыл шею, нижнюю часть лица и спустился чуть ниже колен, надежно защищая от ветра.
— Вот видите, — прошептал Макартур, — стоило только пожаловаться на холод…
— Вы умрете от зависти, капрал, — бросила в ответ она.
— Эй, смотрите, эти ребята повыше, — сказал Джонс.
— Так они другие! — вырвалось у Буккари. Подошедшие существа, действительно, оказались повыше, чем она сама. — Помните, на рисунке было две фигуры. И это не женщины.
Процессия остановилась, не доходя несколько шагов. Один из высоких, довольно древний па вид, тихонько свистнул, и те, что несли лампы, боязливо приблизились. Вождь бесстрашно прошел между людьми и, схватив Честена за руку, вытащил вперед. При виде великана стража попятилась. Честен выглядел тоже слегка оробевшим и не поднимал головы.
— Они съедят тебя первым, Джокко, — шепнул О'Тул. Буккари толкнула его локтем.
Вождь отпустил руку Честена и что-то прощебетал, обращаясь, по-видимому, к членам делегации. Потом указал двумя руками сначала на Макартура, затем на Буккари. Старик тоже просвистел, причем довольно затейливо, и поклонился Буккари. Она ответила тем же. Церемония завершилась, процессия торжественно обошла людей и неторопливо удалилась.
— Ну, — сказала Буккари, — полагаю, мы имели честь быть представлены. Что дальше?
Вождь знаком показал, что они могут взять рюкзаки и следовать за ним.
* * *
Длинноногие оказались поздними пташками, и обитателям скал пришлось долго ждать, пока те появятся в зале. Большинство собравшихся никогда не видели чужаков, и теперь изумленно взирали, как те входят, наклонившись, чтобы не удариться о неровный потолок. Их уродливые круглые лица загорели от долгого пребывания на солнце и обветрились. Запах, распространяемый длинноногими, был просто ужасен.
Все обитатели скал, включая старейшин, поднялись со своих мест. Повисла неловкая тишина. Наконец, по знаку старейшины Коопа все сели. Сам Кооп остался стоять.
— Браан, вождь охотников, твое слово! — просвистел он.
Браан вышел вперед и коротко рассказал о том, что они узнали о чужаках. Старейшины стали задавать вопросы. Длинноногие сидели, посматривая по сторонам.
— Наши возможности ограничены, — подвел итог вождь, — если мы не найдем способ общения.
Он повернулся к садовникам, рыбакам, каменотесам и мастерам пара.
Рыбак Боол получил задание интерпретировать рисунки. Он, в свою очередь, перепоручил это мастеру пара Тоону, славящемуся ученостью. Рисунки были просты, и Тоон составил схему перевода и добавил несколько пиктограмм, которые, по его мнению, могли бы помочь в расширении базы общения.
— Мастер Боол, — обратился к старейшине Кооп. — Каково твое мнение?
— С твоего разрешения, — ответил Боол — мастер Тоон проанализировал пиктограммы и расширил их число. Я предлагаю, чтобы он непосредственно работал с нашими гостями.
Кооп одобрительно кивнул, и мастер пара Тоон, прижав к груди свои манускрипты, неуверенно направился к зловонным гигантам.
* * *
Буккари с увлечением следила за происходящим, пытаясь определить, что здесь творится.
— Посмотрите. Да не туда, на шеи этих высоких, — прошептал Джонс. — Алмазы! Рубины! А вон то, наверное, изумруды! — он уже протянул было руку, Макартур успел перехватить ее.
— Следите за своими манерами, боцман! — зашипела Буккари. Однако слова Джонса пробудили в ней вполне понятный интерес, и она принялась рассматривать ожерелья. Драгоценные камни тускло сияли в неярком свете, но их величина и огранка говорили сами за себя.
— Да, боцман, — вытягивая шею, пробормотала она. — Вы правы!
Обитателей скал, казалось, ничуть не раздражало то, с каким любопытством их разглядывают. Но тут к Буккари подошел один из высоких, и она приняла более достойную позу. Лицо подошедшего отличалось от виденных ею прежде, оно было более широкое и плоское. В руках существо держало большие переплетенные таблички.
— Ух, ну и страшен, — прошептал О'Тул. — Похож на ящерицу. А что он несет?
Приглядевшись, Буккари узнала те самые записные книжки, которые она и Хадсон использовали для пиктографического письма. Существо остановилось у низенького столика в центре зала и положило книги.
— Всем сидеть смирно, — приказала Буккари. Сама же она поднялась, подошла к столу и села, жестом пригласив существо сделать то же. Потом пододвинула к себе книгу и внимательно рассмотрела ее.
— Фантастика! — воскликнула она, не оборачиваясь. — Он взял наши пиктограммы и разработал систему наподобие стенографической.
Дверь к общению приоткрылась. Буккари улыбнулась своему собеседнику. Указав двумя руками на манускрипт, она изобразила свою радость по поводу увиденного. Для этого ей пришлось хлопнуть в ладоши и просвистеть нехитрую мелодию. Существо явно поняло: оно неуклюже похлопало в ответ своими четырехпалыми ладонями. Через несколько мгновений уже весь зал хлопал в ладоши и чирикал.
Шум стих, когда Буккари бесцеремонно протянула руку через стол и взяла пишущий прибор, представлявший из себя заостренную палочку и чернильный тампон, аккуратно втиснутый в зажим. Завладев стилом, она принялась листать манускрипт, задерживаясь только, чтобы перерисовать символы на кусочек сурового полотна. И пока лейтенант писала, ее сосед пищал и щебетал.
* * *
Хмурые облака окрасили спокойный зимний пейзаж в приглушенные тона. Темно-зеленые иголки резко контрастировали с белоснежным покровом. Плотно утоптанные дорожки петляли по всему лагерю, соединяя жилища, сторожевые посты, дровяной склад, ледник с мясом и уборные. Хадсон долго смотрел в небо, где ветер гнал серые рваные тучи, цепляющиеся за вершины укрытых снегом гор. Небольшой каньон, чуть повыше лагеря, отдавал глухим эхом, как будто ведя счет ударам топора Татума. Сам матрос ловко орудовал в качестве лесоруба — щепки разлетались на несколько метров. Поваленным деревом занимался Беппо Шмидт, обрубая сучья и ветки маленьким топориком. Нашлось дело и для Фенстермахера: с помощью тяжелого молота и чекана он колол самые крупные чурбаны.
— Еще один буран, — вздохнул Хадсон, снимая парку с ветки. Он уже вспотел и теперь боялся простудиться. Колючий холодок пробрался под свитер и неприятно пробежал по спине. — И не слабее прошлого, насколько я могу судить.
— Где… же… черт… возь… ми… они? — слова вылетали из Татума в промежутке между ударами топора.
И как бы отвечая ему, Мендоса, несший вахту на посту над пещерой, закричал:
— Патруль! Я их вижу! Возвращаются! Хадсон, мгновенно потерявший интерес к надвигающемуся бурану и даже — временно — к своему здоровью, по-капитански устремил взгляд в белое безбрежие плато. Крутом лежал снег. Лишь озеро с его тремя островками, хотя и напрочь замерзшее, кроме отдельных участков, отмечающих местонахождение горячих ключей, немного разнообразило пейзаж. Она возвращается. Наконец-то поисковая группа возвращается. Сквозь поредевшую полоску деревьев он заметил несколько темных фигур, едва оторвавшихся от близкой линии горизонта, образуемой краем плато.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
 в магазине плитки и обоев - PlitkaOboi.ru 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/kerama-marazzi/malabar-132378-collection/ 

 стульчак на унитаз